Женская территория

Фото: Volker Glatsch

Изнасилованные в Telegram

Тебя примут в группу соцсети Telegram "Тотах исраэли" или "Харманим оригинал", если ты выложишь фотографию и видеоролик девушки. В каждой такой группе состоит более 5000 мужчин, участники торгуют между собой огромным количеством фотографий и личных данных. Безнаказанность превратила Telegram в центр сексуальных преступлений. "Девушки могут думать, что они просто идут на свидание, но на самом деле пригласившие их парни сделают все, чтобы у них было, что отправить в группы".

Необычная дискуссия состоялась недавно в группе соцсети Telegram «Харманим оригинал» («сексуально озабоченные» — прим. переводчика), которая  насчитывает более 5500 участников, и в которой распространялись фотографии и видеоролики со сценами сексуального характера и личные данные сотен израильтянок, снятых на камеру. Дискуссию спровоцировал репортаж об Алин Реттер, показанный в новостях на телеканале «Кан-11». Интимные видеоролики, в которых Алин 15 лет, всплывают в течение трех лет на разных платформах и минимум раз в неделю появляются в данной группе. После репортажа некоторые из распространителей и потребителей обсудили суть того, чем они занимаются.

«Вы сморите репортаж?» — спросил пользователь Х-Ц. «Я вижу порнографию», — ответил пользователь Casey Jones. «Я не понимаю, как девушки снимаются, а потом раскаиваются», заметил Х-Ц. И добавил: «Они ведь тоже должны нести личную ответственность, правда?». Но тут же написал: «Не то чтобы я оправдывал происходящее. Это безумие». Пользователь rt-rt ответил: «Братишка, ответственность здесь ни при чем. Они отправили ролик своему парню, а запись распространили. Девушки не посылали ее всему миру. Видимо, их парни разослали ролики дальше». «Так пусть предъявляет претензии парню», ответил Casey Jones. И добавил: «Тот, кто делится с друзьями, — хороший человек».

Но в последние дни что-то происходит. Сначала возмутились феминистки, затем к ним подключились СМИ. Возможно, вскоре в игру вступит киберподразделение полиции, по следам поданных заявлений. Все это, вероятно, закроет канал Telegram, где в последние месяцы ежедневно выкладывались десятки и сотни материалов сексуального характера, среди которых были и любительские порносъемки с различных сайтов, но в основном — пользователи которого обменивались фотографиями и видеороликами, обманом полученными от израильских девушек. Часто эти материалы сопровождались скриншотами профилей девушек в социальных сетях.

«Мы были потрясены, прочитав, что о нас пишут эти мужчины»

Как это выглядит? Снимки экранов телефонов с помощью других телефонов. Запись группового секса с девушкой, которая не вполне согласна со всем, что происходит в процессе. Видеоролики с несовершеннолетними. Скриншоты видеосообщений и  фотографии частично или полностью обнаженных девушек, которые были отправлены одному человеку, а оказались у всех желающих. Есть огромное количество примеров издевательского вторжения в частную жизнь очень многих женщин.

Скоро пользователи этого канала будут вынуждены собрать резервные копии имеющихся файлов и свою одержимость отслеживать и снимать израильских женщин, с которыми можно установить контакт. У них не будет иного выбора, кроме как открыть новое тайное место, из которого они смогут преследовать женщин в условиях полной анонимности, вторгаясь в их сексуальную жизнь.

«Я впервые услышала об этом месяц назад», — говорит 20-летняя Лиор Хевель из центра страны, решившая выступить против этих групп в Telegram и против культуры изнасилования, витающей в воздухе этим летом. Она и ее подруга Лин состоят в закрытой фейсбучной группе девушек и женщин в возрасте от 17 до 24 лет, включающей около 20 тысяч участниц, где обсуждаются различные феминистские темы.

