Общество

Photo by Matanya Tausig / Flash90

Религия - личное или общественное

Слово "религизация" - "адата" - означает процесс усиления роли религии в обществе (в отличие от секуляризации). Если исходить из этого определения, то противостояние происходит между религиозными и секулярными гражданами государства. С моей точки зрения, подобный подход слишком упрощенный. Вместо него я предлагаю по-другому взглянуть на происходящее. Утверждение, по которому "религиозность" и "секулярность" являются противоположными категориями - неверно. На самом деле, имеет место борьба между "католическим" иудаизмом, пытающимся захватить общественное и частное пространство человека, и "протестантским" иудаизмом, считающим религию личным делом каждого.

Гром боевых барабанов, зовущих в бой с «религиозным засильем», звучит в наших краях уже давно. В отсутствии исторического видения и систематического эмпирического изучения этого вопроса, я с подозрением отношусь ко всем тем, кто утверждают, будто знают наверняка, происходит ли в Израиле усиление роли религии или это только паника отдельных слоёв общества. Но нет сомнения в том, что данная тема занимает в общественной дискуссии заметное место.

Слово «религизация» означает процесс усиления роли религии в обществе (в отличие от секуляризации). Если исходить из этого определения, то противостояние происходит между религиозными и секулярными гражданами государства. С моей точки зрения, подобный подход, выразившийся, например, в телепередаче «Гав ле-ума» и в публикациях организации «Светский форум» с одной стороны, и высказывания личностей вроде Нафтали Беннета с другой — слишком упрощен. Вместо него я предлагаю по-другому взглянуть на происходящее. Я сделаю это в перспективе «социологии веры», считающейся в академическом мире частью «пост-секулярной» концепции, опровергающей, среди прочего, утверждение, по которому «религиозность» и «секулярность» являются противоположными категориями.

Для подтверждения моего тезиса я предлагаю сначала обратиться к истории христианства и различиям между «протестантизмом» и «католицизмом». Оба этих слова я нарочно беру в кавычки, так как, они не описывают в полной мере глубину каждого из этих сложных религиозных течений. Мы лишь будем использовать их, как кодовые названия для двух разновидностей религиозных устремлений. Моё понимание этих терминов не отражают сути католицизма и протестантизма, но лишь их понимание, сформулированное в основном протестантскими мыслителями, такими, как Макс Вебер, Уильям Джеймс и Рудольф Отто в конце 19 и начале 20 века.

«Протестантизмом» в таком случае мы будем называть религиозную концепцию, согласно которой существует разделение между общественным и личным пространством, и религия относится только к последнему. Из всех компонентов религии эта концепция подчёркивает в первую очередь личную веру, а не ритуалы (такие, например, как поход в церковь, исполнение «заповедей» и пр.). Она относится к вере, как к личному опыту «спасения души», подрывает статус религиозных лидеров и выступает за недопущение или, по крайней мере, минимальное присутствие религиозных символов в общественном пространстве.  Согласно противоположному, «католическому» подходу, человек должен стремиться к освящению всего окружающего его мира – в равной мере и общественного, и личного пространства.  «Католицизм» подчёркивает важность религиозных ритуалов и роль религиозных авторитетов, и утверждает, что «спасение души» невозможно без посредничества церкви в отношениях между человеком и Богом.

Нет сомнения в том, что «иудаизм», сформированный Эзрой и Нехемией, мудрецами Талмуда, европейскими раввинами и современными ортодоксальными и ультраортодоксальными лидерами, ближе к «католической», нежели «протестантской» концепции. Проф. Йешаягу Лейбович, один из величайших деятелей «католического» иудаизма, высказался об этом так: «Система заповедей иудаизма – это и есть еврейская религия. Вся еврейская религия – это есть не что иное, как выполнение религиозных предписаний, без которых она не существует. Выпячивание личной веры уподобило бы иудаизм христианству (протестантизму)».

Вместе с тем, в иудаизме можно найти немало высказываний в духе «протестантизма». Намёки на их существование имеются в Устной Торе (разумеется, в отрицательном контексте) и в книгах, написанных хасидскими авторами (особенно у Бааль Шем Това и рабби Нахмана из Браслава). И, конечно, о важности личного переживания много писали деятели еврейского либерального движения, развивавшегося в Европе в эпоху модернизации.

Нерелигиозные евреи в Израиле – это, по сути, протестанты

Проф. Иегуда Шенхав в своей программной статье в журнале «Израильская социология» (2018) утверждает, и я с ним полностью согласна, что израильские секулярные евреи, по сути своей, являются евреями-«протестантами». Обосновывает свои слова он тем, что сионизм и иудаизм настолько тесно переплетены между собой, что фактически невозможно говорить об «универсальном» секуляризме. Все израильские неверующие евреи – не верят в иудейскую религию, поэтому они и являются евреями.  Например, согласно данным опросов, лишь 3% не придают никакой важности обряду «брит мила» (обрезание). Неважно, чем мотивирована эта позиция, но речь идёт о важнейшем ритуале в иудаизме, символизирующем присоединение родившегося мальчика к союзу, заключённому праотцем Авраамом и Богом.  Более того, половина секулярных израильтян и вовсе верит в Бога, о чём я писала в нескольких академических статьях по теме «верующих неверующих».

