Общество

Судья Давид Минц. Photo by FLASH90

Измена приведет к потере имущества в случае развода

Приговор БАГАЦа полностью перечеркнул всё, что происходило на протяжении 25 лет в области семейного права, в системе взаимоотношений гражданской и религиозной судебных систем. Революция Аелет Шакед увенчалась успехом, и наше общество движется назад, в мир, в котором жене за супружескую измену полагаются экономические санкции. Хорошо, что хоть на костре не сожгли...

В начале недели Высший суд справедливости (БАГАЦ) подтвердил приговор, вынесенный Большим раввинским судом, по которому жена, изменившая своему мужу, не может претендовать на половину дома, в котором она проживает. Таким образом, судьи БАГАЦа фактически отменили приговор, вынесенный 25 лет назад, согласно которому раввинский суд, рассматривающий имущественный конфликт между разводящимися супругами, обязан руководствоваться исключительно нормами гражданского, а не религиозного права. По гражданскому же праву, факт супружеской измены не играет никакой роли при решении конфликтов имущественного характера. Судьи Давид Минц и Алекс Штейн постановили, что раввинский суд вправе брать в расчёт факт супружеской измены, и выносимые им приговоры не подлежат апелляции в БАГАЦе.

В основе решения суда лежит история супругов, вступивших в брак 20 лет назад, и имеющих троих детей.  В 2013 году супруг начал дело о разводе в раввинском суде. В своем заявлении он, среди прочего, утверждает, что жена изменяет ему на протяжении нескольких месяцев. Жена согласилась на развод, но между супругами разгорелся конфликт по вопросу раздела имущества, в частности – дома, в котором они проживают. Муж не соглашался на раздел дома, так как, он зарегистрирован на его имя и построен на земельном участке, который он получил в наследство ещё до вступления в брак.

Согласно действующему закону о финансовых взаимоотношениях от 1974 года, в случае развода, каждый из супругов имеет право на половину всего совместного имущества, за исключением имущества, находившегося во владении одного из супругов до заключения в брак, и оставшегося записанным на его имя, то есть, не считающегося совместно нажитым.

При этом, БАГАЦ расширил действие закона и постановил, что в случаях, когда речь идёт о первом браке, продолжавшемся длительный срок, дом, в котором супруги проживали вместе на момент развода, делится пополам, даже, если он не зарегистрирован только на одного из них. В 2016 году Окружной раввинский суд Хайфы вынес приговор в духе такого толкования и присудил разводящейся женщине половину дома, зарегистрированного на имя её мужа. Однако муж не согласился с приговором и подал апелляцию в Большой раввинский суд, который большинством голосов отменил приговор окружной инстанции и постановил, что жене не полагается никакая часть дома или участка земли, на которой он построен. В ответе на апелляцию говорилось, что Окружной раввинский суд руководствовался несущественными соображениями при определении факта «совместного владения» и подчёркивалось, что, «в результате развода женщина оказалась в лучшем экономическом положении, чем её бывший муж».

В ответ на приговор Большого раввинского суда, женщина подала апелляцию в БАГАЦ. В апелляции говорилось, что раввинский суд вправе решать вопросы, относящиеся только к гражданскому состоянию (регистрация браков и разводов), тогда как имущественные конфликты должны решаться по государственному закону, который не считает сексуальное поведение фактором, влияющим на раздел имущества при разводе. «Сторона, виновная в прекращении супружеских отношений, не должна подвергаться  экономическим санкциям при разделе имущества во время развода», — говорилось в апелляции.

Несмотря на приведённые выше аргументы, судья Штейн постановил, что раввинский суд «был вправе учитывать факт супружеской измены». Такого же мнения придерживается судья Минц. Оставшийся в меньшинстве судья Амит написал в своём решении, что пересмотр приговора раввинского суда был оправдан, и предостерёг от отрицательных последствий его подтверждения БАГАЦем.