Распространение личных материалов сексуального характера, дискредитирующее женщин, и терпимость общества к подобному вторжению в частную жизнь побудили Лиор и Лин организовать митинг протеста на перекрестке Азриэли. «Мы начали говорить об этом в группе всего несколько дней назад, — говорит она.  «После того, как одна из нас впервые решила изучить методы преследователей и посмотреть, как они работают. Мы знали, что происходит, но вдруг мы получили скриншоты. С более чем 5000 мужчинами в каждой группе, бесчисленным количеством фотографий и личных данных женщин и девушек. Дошло до того, что практически каждая из нас знает как минимум одну женщину, чьи фотографии или видеоролики были распространены. Мы были потрясены, прочитав, что о нас пишут эти мужчины».

«Мы идем на демонстрацию, потому что чувствуем, что должны что-то предпринять», — говорит Лин. «Речь идет о наших телах, а полицию мало волнует Telegram, будто у них

технологическая инвалидность. Но это настоящие уголовные преступления. Как и участники инцидента на Кипре, члены этих групп — тоже хорошие парни, солдаты или отцы семейств». «Мы выбрали для демонстрации название «Я вам не вещь», потому что такое ощущение, что нам угрожает опасность в любом месте,» — говорит Лиор. «Должна ли я прятаться? Мне закрыть все профили в социальных сетях?»

Девушка может думать, что она просто идет на свидание, но на самом деле все закончится ее интимными фотографиями в группе из 5000 мужчин. Иллюстрация: Kristyna Matlachova

Доступ в группу — в обмен на материалы

В некоторые из этих групп в Telegram попадают следующим образом: поиск слов «стим оригинал бот» приведет к соответствующему каналу. Он представит посетителям две группы — «Тута исраэлит» и «Харманим оригинал», существующие для поддержки третьей секретной группы «Улам а-стим». В двух открытых группах можно смотреть видеоролики и фотографии израильских девушек и, разумеется, искать их потом в социальных сетях благодаря прилагаемым личным данным.

Третья группа уже предлагает отсортированную базу данных по именам. Пользователь нажимает на имя женщины или девушки и получает все материалы, собранные о ней. Чтобы стать частью этого замечательного интерфейса, пользователь должен совершить собственное преступление, распространив в одной из открытых групп изображения или видеоролик новой женщины, личную информацию о которой можно проверить.

Иногда администраторы канала позволяют зарегистрироваться в обмен на плату в биткоинах, а иногда, если пользователь загружает чью-либо анонимную фотографию или  видеоролик, а кому-то из членов открытых групп удается подтвердить личность девушки, статус пользователя повышают в знак благодарности.

По словам старожилов, на заре своего существования, они иногда открывали закрытую группу на несколько часов в день для широкой публики. Но к их ужасу, материалы крали и распространяли в других группах, не уважая желания владельцев и не ссылаясь на них. С тех пор группа всегда закрыта. Возможно, чтобы не рухнуть под грузом иронии.

«Условия вступления в группу абсолютно безумные», говорит Лин, 20-летняя военнослужащая, одна из организаторов сегодняшней демонстрации. «Нужно сфотографировать девушку или достать фотографии (снимки из армейских душевых или фото ног под юбкой, снятые тайком) у друзей. Или выложить фото, присланные тебе лично. Мы всегда знали, что фотографии и видеозаписи распространяют в сети. Нам внушали, что ничего нельзя отправлять, потому что это может попасть в интернет. Но мне никогда не приходило в голову, что это можно организовать с таким размахом. Это просто невероятно».

Это настоящие уголовные преступления. Как и участники инцидента на Кипре, члены этих групп — тоже хорошие парни, солдаты или отцы семейств

«Распространяются не только фото и ролики, снятые девушками по собственной воле и потом украденные. Они поощряют друг друга доставать снимки девушек, как если бы это было законно», — говорит Лиор. «Они действительно просят материалы о вас, требуя и спрашивая, кто может сфотографировать вас. Девушки могут думать, что они просто идут на свидание, но на самом деле пригласившие их парни сделают все, чтобы у них было, что отправить в группы. Самое безумное, что люди в группах не знают друг друга, но думают, что делится подобным между парнями — это нормально, и они сделают все, чтобы поучаствовать в этом».