Одновременно, с другой стороны проф. Эрнст Саймон ещё в 70-х годах доказал существование «протестантской», а не только «католической» концепции в израильском ортодоксальном иудаизме. В качестве примера он привёл движение «Ха-кибуц ха-дати» и то, как религиозные кибуцники совмещают труд и изучение Торы.

Photo by Matanya Tausig / Flash90

Словосочетание «еврей протестант» давно используется в качестве ярлыка, навешиваемого на евреев, которые относятся к либеральным или секулярным движениям. Я предлагаю снять отрицательную коннотацию с этих слов и провозглашаю себя «гордой еврейской протестанткой»! Тем же, кто скажет, что это делает меня не еврейкой или в меньшей степени еврейкой, чем другие, я просто отвечу: «А вы – католический еврей! И этим всё сказано. Ваше еврейство не более «чистое», «настоящее», «аутентичное» и «истинное», чем моё. Я могу своё «протестантское» мировоззрение обосновать с помощью классических еврейских книг точно так же, как вы можете найти цитаты, оправдывающие ваш «католический» подход. Мне, конечно, искать придётся дольше, потому, что это направление не было доминантным в иудаизме. Но оно, безусловно, в нём существовало».

С моей точки зрения, борьба с «религиозным засильем» (если таковое действительно существует) – это борьба с «католицизмом» за то, чтобы в Израиле восторжествовало иное отношение к религии. Я уверена, что «католицизм» не устраивает гораздо больше людей, чем может показаться на первый взгляд. Речь отнюдь не только о секулярных и реформистах. Против католицизма выступает и моя ортодоксальная подруга, у которой две дочери служат в армии, и она не хочет, чтобы они ходили голодными, пока в столовой обедает группа солдат-«католиков». И она, конечно, будет против, если в университетах разрешат раздельное с евреями-«католиками» обучение. Она – ортодоксальная еврейка, верующая и старательно выполняющая все заповеди, но выступающая против «католизации» государства. Повсюду много еврейских протестантов, которые не выражают в открытую свою позицию. Молчат мещане из национально-сионистского лагеря, помалкивают «модерн ортодоксы» и те, кто называют себя «масорти» (соблюдающими традиции). Они молчат, потому, что борьба изображается, как противостояние между религиозными и секулярными. Но они, конечно, сказали бы своё слово в полемике между еврейскими «протестантами» и «католиками», направлениями, каждое из которых является «легитимным».

Борьба против «католизации Израиля» особенно важна и с точки зрения феминизма, потому, что «католизация» несёт с собой больший патриархат (что, конечно, не означает, что «протестантизм» полностью от него очищен). В отличие от настоящего католицизма, наполняющего общественное пространство образами Святой Марии, для «католических» евреев «освящение» общественного пространства выражается, в первую очередь, в повторяющихся попытках полностью очистить его от женщин, как будто они болезнетворные микробы, угрожающие «святителям». И мириться с этим нельзя ни в коем случае.

Как вписывается ислам

Вместе с тем, необходимо отметить и всё ещё существующее уязвимое место предлагаемой мною модели, а именно – то, что она (на данный момент) – евроцентричная и националистическая. Я имею в виду игнорирование ислама. Исламская религия, в основном её суннитское направление, «играет» с Израилем на двух уровнях. На первом уровне она представлена палестинцами, являющимися гражданами Израиля (и, косвенно, конечно, мусульманами, палестинцами и не палестинцами, за пределами Израиля). На втором уровне она представлена восточными евреями в Израиле, чьи духовные лидеры (такие, например, как раввин Овадья Йосеф) подверглись влиянию мусульманской мифологии и мировоззрения в гораздо большей степени, чем христианства. Будучи социологом, изучающим проблему веры, мне пока не понятно, каким образом ислам вписывается в модель, которую я предлагаю. Но я уверена, что она действует и в исламе, и требует изучения и усиления. Борьба за будущий облик Еврейского государства не является только внутриеврейским делом, но должна брать в расчёт также и палестинцев, исповедующих ислам и являющихся гражданами страны (в равной степени мусульман «католиков» и мусульман «протестантов, может быть, даже мусульманских «иудеев»). Это не только борьба «христиан» (ашкеназов), но должны учитываться и восточные евреи «мусульмане»).

Пока же, несмотря на очевидные недостатки, требующие сами по себе продолжения работы, взгляд на борьбу с «религиозным засильем» и на различные секторы израильского общества через призму социологии веры позволяет увидеть новые перспективы, с большим потенциалом новых общественных взаимоотношений.

 

*автор — доктор наук, социолог, специализирующийся по религии, доцент на факультете коммуникаций в колледже «Сапир» и соавтор исследований в Hadassah-Brandies Institute (США)

Оригинал публикации на сайте Сиха Мекомит

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x