Экономика

Фото: pixabay

Читайте Трампа!

Главный урок истории заключается в том, что надо внимательно прислушиваться к радикалам. Главная ошибка либерального благодушия — считать, что все, что они говорят и пишут — это не серьезно, что они ещё образумятся, что они не намерены делать то, что обещают.

Большинство критиков Трампа и в последние недели, когда Трамп решил пособачиться с Россией из-за Сирии и много раньше, считают нынешнего хозяина Белого дома непредсказуемым волюнтаристом, сумасбродным оппортунистом и своенравным троллем, который не имеет никакого мировоззрения и сам не знает, что он будет делать в следующий момент. Но это не так.


Действительно Трамп очень необычный политик. Ему по-настоящему скучно беседовать с нудными вашингтонскими аналитиками, о которых он сам много раз говорил, что они ничего не понимают. Ему скучно читать речь с телесуфлера. Он может без этого  оборудования, которое он высмеивал долгое время. Без этого костыля, которым подпираются политические неудачники. И он действительно знает цену неожиданности, умеет изображать непредсказуемость, владеет приемами троллинга. Но мировоззрение у него есть. И оно было изложено в его книгах и выступлениях задолго до того как он стал президентом.

Но, как правильно указывал классик, мы ленивы и нелюбопытны. Вместо того чтоб открыть политический манифест Трампа «Былое величие Америки» (2011), где всё написано, мы рассуждаем о непредсказуемости и строим предположения.

А политические манифесты надо читать. Особенно, это доказывает история, политические манифесты радикалов — не очень конвенциональных политиков. Их надо читать в первую очередь.

Генри Киссинджер и Дональд Трамп

Предупреждение Генри Киссинджера

Докторская диссертация великого Генри Киссинджера, которую он защитил 64 года назад, когда будущий великий политический манипулятор был еще образцовым молодым ученым в Гарварде, называлась «Восстановление мира» и была посвящена дипломатическим усилиям Меттерниха и виконта Каслри по восстановлению стабильности в Европе. В ней говорилось, в частности, о том, как относиться к писаниям радикалов.

Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман, который цитирует диссертацию Киссинджера в книге «Великая ложь», говорит, что после прочтения первых трех страниц киссинджеровской работы у него по спине забегали мурашки….

Paul Krugman

Пол Кругман

На страницах диссертации описываются проблемы, возникающие, когда доселе устойчивая дипломатическая система сталкивается с «революционным движением» — силой, не признающей законности существования этой системы. Поскольку книга посвящена восстановлению Европы после битвы при Ватерлоо, под революционным движением в ней подразумевается робеспьеровская и наполеоновская Франция, хотя при этом явственно проводятся скрытые параллели с поражением дипломатии, столкнувшейся с тоталитарными режимами в тридцатых годах двадцатого века (проведение параллелей не означает провозглашение тождества.)

«Для меня кажется ясным, что общественно-политические силы правого крыла, контролирующие сейчас администрацию, обе палаты конгресса и в значительной степени юстицию и средства массовой информации, следует рассматривать как революционное движение в понимании Киссинджера. Иначе говоря, это движение, лидеры которого не признают законности существующей политической системы. Может быть, я преувеличиваю? На деле достаточно свидетельств, что ключевые силы, управляющие сейчас страной, считают, что некоторые политические и общественные институты, издавна утвердившиеся в Америке, не имеют права на существование в принципе и потому не принимают правил, которые большинство из нас полагают само собой разумеющимися» — утверждал Кругман в 2004 году, когда страной управляла ещё администрация Джорджа Буша (младшего), которая, в сравнение с нынешней, выглядит воплощением мейнстрима.

Революционное движение в понимании Киссинджера — это движение, лидеры которого не признают законности существующей политической системы и её методов.

По мнению Киссинджера: главный урок истории заключается в том, что надо внимательно прислушиваться к радикалам. Главная ошибка либерального благодушия — считать, что все, что они говорят и пишут — это не серьезно, что они ещё образумятся, что они не намерены делать то, что обещают.

История учит, что когда радикалы революционным путем дорвались до власти — к ним стоит прислушиваться… Они действительно намерены осуществлять то, что провозглашают.