Хотя атмосфера вирусного группового изнасилования и открывшаяся девушкам информация шокировали Лиор и Лин, сама тема им хорошо знакома. «Чаша терпения давно переполнена», — отмечает Лин.

Закон не сдерживает

Распространение интимных фотографий и видеороликов сексуального характера является уголовным преступлением. Этот пункт был внесен в закон о сексуальных домогательствах и назван «законом о видеороликах». Закон, проведенный в 2014 году депутатом Кнессета Ифат Карив, запрещает публикацию фотографии, видеоролика или записи человека во момент сексуальной активности, если публикация может унизить или опозорить человека, и если он не давал согласия на публикацию. Закон определят это как сексуальное домогательство, которое карается лишением свободы сроком до пяти лет, а распространитель материалов признается человеком, совершившим преступление на сексуальной почве. Тем не менее, закон еще не отпечатался в сердцах мужчин и их мягких пальцах на экране смартфона. Да и правоохранительные органы не спешат применять его.

«Они не понимают, что быть звеном в цепи распространения подобных материалов — это плохо», — говорит Юваль Голд, получившая снимки экрана с ее фотографиями и видеороликами, распространяемыми одной из групп. «Они смотрят видеоролик и говорят, что эта девушка — проститутка, поэтому им можно распространять запись. Согласно их логике, она это сделала, так почему они виноваты? Как сказал Рони Даниель, это становится мейнстримом, так что ничего удивительного. Любой, кто пересылает ролики, считает, что не делает ничего предосудительного, но какая-то женщина расплачивается за его поступок. Ей по-прежнему приходится за это платить».

«Вступив в группу, я обнаружила там фото и ролики других девушек», — продолжает Голд. Я рассказала им, что происходит, и я решила подать жалобу в полицию в связи с распространением моих личных фотографий и роликов . Я читала много жалоб от девушек, которые обратились в полицию в связи с происходящим в Telegram, но им сказали, что ничего нельзя поделать, потому что Telegram — секретная платформа».

«Они действительно просят материалы о вас, требуя и спрашивая, кто может сфотографировать вас»

«В полиции я сидела около часа перед следователем и я спросила его, что было бы если бы мои фотографии не распространили? Что бы произошло, если бы я просто пришла пожаловаться на эти группы как человек, который наткнулся на них и увидел там несовершеннолетних, у которых может и не хватить смелости обратиться в органы правопорядка? Следователь объяснил, что подать заявление может только пострадавшая, даже в такой ситуации».

Эден Вектор из Бат-Яма подала жалобу на распространение ее фотографий в другой группе три месяца назад. Она говорит: «До сих пор не было никакого прогресса в расследовании, а несколько дней назад я разговаривала с полицейским, который сказал, что не помнит, куда он поместил материалы по делу».

«Я знаю еще четырех женщин, подавших жалобы после публикации фотографий в группе, существовавшей три месяца назад», — говорит Вектор. «Я писала об этом в Facebook. Мы даже поймали человека, который написал бот-программу группы и администрировал ее, но с тех пор ничего особенного не произошло. Он пробыл под арестом несколько дней, но потом его освободили на определенных условиях, но мои фотографии все еще распространяют в Telegram. И у этой группы было еще как минимум три администратора. Я поняла, что полиция ничего не сделает, поэтому запретила этому парню через суд общаться со мной. Да, он не имеет права обращаться ко мне напрямую или через других людей, но я не могу знать, это он пишет обо мне или нет. Все делается через программу».

«Время от времени я иду в полицию с именами и номерами удостоверений женщин, которые я вижу в различных группах в Telegram. Полицейские спрашивает, почему девушка сама не пришла жаловаться. Я объясняю, что не все верят в полицию, а мне отвечают, что  я не могу подавать жалобы от имени других людей».

