Политика

Президент Ирана Хасан Рухани в ООН. Фото: Amir Levi, Flash-90

Кому нужна война с Ираном?

Всю последнюю неделю израильские СМИ упорно пугают нас войной. Вернее, войной пугает нас глава правительства, который при каждом удобном случае кричит, что враг у ворот, но мы не дадим ему нас убить, потому что убьем его первыми: «Мы полны решимости блокировать иранскую агрессию против нас, даже если это означает борьбу. Лучше сейчас, чем позже". Это все говорится и пишется с такой легкостью, словно речь идет не о войне, а о воскресной прогулке с друзьями на пикник.

Лет сорок назад моего друга, который был тогда хилым еврейским ребенком со скрипкой, отец учил: «Если тебя будут дразнить и обижать, бей первым и дерись, пока хватает сил. Все потом скажут: «Ай-ай-ай! Какой нехороший мальчик!», но это будет уже не важно. Зато никто больше к тебе не полезет». Сегодня эта дворовая философия прочно вошла в политику, и мы даже знаем глав государств, которые не стесняются этим гордиться. Хотя, по существу, гордиться здесь нечем, поскольку за спиной у мальчика со скрипкой (или без скрипки) есть папа, который, если что, всегда разберется, а за спиной у политика, который принимает на вооружение дворовую философию, стоит страна, за которую он отвечает, и люди, которые в итоге понесут на себе всю тяжесть последствий подобного политического решения. Ибо известно: кто сеет ветер – пожнет бурю.

Всю последнюю неделю израильские СМИ упорно пугают нас войной. Вернее, войной пугает нас глава правительства, который при каждом удобном случае кричит, что враг у ворот, но мы не дадим ему нас убить, потому что убьем его первыми: «Мы полны решимости блокировать иранскую агрессию против нас, даже если это означает борьбу. Лучше сейчас, чем позже. Страны, которые не были готовы принять своевременные меры по борьбе с убийственной агрессией против них, впоследствии заплатили гораздо более тяжелые цены», — настаивает Беньямин Нетаниягу. СМИ подхватывают: «Нетаниягу: Война с Ираном — лучше раньше, чем позже», «Иран готовится к ракетному удару по Израилю», «Нетаниягу: «Мы остановим Иран, даже если придется повоевать» «ЦАХАЛ готовится к отражению иранского ракетного удара» и т.п.

Это все говорится и пишется с такой легкостью, словно речь идет не о войне, а о воскресной прогулке с друзьями на пикник. Я, конечно, понимаю, Израиль привык повоевать , но я все же не думаю, что война с Ираном, которую нам так настойчиво «продают» СМИ, поддакивая премьеру, – такая уж безобидная и необходимая штука. Более того, у меня пока складывается стойкое ощущение, что война сегодня нужна Биби больше, чем Ирану.

Фото: Miriam Alster, Flash-90

Как пишет Haaretz, приводя сообщение канцелярии премьера, «Корпус революционной гвардии Ирана в течение последних месяцев перебрасывает в Сирию улучшенное оружие для атаки на нас. В том числе атакующие дроны, ракеты класса «земля-земля» и иранские противовоздушные системы, которые представляют угрозу для наших воздушных сил». Да, перебрасывает, похоже, это действительно так. Но проблема в том, что Израиль на протяжении последних месяцев методично и целенаправленно провоцирует Иран на то, чтобы тот первым начал активные боевые действия. Сначала сбитый иранский беспилотник (который, да, залетел на нашу территорию), потом удар по военной базе Т-4, потом несколько массированных бомбовых ударов по иранским базам в окрестностях Хамы, после которых специалисты Европейско-средиземноморского сейсмологического центра зафиксировали землетрясение магнитудой 2,6. Судя по тому, что США этих ударов не наносили, а Израиль вновь многозначительно промолчал, это тоже наших рук дело.

Потом еще эти два шкафа документов, напомнившие знаменитую российскую историю с «двумя чемоданами компромата» экс-вице-президента Руцкого (что для меня лично сразу придало делу со шкафами анекдотический налет). С одной стороны, Израиль четко следует своим целям – не позволить Ирану закрепиться в Сирии и сломать иранскую сделку, с другой – действия Иерусалима становятся все демонстративнее и демонстративнее. Это очень похоже на попытку подразнить тигра куском мяса – рано или поздно тигр набросится, и тогда можно будет с чистой совестью пальнуть по нему из всех стволов и сказать мировой общественности: «Вот! Мы же говорили – он первый начал».

Но давайте посмотрим, о чем пишут иранские СМИ. Естественно, Иран сегодня больше всего интересует ядерная сделка: «Касеми назвал непростым делом выход США из ядерной сделки», «Возможный выход США из СВПД подорвет международный порядок» (слова бывшего главы МИДа Великобритании Джека Стро), «Зариф призвал Европу прилагать больше усилий для сохранения СВПД». А кроме того – Тегеран интересуют дальнейшие инвестиции и сотрудничество с европейскими странами, то есть то, для чего открыла ворота ядерная сделка: «Иран и Испания подписали меморандум о взаимопонимании в нефтегазовой сфере», «Иран и Швеция проводят политические переговоры в Тегеране». Дональд Трамп должен объявить о своем решении по ядерной сделке завтра в 2 часа дня, т.е. в 9 вечера по израильскому времени, но уже сегодня иранский президент Хасан Роухани, который еще недавно заявлял, что в случае отрицательного решения США пожалеют об этом, сказал, что Иран продолжит выполнять свои обязательства по Венским соглашениям даже в том случае, если Трамп объявит о выходе из сделки (разумеется, если другие участники соглашения «гарантируют соблюдение его интересов», а в этом можно не сомневаться).

Даст ли Ирану война с Израилем возможность и дальше получать все выгоды от СВПД в виде европейских инвестиций, совместных проектов, нефтегазовых договоров и тому подобных финансово-экономических удовольствий? Согласятся ли остальные участники СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий) взять на себя ответственность за поведение Ирана, если он вступит в прямой военный конфликт с Израилем? Маловероятно, тем более, если США выйдут из сделки и начнут давить на своих европейских партнеров. Так что Тегерану сегодня война нужна меньше всего. Угрозы – да, поддержка «Хезбаллы» – да, открытое военное противостояние – вряд ли.

А вот Нетаниягу война сегодня была бы очень даже на руку. В случае успеха она позволила бы ему войти в историю не в качестве фигуранта серии дел о коррупции, а в качестве героя нации, бросившего вызов самому сильному врагу. И цена этого волшебного преображения, похоже, его не сильно волнует. Закон, позволяющий премьер-министру и министру обороны принимать решение о начале войны, лишь подтверждает эту мысль.

Желание быть поближе к будущему театру военных действий так велико, что премьер даже решил сократить свой официальный визит на Кипр и вместо того, чтобы прямо оттуда лететь в Россию на встречу с Путиным, которая запланирована на 9 мая, вернуться назад в Израиль, а уже отсюда лететь в Москву. Не лететь никак нельзя, потому что на встречу с российским президентом Нетаниягу возлагает большие надежды – опять же «в свете активизирующихся усилий Ирана по созданию в Сирии военного присутствия». Видимо, он ожидает, что его российский друг Владимир по-свойски поговорит со своим иранским другом Хасаном, чтобы тот не сильно сопротивлялся, когда мы начнем его бомбить, чтобы он не начал нас бомбить первым.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x