Гражданин мира

Иллюстрация: кадр видео

Москва: точка невозврата?

Мирная акция в центре Москвы привела к жестокому противостоянию людей и полиции. Людей, которые скандировали «Мы не враги!», «Мы без оружия», «Россия будет свободной», « Верните мой голос!» - жестоко задерживали, избивали. На акции за свободные выборы в Москве 27 июля задержали 1388 человек.

Прошла ли Россия точку невозврата? Вчера показалось, что да. 27 июля в Москве состоялась акция «За свободные выборы». Мирная акция привела к жестокому противостоянию людей и полиции ( и Росгвардии). Людей, которые скандировали «Мы не враги!», «Мы без оружия», «Россия будет свободной», « Верните мой голос!» — жестоко задерживали, избивали.

Полиция задержала несколько сотен человек в районе Тверской улицы, после чего протестующие разошлись по центру города, всюду были кордоны полиции, которые разделяли людей, и в конце концов на Трубной площади, закрытой со всех сторон, прошли массовые задержания.

Акция была организована как встреча незарегистрированных кандидатов в депутаты Мосгордумы с избирателями около мэрии Москвы и не согласовывалась с властями. Большинство из этих кандидатов, которых, как известно, на допустили к выборам, к началу акции были задержаны.

На акции за свободные выборы в Москве 27 июля задержали 1388 человек, сообщает проект «ОВД-Инфо».

Вот что рассказывают очевидцы:

Екатерина Поспелова:

-Мосизбирком забраковал подписные листы ВСЕХ независимых кандидатов на московские выборы в сентябре. Сказал, что огромного количества людей просто не существует в природе. Мошенничали нагло, подло — и как хотели. Меняли буквы в фамилиях перед проверкой по базе подписавшихся людей, приписывали четверочки, вместо единичек, в номерах паспортов.

Волонтерские штабы не допущенных к выборам кандидатов в депутаты кликнули клич, и очень многие якобы «мертвые души» написали заявления о том, что они живы. Но это не подействовало. Апелляции отвергаются, «причин не доверять проверке» якобы нет. Поэтому москвичи вышли на несанкционированный митинг, длившийся до позднего вечера.

Лидеров почти всех в ночь или утром задержали, подход к объявленному месту на Тверской намертво загородили автобусами и несколькими рядами ОМОНа. Ментов было просто дикое количество, автобусами-автозаками запружена вся Тверская. Задержанных — около тысячи человек. Винтили просто так — хоть ты лозунги кричи, хоть просто на лавочке сиди. Много раз народ отбивал людей обратно.

Жертв нет, но много раненых. Две пробитые до крови головы — одна из них муниципального депутата Хамовников А.Парушиной (на первом фото). Насколько я знаю — ни одной провокации, люди ведут себя осознанно и по-взрослому.

Митингующих оттеснили в переулки, и там были настоящие баттлы — то менты теснят с криками: «раз, раз, раз», то митингующие наваливаются.

Иллюстрация: кадр видео

Зять мой, стоявший во втором ряду говорит: близко видел истекающие потом под касками и забралом лица ментов и слышал — как они потом отдувались. Он тоже отдувался — говорит: нелегко было. И еще говорит — когда так тесно, то видно, что под забралами — тоже люди.

Потом митингующие пошли самостийными потоками по Москве, с плакатами и лозунгами, а менты за ними не успевали. В результате прошли шествием по Новому Арбату, перекрыли Садовое кольцо ненадолго и стеклись несколькими потоками на Трубную.

Туда приехали некоторые кандидаты, кто освобожденный, кто избежавший задержания — любимая моя Елена Русакова приехала не из дома, больная, но успела не раз побывать на «Дожде» и на улицах Москвы. Задержанную Люовь Соболь отпустили вечером, а на Трубной взяли опять.

Менты приперлись и на Трубную, и там тоже винтили. Проезжающие машины бибикали приветственно. В течение дня прокуратура пришла в студию Навальный-life, а так же менты приходили и в студию Дождя.

У нескольких кандидатов в депутаты прошли обыски.Глушилки работали вовсю, связь с репортерами все время падала, — но не заглушили.