«Она отправляет фотографии?»

«Впервые я столкнулась с распространением фотографий в девятом классе», — говорит Лиор. «Однажды я разговаривала с близким другом, который живет очень далеко от меня. Он заметил на заднем плане фотографии морю подругу и спросил: «Она отправляет свои фотографии кому-то?» Я вообще не знала об этом. Нам было всего по 14 лет. И только после его слов я поняла, что ей угрожали, что ее видеоролики увидели знакомые, и в результате эта девушка несколько раз пыталась покончить с собой».

Эден Вектор описывает непростой опыт общения с полицией, с которым сталкиваются и многие другие женщины, подвергшиеся сексуальным домогательствам. «Я знаю всех следователей полицейского участка, в котором я подала заявление», — говорит она. «Возможно, у них так принято, но трудно рассказывать одну и ту же историю снова и снова, каждый раз кому-то другому. Я пережила изнасилование в прошлом, полиция это знает. Распространение фотографий — это своего рода ментальное изнасилование, а мне приходилось возвращаться к этой теме снова и снова».

«Во время первого разговора один из следователей был очень груб со мной, и у меня произошел срыв. Другой следователь зашел в кабинет и вывел меня. Они не понимают, скольких из нас уже изнасиловали, и они спрашивают, зачем ты загрузила фотографии. Вместо того, чтобы пытаться выяснить, кто распространил их и нарушил закон».

Кроме того, по словам Вектор, полицейские не объединяют в единое расследование жалобы на Telegram, поданные в разных городах, с одним делом, хотя за этими преступлениями стоят одни и те же люди. «Уже был случай, когда девушка подала жалобу в полицию Кфар-Сабы, но там не знали о деле Telegram, потому что большинство из нас подали заявления в полицейский участок Ифтах в Тель-Авиве. И расследование в Кфар-Сабе закрыли. Мы боролись за то, чтобы следствие возобновили и объединили с расследованием наших случаев», — говорит она. Эден признает, что невозможно узнать, сколько еще таких жалоб было подано в центре страны.

Они не понимают, скольких из нас уже изнасиловали, и они спрашивают, зачем ты загрузила фотографии. Вместо того, чтобы пытаться выяснить, кто распространил их и нарушил закон.

«Если бы кто-то распространял фотографии Бар Рафаэли или Галь Гадот, полиция закрыла бы канал Telegram или как минимум отнеслись бы серьезно к жалобе», — говорит Вектор. «У полиции есть средства, чтобы выяснить, кто управляет этими группами и кто состоит в них. Мы говорим не об организованной киберпреступности, а о группе 20-летних мальчишек из пригородов, отлично управляющихся с компьютерами».

Хотя Эден Вектор и критикует действия полиции, она считает, что единственный способ покончить с распространением видеороликов и фотографий в Telegram — это все равно идти и жаловаться. «Важно, чтобы как можно больше женщин приходило и жаловалось. В конце концов, у нас правовое государство, и если будет 50 жалоб, полиция не сможет игнорировать их.

«У полиции есть средства, чтобы выяснить, кто управляет этими группами и кто состоит в них. Мы говорим не об организованной киберпреступности»

 Мы спросили полицию, есть ли у подразделения «Лахав-433», в ведении которого находятся киберподразделение, какие-либо инструкции для городских полицейских участков касательно рассмотрения жалоб на распространение интимных фотографий и видеороликов, особенно в Telegram.

На наш запрос полиция заявила: «Полиция Израиля признает потенциальный ущерб, который может быть причинен жертве подобных преступления. И чем сильнее подозрение в совершении уголовного преступления, тем более серьезные меры полиция принимаются на разведывательном, следственном и оперативном уровне с целью пресечения правонарушений и разоблачения виновных. Работа ведется в сотрудничестве со смежными правоохранительными органами в Израиле и в мире».

Оригинал публикации на сайте Ха-Маком

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x