«Государство и революция»

Если бы наблюдавшие за русской революцией 1917 года прочли бы ленинский манифест «Государство и революция» — полуфантастическую теоретическую книгу, которая автору представлялась не абстрактной теорией, а прямым руководством к действию, то иллюзий было бы меньше.

Книгу Ленин писал в Разливе, в знаменитом своем шалаше, как руководство к действию, твердо уверенный, что через несколько месяцев в России власть захватят большевики. Писал не только ради пропаганды, но на случай, если его, как он выразился в записке, адресованной  близким соратникам, «укокошат». В книге отразились истинные представления Ленина о том, каким будет (во всяком случае, должно быть) государство «диктатуры пролетариата», которое он собирался создавать.

Если бы только прочли «Государство и революцию»… Меньше было бы надежд, что и с приходом большевиков к власти всё образумится и будет нормально. Ведь под нормой мы воспринимаем обычное, верность прежним правилам игры.

Если бы прочли «Майн кампф»

Другой пример радикального манифеста — книга Гитлера «Майн кампф». Любой читающий её увидит в Гитлере деятеля, который твердо убежден том, что он выполняет историческую миссию, поймет, что ужасные представления Гитлера складываются в цельное мировоззрение. И больше не будет разделять распространенное мнение, что Гитлер был беспринципным оппортунистом и лишь действовал по обстоятельствам.

У Гитлера была своя логика. «В сумасшествии есть своя логика — именно она и сводит с ума» — говорил Честертон.

«Майн Кампф»: Гитлерам надо верить - relevant

И самое страшное, что автор, будущий лидер страны, будучи 35-летним ещё не опытным в дипломатии хамом, написал о том, о чем бы в принципе нужно было бы промолчать. Автор, имеющий ужаснейшие глобальные планы, не скрыл их. А читатели, большинство читателей и внутри Германии и вне её это должным образом не восприняли, хотя должны были бы понять всю опасность, которую несет человек вооруженный таким видением мира, предлагающий такой образ действий.

Радикалам нужно верить

История учит, что к радикалам стоит прислушиваться… Они действительно намерены осуществлять то, что провозглашают. И только мощное организованное противодействие, а не закрывание глаз на «болезни роста», способно их остановить и вернуть в более-менее системное русло.

В Рунете очень популярна и часто перепечатывается история о бабушке, которая пережила Освенцим. Она, во время встречи с учениками, рассказав об ужасах концлагеря, когда речь зашла о выводах, прервала речь школьников, которые говорили, что, мол, надо уважать людей, которые такие испытания пережили, быть толерантным, ценить мир на земле… Старушка заявила, что всё, что они говорят об уважении и толерантности правильно, конечно, но главный вывод должен быть совсем другой: «Нужно навсегда запомнить, что если кто-нибудь где-нибудь обещает вас убить — то им надо верить! Не рассуждайте как мы тогда, перед Холокостом, что это у них политика такая, что они это просто так говорят. Когда они перейдут от слов к делу — будет поздно».

Гитлеру не верили. Ему не верили порой самые умные и проницательные люди эпохи. В статье, опубликованной до прихода Гитлера к власти, историк Марк Алданов писал: «История предоставила расизму выбор между анекдотом — и кровью».

В гитлеровские бредни не поверили, поскольку долго считали его только скверным анекдотом. Но ему не верили и тогда, когда он уже вплотную подходил к большой крови Второй мировой войны. Его риторику не воспринимали всерьез.

Сам Алданов, умнейший и чуткий, еврей, переживший катаклизм русской революции, перепечатывая свою статью про Гитлера, уже в 1936 году писал: «Некоторым сюрпризом было отношение к евреям. Когда я писал настоящую статью, мне казалось, что это ловко и искусно выбранная карта, на которой в Германии очень выгодно сыграть хитрому человеку, дабы добиться власти. Теперь партия им выиграна, и карта эта стала ненужной, даже невыгодной. Между тем игра на ней превратилась в дело постоянное, нелепое и чаще всего комическое. Очевидно, этот человек и в самом деле вполне серьезно верил в свою гениальную расовую теорию!».

Но Гитлер не только верил. Он намеревался осуществить, то о чем писал ещё в Майн Кампф: «Если бы в начале войны мы решились задушить ядовитыми газами 12–15 тысяч этих еврейских вожаков, губящих наш народ, как гибли впоследствии от ядовитых газов сотни тысяч лучших наших немецких рабочих различных профессий на фронтах, — тогда миллионные жертвы, принесенные нами на полях войны, не оказались бы напрасными».

