Блогосфера

Фото: pixebay

Попробуйте, поставьте себя на место слабого

Наш мир все еще принадлежит мужчинам. Чем выше по карьерной лестнице – тем больше среди руководителей мужчин и меньше женщин. Женщины чисто статистически чаще оказываются в подчиненном положении и потому чаще подвергаются домогательствам. Более того, патриархальные модели поведения нередко мешают женщине чувствовать себя равной даже среди формально равных.

Каждый раз, когда разворачивается очередной скандал вокруг сексуального насилия, множество мужчин считают необходимым высказать свое мнение об этом конкретном случае и о явлении в целом. Они безапелляционно судят о степени травматичности подобных действий для психики жертвы, о том, как жертва должна была себя вести до и после, они не понимают, почему многие годами хранят пережитое в тайне, они не верят обвинениям, даже исходящим от десятков женщин. Этим мужчинам хотелось бы сказать: вы не имеете права судить. Пока не прошли определенный процесс осмысления – не имеете. Мужчин, особенно гетеросексуальных, домогаются и насилуют настолько редко, что они изначально находятся в совершенно другом положении и получить хоть какое-то представление о чувствах женщин, подвергшихся подобному, могут лишь посредством аналогий.
 
Во-первых, женщина живет в постоянном страхе перед физической агрессией со стороны мужчины. В качестве аналогии попробуйте представить себя самым хилым ребенком в классе или хлипким интеллигентом в тюремной камере, набитой уголовниками. Первую ситуацию мне ничего не стоит воспроизвести в памяти: я был на два года младше всех в классе и не проявлял ни склонности, ни таланта к физическому насилию. В результате я привык «не верить ни в чистое небо, ни в улыбки сиятельных лиц» — в данном случае, своих одноклассников. Я знал, что у некоторых из них может в любой момент проснуться ко мне садистский интерес, что они могут попробовать отнять у меня силой любой понравившийся им предмет, что заискивающие уговоры дать списать могут в мгновение ока перейти в угрозы. Людей, не внушавших мне этот страх, с которыми я чувствовал себя комфортно, было немного. Насколько мне удалось понять, примерно так же чувствует себя женщина. Физическое насилие, когда оно уже случилось, когда чужая грубая мощь, намного превышающая твою, причиняет тебе боль – это страшно. Нельзя осуждать слабого за попытку это избежать. Его согласие может со стороны казаться добровольным, на деле таковым не являясь. В сторону: вот почему так важно, чтобы любой мужчина сам спрашивал, хочет ли женщина развития отношений, а не ждал женского «нет». Вы не знаете, как женщина вас воспринимает, какими травмами и страхами наградила ее жизнь. Возможно, она уже становилась жертвой физического насилия, и теперь боится вас, особенно если вы стараетесь быть «напористым». Спросите – язык не отсохнет, член не отвалится.

Во-вторых
, наш мир все еще принадлежит мужчинам. Чем выше по карьерной лестнице – тем больше среди руководителей мужчин и меньше женщин. Женщины чисто статистически чаще оказываются в подчиненном положении и потому чаще подвергаются домогательствам. Более того, патриархальные модели поведения нередко мешают женщине чувствовать себя равной даже среди формально равных. Кстати, разбор домогательств на рабочем месте дает нам важное знание. Многие мужчины (и некоторые женщины) утверждают, что «эти озверевшие бабы» повадились считать домогательством самые безобидные действия. Однако почему же эти действия практически всегда предпринимаются в отношении подчиненных или, по крайней мере, равных? Оставьте, мужчины, вы сами прекрасно знаете, что в отношении начальницы не позволили бы себе ни капли фривольности. Вот серьезно, представьте себе, что вы решили «безобидно погладить» ягодицы (или даже плечи) вашего босса. Страшно, да? То есть ВЫ ПОНИМАЕТЕ, что это ваше так называемое «нормальное поведение» в рабочей обстановке неуместно. Вот вам еще один совет: когда вам захочется проявить внимание к сослуживице, представьте себе на ее месте начальницу. Если знак внимания вдруг показался вам неуместным – воздержитесь от него.

В-третьих
, даже женщины-начальницы крайне редко позволяют себе сексуальные домогательства, не говоря уже о просто коллегах. У женщин это как-то не принято. До сих пор далеко не все женщины считают возможным проявлять вообще какую-либо романтическую инициативу, а тех, кто делает это навязчиво, единицы. С мужчинами ситуация прямо противоположная: общество учило нас быть инициативной стороной. Это само по себе еще не преступление, а просто перекос в культуре, который необходимо исправлять. Я был бы рад, если бы человек любого пола мог с помощью вежливых, не причиняющих дискомфорт универсальных культурных кодов объясниться с другим человеком любого пола, и мы постепенно к этому идем. Однако пока что сексуальные домогательства со стороны мужчин распространены повсеместно, и подвергалась им едва ли не каждая первая женщина. Вот почему для женщины это не что-то, что, теоретически, с крохотной вероятностью, может с ней произойти, а то, что уже происходило и/или почти наверняка произойдет в будущем. Не отвлеченная категория, а очень реальная угроза.

