Политика

Депутаты Кнессета. Фото: Gili Yochanam, Flash-90

Политическая метеорология

Выборы, если дело дойдет до них, будут досрочными. Хотя, что такое выборы в предписанный законом срок, никто уже и не помнит. Последний раз полный срок проработал кнессет, избранный в 1984 году, и то лишь потому, что в том созыве была предусмотрена ротация на посту главы правительства Переса и Шамира, и никто из них не хотел просидеть в заветном кресле  меньше своего заклятого партнера по коалиции. Из двадцати созывов кнессета только пять проработали полную каденцию.

Ну вот, кнессет ушел на пасхальные каникулы… А ведь как кипели страсти накануне его роспуска! Всех волновал вопрос: на каникулы или насовсем? Я имею в виду — кнессет этого созыва. Хоть боевик снимай, в котором неизменно присутствует «тикающая» бомба с неизменным электронным циферблатом, ведущим обратный отсчет до взрыва. Успеют ли депутаты «перекусить» смертельный проводок до того, как все взорвется и страна пойдет на выборы?

Обрадованные внезапно свалившейся на них работой, фирмы, зарабатывающие на так называемых опросах общественного мнения, начали лихорадочно обслуживать СМИ и, разумеется, партии, публикуя светлые и мрачные перспективы партий в случае «если бы выборы состоялись сегодня». Политические обозреватели и сами депутаты делились прогнозами, как заправские метеорологи: «вероятность дождя… тьфу.. выборов — 70% (50, 40 — нужное подчеркнуть)». Комментаторы использовали стандартную метафору, которую я, в силу специфики моего образного мышления, представлял себе буквально.

Я видел Лицмана, залезшего на дерево, — это означало , что если не будет в трех чтениях принят закон о «непризыве», он развалит коалицию. Кахлон сидел на соседнем дереве — если не примут бюджет 2019 года — он уходит, коалиция разваливается сама. Либерман пристроился на дереве по соседству и сказал, что НДИ никогда не поддержит закон о призыве в трех чтениях в этой редакции. В общем, такой политический «обезьянник» с министрами на деревьях получился. Нетаниягу улетел в США, и все ждали, когда он прилетит и приставит лестницу к деревьям. При этом комментаторы залезали в голову к Нетаниягу (помните фильм «В голове у Джона Малковича»?) и усиленно думали за главу правительства: «Хочет он выборов или нет?» Все сходились к тому, что хочет, чтобы в конце июня быть с триумфом переизбранным и лишить Мандельблита, если не формального, то морального права предъявить обвинение любимцу страны. Тем более, что и опросы, заказанные самим Ликудом, «давали» (слово очень точное) этой партии аж 40 мандатов. А другим партиям вообще мало что светило, если верить (чего ни в коем случае нельзя делать)  этим опросам.

Но, в конце концов, всё закончилось, как водится в фильмах, за секунду до взрыва. Проводок тикающей бомбы перегрызли, министры не свалились с деревьев, а мягко сползли по гладким стволам, коалиционный кризис благополучно завершился принятием бессмысленного закона о непризыве в предварительном чтении, при том, что дальше будет обсуждаться совсем другой закон, бюджет был принят. Нетаниягу изобразил глубокое удовлетворение, и было ли это хорошей миной при плохой игре, так никто достоверно не знает. Война закончилась, все свободны. Кнессет отправился грызть мацу, и политическим обозревателям стало скучно. Такую песню им испортили!

Теперь самое время гадать о будущем. О перспективах. Мне не удалось и не удастся проникнуть в голову ни Биби, ни Лицмана, ни Либермана. А «мысль изреченная есть ложь», особенно, у политиков. Недаром автор этих крылатых слов Федор Тютчев был дипломатом. Он-то знал цену словам. Поэтому не буду полагаться на слова политиков из коалиции, клятвенно обещающим, что правительство простоит (просидит) всю каденцию. Я могу полагаться только на свой опыт и логику, на которую, впрочем,  в Израиле, как и на слова политиков, тоже полагаться рискованно.

Хорошо, коалиционный кризис — или его имитация — успешно завершился. Но, по логике вещей, то, что Либерман и Лицман спасли коалицию, смирившись с принятием закона о призыве в предварительном чтении, лишь означает, что кризис передвигается на послепасхальный период, на летнюю сессию кнессета. Потому что требование харедим, чтобы правительство обязалось принять этот закон летом во всех трех чтениях, остается, а Либерман поклялся (должны же мы хоть кому-то верить!), что если закон будет принят в трех чтениях, то НДИ выйдет из коалиции. То есть, вместо июня выборы будут в сентябре?  И стоило из-за этого нас держать в таком напряжении?

Конечно, есть вариант, что закон о призыве (непризыве), предложенный министерством обороны, удовлетворит Лицмана, и Либерману придется голосовать. Но тогда, каким должен быть этот закон, и уж как светская пресса в таком случае вознаградит за это Либермана? А тут еще нешуточные страсти предстоят вокруг закона о национальном характере государства, о чем я не так давно писал на «Релеванте». То есть, все чем нас пугали — и не зря — перед зимней сессией, плавно переместилось на сессию летнюю, так, в сущности, и не решившись.

И теперь вместо той тикающей бомбы начала свой обратный отсчет другая. Если кнессет после своего возвращения будет все-таки распущен, и мы пойдем на выборы, успеет ли юридический советник правительства Мандельблит предъявить Нетаниягу обвинительное заключение хотя бы по одному из многочисленных висящих на нем дел с тремя нулями, хотя Нетаниягу, как заезженная пластинка, повторяет мантру: «Ничего не будет, потому что ничего не было»?

Если успеет, и эта бомба или даже бомбочка взорвется, все пойдет наперекосяк. Потому что сам юридический советник уже заявил, что с гирей обвинительного заключения на ногах глава правительство не может оставаться на своем  посту, не говоря уж о том, чтобы восходить на этот пост заново. Конечно, Нетаниягу вполне может проигнорировать мнение своего юридического советника. Недаром говорят, что он уже подумывает о замене не слишком покладистого Мандельблита (хотя уж куда более близкого — он даже считался другом семьи премьера) на еще более угодного.

Лично я пока не вижу возможности избежать досрочных выборов. Лицман не уступит. Либерман? Что ж, какое-нибудь хитрое объяснение отступлению всегда можно найти, но это слишком большой электоральный риск и, думаю, Либерман как очень умный политик его просчитывает. Да и на Кахлона особо полагаться нельзя — он ведет свою игру и ждет, когда «Акела промахнется».
Мой метео-политический прогноз  — 70% на выборы в сентябре. А не получится — я всегда могу сказать: что ж, сработали остальные тридцать процентов. Чем я хуже наших метеорологов?

А в заключение, в предвкушении «праздника демократии» — выборов, предлагаю вам  любопытную статистику. Выборы, если дело дойдет до них, будут досрочными. Хотя, что такое выборы в предписанный законом срок, никто уже и не помнит. Последний раз полный срок проработал кнессет, избранный в 1984 году, и то лишь потому, что в этом созыве была предусмотрена ротация на посту главы правительства Переса и Шамира, и никто из них не хотел просидеть в заветном кресле  меньше своего заклятого партнера по коалиции. Из двадцати созывов кнессета только пять проработали полную каденцию. За последние 15 лет средний срок работы очередного состава нашего парламента — всего два с половиной года, при отпущенных законом четыре!
Так что, на самом деле ничего экстраординарного нас не ждет. Самое обидное, что после выборов практически ничего не меняется, и тогда многомудрые политические комментаторы начинают чесать затылки и размышлять, кому и зачем это всё вообще было надо?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x