Но мысль о том, что Гитлер начнет геноцид при помощи газовых камер не приходила в голову самым проницательным его критикам.

Читайте Трампа

 

Я нисколько не ставлю знак равенства между Трампом и Лениным. И Трампом и Гитлером. Проведение параллелей не означает провозглашение тождества.

Думаю, что в данном случае труба значительно пониже, дым пожиже. И урона, хотелось бы надеяться, будет значительно меньше. Хотя силы государства, власть в котором захватил Дональд Трамп, во много раз превышают силы России в 1917-ом и Германии в 1932-ом, но это государство демократическое, власть Трампа не абсолютна, существует система сдержек и противовесов и пр.

Я только говорю, что политический манифест радикала Трампа стоит прочитать, чтобы понять как он думает и, что он планирует делать.

Трамп и Китай

Прочитавшие, например, совсем бы не удивились противостоянию Трампа с Китаем: «Китай представляет для США три крупные угрозы: Китай нагло манипулирует своей валютой; Китай предпринимает систематические попытки уничтожить промышленную базу США; Китай ведет промышленный шпионаж и кибервойну против США. Китай уже много лет проводит против нас жесткую политику».

В книге «Былое величие Америки» есть глава «Китай» и глава «В китайском прицеле».

Трамп и Россия

Не было бы удивлением и его нынешнее противостояние с Россией, которое может многим казаться верхом абсурдности и непредсказуемости.

Главку «Россия» Трамп начинает словами: «Популярность Обамы в Америке, возможно, достигла минимума, но я знаю место, в котором рейтинг Обамы достигает заоблачных высот. Это место – Кремль. Российские лидеры, наверное, до сих пор не могут поверить в свою удачу. Ни разу за миллион лет российские лидеры не думали, что в Америке изберут президентом такого неэффективного, некомпетентного человека. Проводимая Обамой дипломатия в стиле «всегда пожалуйста» и бесконечные разъезды по миру американских официальных лиц, которые приносят извинения и всем раскланиваются, отлично соответствуют интересам России. Премьер-министр России Владимир Путин, с моей точки зрения, очень умный и деловитый руководитель, бывший офицер КГБ. Как только Обама перебрался в Белый дом, он начал делать уступки и приносить мощь Америки в жертву на алтарь «улучшения отношений» с Россией».

Трамп же считает, что лучший путь для достижения договоренности с Россией — это шантаж, угрозы, игра мускулов и пр.

Нефть в обмен на демократию?!

Но главное, стоит понять способ мышления, как он видит мир, что считает правильным. И вот вам прелестный образец трамповского мышления.

Он считает, что Ирак должен отдать США свою нефть в благодарность за демократию, которую ему принесла американская оккупация. Ирак должен оплатить расходы за установление демократии.

Читайте сами: «Когда оказываешь кому-то услугу, за нее благодарят. Когда даешь кому-то в долг, долг выплачивают. А когда страна вроде США жертвует жизнями тысяч своих молодых военнослужащих, мужчин и женщин, и тратит более триллиона долларов ради того, чтобы принести свободу народу Ирака, то самое меньшее – поистине, самое меньшее, что следует сделать иракцам, – это оплатить расходы по своему освобождению.
Какую ценность для иракцев имеют избавление от кровавой диктатуры Саддама Хусейна и обретение демократии, при которой они могут голосовать и иметь свободно избранный парламент? На самом деле это бесценный дар, хотя после того, как Ирак разнесли на части, многие тамошние жители думают, что прежде им жилось лучше. Когда я говорю о том, что иракцы должны расплатиться, я говорю вовсе не о деньгах в их кошельках. Пусть иракцы дадут нам на время несколько своих нефтяных скважин – вот всё, о чем я прошу. Этой нефти хватит на то, чтобы мы смогли окупить понесенные нами расходы и позаботиться о десятках тысяч семей и детей, которые лишились дорогих им людей, убитых и пострадавших в ходе борьбы за свободу Ирака».

И поймите: этот человек, который занимает главный политический пост в мире, который более, чем кто либо другой, определяет мировую политику… он действительно так думает. Это его способ мышления.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x