Социальные вопросы

Социальная работница, которая была ранена одной из подопечных. За последнее время были зафиксированы десятки нападений на социальных работников. Фото: страница группы "Осим ле шинуй" в ФБ

Кто защитит соцработника

Соцработницы обязаны посещать своих подопечных дома. Кого-то один раз, кого-то постоянно. Если семья под постоянным присмотром, там все совсем плохо, это я вам точно могу сказать. "Совсем плохо" - в том числе, и с точки зрения адекватности. В особо тяжелых случаях соцработницы ходят по домам вдвоем. Очень помогает, ага. Не одна она будет, а вместе с такой же субтильной девочкой. В ситуации, когда в любой момент в голову подопечных может стукнуть что угодно.

Я лично работала или посещала восемь иерусалимских районных отделений соцслужбы. Из восьми отделений только в ОДНОМ грамотно выстроена система приема посетителей. То есть когда я захожу внутрь, то попадаю в отдельное помещение, из которого можно пройти дальше только если охранник нажмет на кнопочку открывания внутренней двери. Сам охранник при этом сидит за стеклом.

Во всех остальных — можно зайти сразу в общее помещение, с коридорами, кабинетами и так далее. Охранник сидит при входе, за столиком. Я неоднократно была свидетелем скандалов, криков, угроз со стороны посетителей. Ощущение полной беспомощности возникает моментально. Вот нас там человек двадцать женщин и один щуплый студентик в качестве нашей охраны. А супротив студентика — здоровенный бугай в психотическом приступе. И трогать его нельзя, ибо нет у охранника таких полномочий — скрутить буянящего подопечного. Да и физически это малореально, там четыре санитара нужны. А если такому милому дядечке придет в голову что-то принести с собой, никто и ничто не помешает ему это сделать. Историю с поджогом медсестры уже все забыли, да?

Теперь идем дальше. Соцработницы обязаны посещать своих подопечных дома. Кого-то один раз, кого-то постоянно. Если семья под постоянным присмотром, там все совсем плохо, это я вам точно могу сказать. «Совсем плохо» — в том числе, и с точки зрения адекватности. В особо тяжелых случаях соцработницы ходят по домам вдвоем. Очень помогает, ага. Не одна она будет, а вместе с такой же субтильной девочкой. В ситуации, когда в любой момент в голову подопечных может стукнуть что угодно.

Руководство/начальство соцслужбы не могут или не хотят ничего исправлять. Серия лекций «как определять возможность насилия», которые сейчас волной прокатились по отделениям — это даже не смешно. Любая соцработница такому лектору может эту лекцию прочесть. И она же оказывается один на один с тяжелыми ситуациями, где никто и никак ее не защищает.

Я вообще-то против забастовок как способа влияния. Ни на что они обычно не влияют, а страдают в результате те, кому нужна помощь. Но то, что происходит с обеспечением безопасности на рабочем месте в соцслужбах — это по ту сторону добра и зла.

И это еще не все. Если честно, нету больше моих сил смотреть на то, что происходит в социальной сфере нашего прекрасного молодого государства.

Сегодня полдня вместе с моей энергичной, вменяемой и социально активной подругой выясняли, что положено ее папе — онкологическому больному. Она была уверена, что все знает. Сегодня она буквально плакала от бессилия и злости. И я вместе с ней. Оказалось, что она не знает и половины. А выяснилось это случайно, из смолл-тока с бывшей соцработницей.

Информация, которую мы получили, пришла к нам из нескольких источников: другая моя подруга, работающая с пожилыми; психотерапевт, давным-давно забросившая на полку свой диплом соцработника; мои наработки и знания (хотя я думала, что мало знаю о правах именно хронических больных).

Откуда мы НЕ получили ничего? От соцработников больницы — хотя это их прямая обязанность. От соцработников районной службы — хотя они раз в месяц приходят поинтересоваться, как дела. От фирмы по защите соцправ хронических больных — хотя именно лозунгами про права обклеен их сайт.

Я уже год работаю консультантом, физически находясь в отделении соцслужбы. Вижу, как пашут соцработницы. И вижу, что это не имеет никакого смысла — им никто не дает никаких инструментов для нормальной эффективной работы. Тетечка Рахель знает, что положено моей подопечной, а девочка Ципи — нет. Не потому что Ципи тупая или ленивая. А потому что НИКТО ей не сказал, где и что искать. А Рахель уверена, что «это же все знают». Нет, она тоже не тупая и не ленивая. Просто те 300 дел, которые висят на ее шее, не дают ей возможности обучить Ципи. Да и не должно это быть ее обязанностью! Это должны делать на факультете соц.работы, чтоб им всем там повылазило!

Не существует эффективной информативной системы. Если ты точно знаешь, ЧТО искать — не вопрос. Есть сайт «Кользхут», есть сайт Битуах Леуми (на русском, кстати, тоже). Но там можно утонуть и ничего не найти.

Как человек, много лет занимавшийся бизнесами, я смотрю на это с точки зрения «расширения деятельности». У нас слишком молодое государство. Оно было создано кучкой идеалистов, пахавших день и ночь. Как любая маленькая фирмочка, где изначально все друг друга знали, и всегда можно было «просто спросить», мы с трудом переживаем это самое расширение. Когда работников уже не два человека, а два десятка. И спросить некого. И вдруг оказывается, что прорва информации недоступна. Что все рушится, потому что никто не в состоянии структурировать работу подразделений. Беда в том, что закрыть государство и объявить его банкротом несколько сложнее, чем фирмочку.

Существует простой способ проверки эффективной рабочей структуры: сколько времени надо новому работнику на выяснение своих обязанностей и получение полной информации о деятельности фирмы. Когда он перестает задавать вопросы сидящему рядом с ним «старичку»? В нашей социальной системе даже этот способ неактуален. Потому что ответ — нисколько, он их не задает.

У меня в последнее время возникает стойкое ощущение приближающейся катастрофы. Вот как в двухтысячные лопнул пузырь стартапов, так скоро лопнет пузырь соцпомощи. И что мы все будем делать с этим — непонятно.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x