Что касается мужчины, то даже если он подвергся неприятным ухаживаниям, ему относительно легко от них избавиться, поскольку, как мы уже сказали, женщин, практикующих подобное, мало. Можно сменить работу, компанию – и проблема решена. Это никак не извиняет домогательства со стороны женщин — я, если помните, лишь рассказываю, почему сытый голодного не разумеет.

Тот факт, что мужчины практически не подвергаются сексуальным домогательствам и сексуальному насилию, мешает многим из нас понять, что это значит для женщины. Говоря о сексуальном насилии, я обычно прошу собеседника мужского пола представить себе, как его насилует другой мужчина. Чаще всего оппонент ужасно оскорбляется – мол, это же совсем другое дело! Он почему-то считает, что, когда тебя насилует представитель противоположного пола, это каким-то образом «естественнее». Так нет же: в любом насильственном сексе нет ровным счетом ничего естественного. Никакого желания, никакой романтики, только боль и унижение. Женщина, в которую вводят член без ее согласия, чувствует то же самое, что чувствовали бы на ее месте вы. Если полету вашей фантазии все еще мешают различия в мужской и женской анатомии, представьте, что вас изнасиловали орально. Как бы вы это перенесли? Какой психологический отпечаток оставило бы на вас это событие? Были бы вы готовы немедленно пожаловаться в полицию, или, возможно, предпочли бы молчать, особенно зная, что окружающие начнут выискивать в вашем поведении оправдывающие насильника обстоятельства? Скажем, вы пришли в бар в майке, чтобы покрасоваться бицепсами. Разве вы не сами виноваты в том, что разбудили в вашем соседе-гомосексуале необузданную страсть? Разве вы не подавали ему ясные сигналы? Почему вы не отказались от предложенного им коктейля, а?! И, наконец, будете ли вы лично готовы ради денег или минутной славы ложно обвинить конкретного человека в том, что он вас изнасиловал?

Давайте и впрямь скажем несколько слов о ложных обвинениях. Этот вопрос уже неплохо изучен, и многочисленные исследования, социологические, психологические и криминологические, пришли к выводу, что ложных обвинений мало (если говорить о НАМЕРЕННО ложных — менее одного процента)*. Многие ошибочно думают, будто дело, закрытое за недостатком улик – это признак ложного обвинения. Ничего подобного. Представьте, что у вас из дома украли серебряные ложечки, причем вы точно знаете, кто. Вы обращаетесь в полицию, но той не удается собрать достаточно доказательств против вора, и дело закрывают. А еще вашего вора таскали в полицию, в его доме устраивали обыск, и от него временно отвернулись соседи и сослуживцы. Когда дело закрыли, все набросились на вас за то, что из-за вас пострадал невинный человек. Но вы-то точно знаете, что он вор! Обидно, да? А хоть бы и не точно – полиция сплошь и рядом подвергает проверке невинных людей, а потом отпускает их восвояси. Это неприятно, и таких людей жалко, но так работает правоохранительная система. Более того, система подчас наказывает невиновных, но никто не призывает ее из-за этого сломать. И вообще, обратите внимание: обычно одни и те же люди призывают к коллективному наказанию – мусульман, мигрантов и т.д. – и бросаются в другую крайность, когда речь идет о мужчинах, обвиненных в сексуальных преступлениях. В первом случае им кажется вполне оправданным поражение в правах миллионов из-за действий единиц, зато во втором не дай бог пролить слезинку ребенка – пардон, мужчинки! Этот явный диссонанс с беспощадной ясностью раскрывает истинные мотивы подобных радетелей за правосудие. Нет, милые мои, не за оклеветанных и невинно осужденных вы радеете, а за себя, за свое право сильного. Но избавиться от этого легко: просто попробуйте один раз в жизни смело и искренне поставить себя на место слабого.

* The UK Ministry of Justice in their Research Series published a report describing the analysis of 1,149 case files of violent crimes recorded April 2008 to March 2009.[9] Section 4.11 discusses the incidence of false allegations of rape. They used 2 definitions of a false allegation. They noted that the «broader» definition included cases where there was no evidence of the allegation being false but that police officers and prosecutors had identified as false. The narrower definition described complaints that were considered «malicious». They found that 12% of rape allegations fell into the broader definition of false accusations and that 3% of the false rape allegations were identified as malicious.

* A report by the Crown Prosecution Service (CPS) examined rape allegations in England and Wales over a 17-month period between January 2011 and May 2012. It showed that in 35 cases authorities prosecuted a person for making a false allegation, while they brought 5,651 prosecutions for rape.

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции
Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x