Гражданин мира

Иллюстрация: кадр видео

"Желтые" протесты: хаос или Республика?

Погромщики поджигали мусорные баки и автомобили, забрасывали камнями полицейских, разбивали витрины и громили магазины. Полиция применила против демонстрантов слезоточивый газ, шумовые гранаты и водяные пушки. Это означает, что протест радикализируется – с улиц уходят добропорядочные граждане и приходят завсегдатаи неблагополучных районов, которым не важно, против чего протестовать, потому что для них главным раздражителем являются высокие доходы сами по себе, а вандализм и поджоги – главная форма социального протеста.

Многодневные протесты для Франции не редкость – это традиционная и довольно распространенная форма решения общественных споров, по сути дела, часть политической культуры этой страны. Энергетики, коммунальщики, сотрудники авиакомпаний, железнодорожники, представители разнообразных политических партий – кто только не выходил бастовать на французские улицы, причем протесты эти нередко были затяжными и выматывающими для обеих сторон. Но столь массовых уличных акций, а главное, отмеченных таким количеством случаев насилия, в стране не было давно. И главная их особенность в том, что они организованы «снизу», а инструментом организации стали, как это водится в последнее время, социальные сети.

Движение, которое называет себя «Желтыми жилетами» (по тем самым жилетам, которые должны лежать в бардачке у каждого водителя), изначально выступало против повышения цен на дизельное топливо, и это было главным поводом, который вывел людей на улицы, поскольку автомобили с дизельным двигателем – наиболее распространенный вид транспорта в стране. За последний год стоимость дизельного топлива во Франции выросла на 23% – до 1,51 евро за литр, что было связано, в том числе, с налогами на дизтопливо и бензин, введенными правительством Эмманюэля Макрона (налог на дизель вырос на 7,6 цента за литр, а на бензин – на 3,9 цента). А 1 января 2019 года должно произойти еще одно повышение цен. По мнению президента, повышение налогов необходимо, чтобы стимулировать разработки в области экологически чистого топлива и возобновляемой энергетики, а также снизить зависимость страны от нефти.

По мере развития протестов требования демонстрантов начали приобретать политический характер. Сначала «желтые жилеты» потребовали уменьшения налогового бремени и повышения минимального размера оплаты труда, теперь они уже требуют отставки правительства. Причем для людей, выходящих на улицы третьи выходные подряд, объединяющим фактором стало общее недоверие к представителям любых политических партий (и это тоже важная особенность нынешних уличных акций). Протестующие в принципе отрицают власть и не признают политических авторитетов. Поэтому пока еще никому из политиков не удалось «оседлать» эту волну протестов, хотя лидер французской ультраправой партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен такую попытку сделала, предложив свой способ прекращения беспорядков. По ее мнению, урегулированию ситуации поможет роспуск нижней палаты парламента, поскольку нынешнее правительство столкнулось с «кризисом репрезентативности». Однако это предложение свидетельствует лишь о желаниях самой Ле Пен, но никак не решает существующих проблем.

Иллюстрация: твиттер

Тем временем количество участников массовых беспорядков в Париже и других городах насчитывает сотни тысяч человек. Причем протесты активно проходят не только в Париже, но и в провинции, где люди особенно сильно зависят от автомобилей, и где, соответственно, рост цен почувствуют на своем кармане все, без исключения. Нант, Тулуза, Марсель, Анже – «желтые жилеты» выходят на улицы по всей Франции.

Правда численность демонстрантов от акции к акции падает: по данным МВД Франции, в акции 17 ноября приняли участие более 287 тыс. человек, в акции 24 ноября — более 106 тыс. человек, а 1 декабря на улицы вышли уже около 75 тыс. протестующих. Но одновременно с падением численности резко возросла воинственность участников и, соответственно, количество случаев насилия и вандализма. Если, по данным Префектуры Парижа, 24 ноября было зарегистрировано 24 раненых, в том числе 5 полицейских, и 103 человека арестовано, то 1 декабря уже 133 раненых, из них 23 полицейских, а задержанных уже около 400 (три человека погибли за время протестов). Погромщики поджигали мусорные баки и автомобили, забрасывали камнями полицейских, разбивали витрины и громили магазины. По словам главы МВД Франции Кристофа Кастанера, в ходе беспорядков в субботу произошло более 180 возгораний, были подожжены шесть зданий. Полиция применила против демонстрантов слезоточивый газ, шумовые гранаты и водяные пушки. Это означает, что протест радикализируется – с улиц уходят добропорядочные граждане и приходят завсегдатаи неблагополучных районов, которым не важно, против чего протестовать, потому что для них главным раздражителем являются высокие доходы сами по себе, а вандализм и поджоги – главная форма социального протеста. Не зря же протестующие в субботу сосредоточились в одном из самых дорогих и респектабельных районов Парижа.

