Гражданин мира

Порт в Керчи. захваченные украинские суда. Иллюстрация: кадр видео

Проверки на боеготовность

Мнение мировой общественности Россию давно не волнует, о чем российский министр иностранных дел говорит, совершенно не стесняясь. Хорошо еще, что пока он использует в своей речи выражение «не волнует», а не другие, более экспрессивные выражения, хотя лексика российского МИДа давно уже опасно приблизилась к лексике российских моряков, таранивших украинское судно.

Так случилось, что в начале 90-х мне пришлось брать интервью у генерал-полковника Анатолия Корнукова, который командовал тогда Московским округом противовоздушной обороны. Его назначили на эту должность после того, как немецкий пилот-любитель Маттиас Руст на своем легкомоторном самолете, никем не остановленный, долетел из Гамбурга до самой Москвы и попытался сесть на Красной площади, подписав, таким образом, приговор об отставке для всего командования ПВО. Корнуков пришел наводить порядок. Это был тот самый человек, который 1 сентября 1983 года самостоятельно, под собственную ответственность (потому что его командование брать на себя такую ответственность отказалось), отдал приказ уничтожить южнокорейский пассажирский «Боинг», вошедший в воздушное пространство Советского Союза над Сахалином и Камчаткой. На борту самолета находились 23 члена экипажа и 246 пассажиров, все они погибли. На мой вопрос, не сожалеет ли он о том своем приказе, он ответил, что не испытывает сожаления и в подобной ситуации вновь поступил бы так же, потому что это была провокация со стороны США с целью выявить слабые места в советской системе обороны. В заголовок я тогда вынесла цитату из интервью: «Не надо проверять нас на боеготовность».

Прошло без малого сорок лет, а Россия до сих пор каждый жест, каждый неосторожный взгляд в свою сторону воспринимает как провокацию и проверку на боеготовность. Южнокорейский «Боинг» – провокация, малазийский «Боинг» – провокация, российский Ил-20 в Сирии – израильская провокация, теперь вот украинские суда в Керченском проливе – опять провокация. Весь мир только и занят тем, что каждый день проверяет Россию на боеготовность. Но все, кто видел кадры тарана в Керченском проливе, согласятся со мной: это были не бравые боевые офицеры страны, которая считает себя великой. Это были гопники, шпана, вытрясающая в подворотне кошельки из прохожих: «Дави его, б…! Прижимай, б…! Дави!» И сегодня этот гопнический мат несется с экранов всех мировых телеканалов. России, воистину, есть, чем гордиться.

С точки зрения права, то, что произошло 25 ноября в Кеченском проливе, может быть использовано как казус белли – формальный повод для объявления войны. Но никакой войны, конечно же, не будет, хотя взаимоотношения России и Украины, вне всякого сомнения, вышли на новый этап своего развития. Как это ни ужасно, произошедшее выгодно обеим сторонам. Кремлю «керченский таран» дал возможность лишний раз указать миру на то, где, по его мнению, теперь де-факто проходит государственная граница России, и продемонстрировать, что тот, кто попробует проверить ее «на боеготовность», жестоко поплатится за это. Президенту же Украины Петру Порошенко это уже дало возможность заявить о необходимости введения в стране военного положения, что, с одной стороны, дает ему дополнительный козырь в преддверии приближающихся президентских выборах на Украине (к которым он подходит не в лучшей своей форме), а с другой – вновь возвращает Запад к разговору о необходимости поддержки и защиты Украины перед лицом грозящей со стороны России опасности.

Всерьез комментировать ссылки России на международное право применительно к произошедшему в воскресенье инциденту, как минимум, странно. В практике международного права отсутствуют такие инструменты, как «Дави его, б…! Прижимай, б…!» То, что Украина имеет право на свободный проход через Керченский пролив без каких бы то ни было разрешений со стороны России, известно всем, включая Россию. Особенно трогательно в свете ссылок на международное право прозвучал на заседании Совбеза ООН аргумент по поводу силового задержания кораблей, который привел заместитель постоянного представителя России Дмитрий Полянский: «Было подозрение, что они могли перевозить радикалов, которые угрожали взорвать Керченский мост» (это, видимо, из методички «Если бы не мы, там бы уже стояли солдаты НАТО»).

Ники Хейли, постпред США выступает в ООН. Кадр видео

Поэтому реакция мировых лидеров на произошедшее была однозначна: захваченные корабли должны быть освобождены вместе с украинскими моряками, и никакие альтернативы здесь невозможны. Глава европейской дипломатии Федерика Могерини потребовала от Москвы восстановить свободу прохода по Керченскому проливу, а ее официальный представитель Майя Косьянчич не преминула напомнить, что строительство Крымского моста осуществлялось без согласия Киева и представляет собой еще одно нарушения суверенитета и территориальной целостности Украины. На своей пресс-конференции в понедельник генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что применению военной силы против украинских кораблей нет оправдания, и призвал Россию немедленно освободить моряков и корабли, которые она захватила. «России следует понять, что ее действия повлекут за собой последствия», – отметил он, но о каких последствиях идет речь, все же не уточнил.

Действия России осудили официальный Лондон, Париж и Берлин и призвали стороны к сдержанности (Иерусалим дипломатично от оценок воздержался), но мнение мировой общественности Россию давно не волнует, о чем российский министр иностранных дел говорит, совершенно не стесняясь. Хорошо еще, что пока он использует в своей речи выражение «не волнует», а не другие, более экспрессивные выражения, хотя лексика российского МИДа давно уже опасно приблизилась к лексике российских моряков, таранивших украинское судно. И все это по одной простой причине – Кремль уже сто раз проверил Запад на «слабо» и не верит ни в какие «последствия», он уверен, что Запад, связанный этим самым пресловутым «международным правом», не способен изолировать Россию от мира окончательно, потому что сам от нее зависит. И пока, к сожалению, никто не убедил Россию в обратном.

От редакции РеЛевант: Недавно стало известно, что Дональд Трамп, который долго молчал и никак не комментировал ситуацию в Азовском море все же сказал перед отлетом в штат Миссисипи:  «Я не могу быть счастлив от этого». А вечером в понедельник Госдепартамент опубликовал заявление Госсекретаря Помпео, где было в частности сказано:
«Соединенные Штаты выражают глубокую озабоченность по поводу инцидента в Черном море, который произошел 25 ноября, когда украинские суда пытались пройти через Керченский пролив. Сообщения о том, что российские суда перед тем как захватили три украинских судна, таранили их и открыли по ним огонь, ранив украинских членов экипажа, представляют собой опасную эскалацию и нарушение международного права. Соединенные Штаты осуждают эту агрессивную российскую акцию».

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x