Проф. Рут Гальперин-Кадари, специалист по семейному праву и глава Центра «Ракман» по продвижению статуса женщины при университете «Бар-Илан», сравнила приговор БАГАЦа с землетрясением.  По её словам, судьи Штейн и Минц, хоть и пытаются замаскировать далеко идущие последствия своего решения чисто юридическими аргументами, но на самом деле – пускают пыль в глаза. «Приговор БАГАЦа полностью перечеркнул всё, что происходило на протяжении 25 лет в области семейного права, в системе взаимоотношений гражданской и религиозной судебных систем, – уверена проф. Гальперин-Кедари. – Я категорически не согласна с их решением, потому что спорный дом был построен совместными усилиями и на общие деньги. Приговор БАГАЦа придаст полную легитимность привнесению религиозно-традиционных подходов в гражданское и имущественное право и ударит по многим женщинам, которые захотят разводиться».

В редакционной статье на эту тему газета «Гаарец» пишет, что вынесенный БАГАЦем приговор означает отступление в старый и примитивный мир, в котором за супружескую измену полагаются экономические санкции. Суд, хотя и не постановил сжечь женщину на костре, но он, безусловно, способствует имущественной дискриминации женщин.

Вдобавок к вышесказанному, БАГАЦ поступил вразрез с множеством своих предыдущих приговоров, целью которых было последовательное ограничение полномочий раввинских судов. Израильское гражданское законодательство достигло больших успехов в этом направлении и заслуживает за это одобрения. Государственные суды давно постановили, что имущественные споры между разводящимися супругами должны решаться исключительно по гражданскому праву – по той причине, что они не имеют непосредственного отношения к бракам и разводам, которые регистрируют раввинские суды.

Этим подходом должна руководствоваться вся судебная система – и гражданская, и религиозная. Но для даянов, заседающих в религиозных судах, предписания Торы заведомо главнее и важнее, чем законы государства. Поэтому, приговор БАГАЦа о лишении разводящейся женщины части имущества на деле открывает широкие возможности для проникновения религиозного законодательства в решение финансовых вопросов. Это неправильный приговор, который будет иметь опасные последствия.

С совершенной очевидностью можно предположить, что приговор БАГАЦа приведёт к росту в израильском обществе патриархального отношения к женщине, к таким понятиям, как «супружеские обязанности» и «абсолютная верность», подкрепляемым отныне угрозой экономических санкций. Это плохая новость для той части израильского общества, которая стремится к установлению гендерного равенства.

Более того, этот приговор неизбежно приведёт к расцвету индустрии слежки супругов друг за другом и попранию сферы личного пространства и интимной жизни. Люди теперь будут тратить большие деньги и искать доказательства супружеской измены, чтобы добиться, в случае развода, более выгодных условий.

Приговор БАГАЦа принят двумя голосами против одного голоса. Алекс Штейн и Давид Минц против Ицхака Амита, уверенного, что израильское общество совершило шаг назад.  Оба они – Штейн и Минц – являются действующими лицами «консервативной революции», которую продвигает министр юстиции Аелет Шакед. Она считает, что в приговорах, выносимых высшими судебными инстанциями,  не хватает «юридического плюрализма». Если целью Шакед было возвращение израильского права на десятки лет назад, приходится признать, что она действует в правильном направлении.

 

От редакции: одна из причин того, что данное решение БАГАЦа ударит именно по женщинам — это что в случае с изменой мужа, по еврейскому закону, дело обстоит иначе, чем в случае с изменой жены. Это связано с тем, что в соответствии с указом Торы, замужней женщине, изменившей мужу, полагается смертная казнь (Ваикра 20-10), но Тора не обозначает никакого наказания мужчине, изменившему своей жене. То же касается ребенка, родившегося от отношений «на стороне»: если родила жена от другого мужчины, то ребенок «мамзер», но если родился ребенок у мужчины от его любовницы, он не будет «мамзером» и его статус не пострадает. Прибавим к этому невозможность для женщины выйти замуж, если она не получила развод, тогда как для мужчины возможно жениться снова при определенных условиях. Все это не значит, что мужчине можно изменять (есть соответствующий запрет Галахи), и если у мужчины было несколько любовниц, это считается причиной заставить его дать жене развод. Насколько известно редакции, изменяют супругам (иногда) и мужчины, и женщины, но в случае принятия религиозных норм для раздела имущества «в соответствии с моральным обликом супругов», женщины пострадают гораздо больше, чем мужчины, так как их измена, по религиозному закону, считается гораздо более ужасным преступлением.

Оригинал на сайте Гаарец

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x