Мэрия Парижа оценила ущерб, причиненный в ходе последней акции «желтых жилетов», в сумму от 3 до 4 млн евро. Причем серьезно пострадала одна из главных достопримечательностей французской столицы — Триумфальная арка, причинен ущерб выставочным залам музея, разрушены некоторые статуи. Сумма ущерба может составить до миллиона евро. Несет убытки и туристическая отрасль в целом. По оценкам главы Национального профсоюза владельцев гостиниц, рестораторов, владельцев кафе и кейтеринг-компаний Марселя Бенезе, количество отмененных заказов в гостиницах Парижа в связи с протестами «желтых жилетов» может достигнуть 50%. А Федерация автоперевозчиков Франции оценила собственный ущерб от блокад дорог в 400 млн евро. «Большое количество предприятий, занимающихся перевозкой и логистическим сопровождением товаров, находятся в драматической ситуации, что приведет к еще большим рискам и вскоре отразится на сотрудниках», — говорится в коммюнике французских перевозчиков.

Иллюстрация: кадр видео

Президент Макрон уже заявил, что ответственные за насилие будут установлены и предстанут перед судом. «То, что сегодня произошло в Париже, не имеет ничего общего с мирным выражением законного гнева. Никакая причина не оправдывает нападения на полицейских, разрушения магазинов, поджогов государственных или частных зданий, угрозы для прохожих или журналистов или осквернения Триумфальной арки, — сказал французский президент на пресс-конференции в Аргентине во время саммита G20. – Ответственные за это насилие не хотят перемен, не хотят никаких улучшений, они хотят хаоса… Они будут найдены и понесут ответственность за свои действия перед судом», — подчеркнул он. Это, кстати сказать, еще одно отличие нынешних протестов от всех предыдущих. Обычно французские власти закрывали глаза на случаи погромов и вандализма в ходе протестов, в этот же раз прокурор Парижа Реми Хейтц твердо пообещал, что все идентифицированные виновники будут наказаны.

Власть пыталась договориться с демонстрантами, – с «желтыми жилетами» встречался глава правительства страны Эдуар Филипп, а также министр экологии Франсуа де Рюжи, – однако, все переговоры закончились безрезультатно, поскольку правительство не намерено «менять свой курс». Макрон заявил, что понимает возмущение граждан, вызванное повышением цен на топливо, но не будет менять свое решение под давлением «бандитов», а премьер написал у себя в «Твиттере»: «Никаких оправданий тем, кто пришел с единственной целью все крушить и провоцировать полицию».

Кроме того, диалог вряд ли возможен еще и по причине отсутствия среди протестующих реальных лидеров. И это, кстати, является главной причиной появления целого букета конспирологических версий, пытающихся объяснить природу протестов. Конспирологам никак не дает покоя тот факт, что акции были тщательно организованы, получили широкую поддержку в соцсетях, протестующие были «обеспечены водой и едой», а сами протесты вспыхивали в разных частях города, вынуждая полицию дробить свои силы. Уж больно похож механизм французских протестов на механизм «цветных революций», а значит – их кто-то заказал, организовал и финансирует. Но, какими бы ни были версии, подобных протестов Франция действительно еще не переживала, и не зря сегодня даже те, кто еще некоторое время назад поддерживал протестующих, говорят о том, что альтернатива сейчас такова: хаос – или Республика, хаос – или силы правопорядка, хаос – или демократия.

Стоит обратить внимание и на тот факт, что на фоне французских протестов внезапно активизировались протестные настроения и в соседних странах. Так, 30 ноября в Брюсселе около сотни представителей неожиданно образовавшегося бельгийского движения «желтых жилетов» перекрыли перекресток в центре города, создав огромный затор возле квартала учреждений ЕС. А в Нидерландах 1 декабря двести «желтых жилетов» попытались провести неразрешенную демонстрацию в центре Гааги, однако, полиция разогнала протестующих, а два человека были арестованы за нарушение общественного порядка. При этом, как сообщила NOS (Голландская вещательная ассоциация), в закрытой группе голландского Facebook, основанной после второй французской акции протестов, на тот момент было зарегистрировано несколько тысяч человек, высказывающих недовольство действиями правительства и призывающих к протесту.

Учитывая, что основной поток конспирологических версий относительно французских «желтожилетников» идет из России, которая в последнее время активизировала деятельность своей «фабрики троллей» в европейских соцсетях и неоднократно была поймана за руку, учитывая, что Россия больше, чем кто бы то ни было, заинтересована в расшатывании европейской политической системы и подрыве доверия к демократическим процессам, ко всем конспирологическим версиям можно добавить еще одну – знаменитый «российский след». И очень бы хотелось, чтоб эта версия никогда не подтвердилась.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x