Гражданин мира

Первомайские демонстрации вернулись в Европу

Прощание с красным знаменем

Новые левые сменили электоральную базу, обращаются к другой аудитории, изменили тематику, изменили форму выступлений. Но над содержанием, над стройным новым мировоззрением и общим образом будущего... Над этим ещё стоит поработать.

Первая статья цикла

Вторая статья цикла

В прошлой статье мы писали, что сегодняшние левые опираются не на рабочий класс. Рабочие перестали быть самым большим классом общества.

Удельная доля пролетариата в обществе сократилась в разы. Рабочие перестали быть передовым отрядом прогресса, мира без границ, став главными лузерами глобализации.

Электоральная база левого лагеря сменилась. Движение рабочих превратилось в лагерь просвещенного или относительно просвещенного класса.

И не вызывает сомнения, что для креаклов (представителей креативного класса), для офисного планктона, для работников хайтека, педагогов и других социальных страт, которые сегодня в разных странах являются авангардом левого лагеря, потребовалось другое идейное наполнение левой адженды.

Тель-Авив 1 мая. Фото Гая Франковича

Изменилась актуальная повестка левых

Сегодня она вовсе не такая, какой могла быть в эпоху, когда основным электоратом левых были рабочие. Когда пролетарии объединялись. Когда были (в принципе) возможны призывы к международной солидарности трудящихся. Когда рабочему классу, который не владел средствами производства, нечего было терять кроме своих цепей, то есть заводов и фабрик, где их нещадно эксплуатировали. Когда власти западных стран, опасаясь пожара революций, вынуждены были порозоветь, проводить экономическую политику перераспределения доходов и создавать общество благосостояния и социального обеспечения.

Идеологическое противостояние левых и правых сейчас происходит в другой плоскости: в постиндустриальном обществе. А потому начинает носить все более нематериальный характер.

Левые ведут другой спор

Это спор о проблемах экологии и вопросах политической корректности, о правах женщин и меньшинств, о взаимоотношениях государства и религии, о свободе слова и самовыражения, о миграции и политике идентичности…

В США, гораздо более, чем в других странах, спор правых и левых отягощен обсуждением вопросов абортов и права на ношение оружия.

Нассим Николас Талеб

Насим Николас Талеб писал в «Черном лебеде» о случайности разделения на левых и правых в США по ключевым общественным темам: «В следующий раз, когда прилетят марсиане, попробуйте объяснить им, почему сторонники уничтожения плода в материнской утробе вместе с тем являются противниками смертной казни. Или почему принято считать, что защитники абортов выступают за повышение налогов, но против сильной армии. Почему поборники сексуальной свободы обязательно должны быть врагами индивидуальной экономической свободы?».

При всем уважении к автору «Black swan theory» вынужден возразить. В этом противостоянии есть своя логика. Именно смена электоральной базы, открыла новые передовые темы, за которые борются новые левые.

Экология

Вряд ли в эпоху расцвета пролетария-гегемона возможно была такая концентрация внимания на экологических темах. Пролетарии заинтересованы в работе дымных заводов, в росте промышленных монстров, создающих новые рабочие места. Именно поэтому они гораздо менее заинтересованы в непримиримой защите окружающей среды.

Фото: кадр видео

Спор вокруг девочки Греты — это дискуссия правых и левых на новом витке. Ибо дело не в вашем понимании процессов глобального потепления. А также не в ваших вкусах и оценках подобных выступлений подростков, и не в ваших стилистических и педагогических установках.

Спорящие четко разделились. Левые за Грету. Правые возмущаются. Левые возмущаются риторикой возмущающихся правых. И только центристы (вроде меня) кривят губы, отводят глаза, сдерживаются, стараются не лезть в эту дискуссию, чтоб не присоединяться ни радикальной позиции левых, которая кажется спорной и необоснованной, ни к быдловатому возмущению правых.

Феминизм и ЛГБТ

При всем уважении к пролетарской морали, вряд ли левые, если бы они оставались партиями рабочего класса, могли бы бороться за права ЛГБТ так, как это делается сегодня. Максимум, что можно было требовать от работяг по этому вопросу, это не поддержки, а тактичности, чтоб не называли геев «пи…ами».

Парад Гордости. Фото Yonatan Syndel/Flash90

И хотя марксистские движения вписались в свое время в поддержку движения за женскую эмансипацию, а советская власть хвасталась, что именно она даровала бесправным женщинам избирательное право и прочие политические права (на самом деле это сделало Временное правительство), дискурс современного феминизма чрезвычайно далек от  содержания советских женских журналов «Крестьянка» и «Работница» — даже дальше, чем от гламурных «Cosmopolitan» и «Vogue».

Флаг нынешних левых — не красный

Он розовый в вопросах взаимоотношениях государства и экономики. Ибо левые не требует государственной монополии на средства производства, не настаивают, чтоб государство было единственным работодателем и пр. Требования левых касаются государственных гарантий, льгот, перераспределения доходов. Это требования не рабочих, а людей со средними доходами (не путать со средним классом). Это требования людей, которые работают в проектах и чувствуют свое материальное положение во многом негарантированным.

Флаг нынешних левых — не алый стяг прежних времен. Это лиловый флаг современного феминизма. Это радужный флаг Парадов гордости. Это зеленое знамя экологического движения.

Вообще, во многом благодаря моде на контркультуру, начиная с конца шестидесятых годов, левое становилось все более ярким и разноцветным.

Нынешний EuroMayDay («Европервомай») отличается от прежних.  Раньше на первомайские мероприятия стареющие профсоюзные боссы выводили крупные общественные организации, которым «подвывали» мелкие товарищества. Эти структуры считались традиционно ответственными за защиту прав трудящихся и соблюдение социальной справедливости. Всё было чинно, консервативно, скучно и неубедительно по нынешним временам.

Сегодня EuroMayDay, вышедший из блогов и соцсетей, отличает неистовая карнавализация, словно бы площадные празднества средневековья вновь решили вернуться на улицы европейских городов. Демонстранты одеваются в клоунские наряды, дразнят полицию гуделками и конфетти, пускают мыльные пузыри в объективы телекамер.

Новые левые сменили электоральную базу, обращаются к другой аудитории, изменили тематику, изменили форму выступлений. Но над содержанием, над стройным новым мировоззрением и общим образом будущего… Над этим ещё стоит поработать.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x