Зять мой пришел воодушевленный. Говорит — народ не боится, такое впечатление, что появилась солидарность. Все с восторгом кричали: «Мы за Любовь», «Путин вор», «Допускай» (до выборов), «Полиция с народом — не служи уродам», «Где мой голос?» и так далее.

Много рассказывают про разговоры с ментами, которые матерят Колокольцева (министр МВД) и поощряют митингующих. Типа «Поднажмите».(Сильно надеяться на это не стоит, им промывают мозги хорошо и платят прилично, но — было, было).

Что будет дальше — время покажет.

Лида Луговая, жена Юлия Кима

— В день протеста он уехал из столицы. От своего народа, который опять обокрали. Теперь не на выборах, как в 2011-м, а заранее, на подходе.

Он бежал из Москвы не зная, что делать с народом. Отдал приказ запугать, погасить пламя, задержав лидеров. Не удалось. Не испугались. Вышли. Мирно. Без оружия. Против дубин.

Какой символ.

Сесть в батискаф и уйти на дно, в тишину. Где темно, нет шума, упреков, вопросов. Забыть о том, что наверху стоит пустой Кремль, вокруг бушует народный ураган и никого, кроме полиции, между испарившейся властью и народом. Никого и ничего. Осталась голая, тупая сила.

И полиция кричит растерянно по рации, гоняясь за демонстрантами: «Что теперь делать?». Пока кричит. Пока не надоело.

Он хорошо научился за 20 лет чтить мертвых. Возлагать венки, стоять с опущенной головой, вытянув руки и распрямив спину. С ними просто – они не ответят. С живыми ему трудно.

Горячий июльский день 27-го склонился к вечеру. На Москву упала вечерняя прохлада, в окнах зажегся свет. Завтра придет новый день. Люди по всей России, следившие, затаив дыхание, за столицей, проснутся немного в другой стране. Она двинулась вперед – от безмолвия, смирения, покорности. Теперь она пойдет дальше и дальше, все ускоряя и ускоряя шаг.

Борис Вишневский, депутат Заксобрания Санкт Петербурга

-Скорее всего, Сергей Семенович был уверен, что и эта спецоперация пройдет так же гладко, как и прежние. Что кучка кандидатов пошумит и успокоится, застряв в судах и избиркомах до получения запланированных отказов.
Но на сей раз — не прокатило.

И когда второй раз за неделю тысячи граждан вышли на центральные улицы в Москве на якобы «несанкционированную» (а на самом деле — вполне законную и мирную) акцию, — требуя политического представительства и признания своего права голосовать за тех, кого они хотят, а не за тех, кого пропустил избирком, — выяснилось, что московский мэр просто-напросто исчез.

С утра он грозно предостерег о «готовящихся серьезных провокациях» и «недопустимости ультиматумов», а потом растворился в воздухе.

Посмотрите на сайт мэра Москвы за 27 июля. Сайт мэра города, в центр которого вышло не меньше 15-20 тысяч человек, требующих регистрации «своих» кандидатов в депутаты и честных выборов. И которых разгоняли опричники из Росгвардии, задержав больше тысячи человек. Но об этом на сайте — ни слова. Только про первый киберспортивный фестиваль и про то, что гости фестиваля еды в парке Горького съели тридцать тысяч бургеров.

Мэр любого европейского или американского города, если бы у него на улицы вышли тысячи протестующих, вышел бы к ним — разговаривать, спрашивать, отвечать, выяснять, чего они хотят, принимать их представителей. Иначе на следующий день он уже не был бы мэром. А где был Собянин вместе со своей великой и ужасной мэрией?
Не произнес больше ни слова.

Спрятался в щель, и оттуда требовал послать на улицы еще больше «космонавтов». И там же прятались его всемогущие Раковы, Бирюковы и Ликсутовы. На улицах осталась только Росгвардия, которая ничего, кроме как хватать и бить, не умеет. Но она не могла помешать тысячам людей, идя по Лубянке (мой старший сын был среди них) кричать «Путин — вор!» и «Позор ФСБ!».

В такую же щель спрятался и сам Путин — что может быть более яркой иллюстрацией, чем его показательный спуск в батискафе на дно Финского залива ровно в то время, когда в Москве «космонавты» избивали и задерживали мирных граждан? В Кремле и в мэрии думали, что стоит «изолировать» десяток лидеров — и вышедшие на улицы в растерянности разойдутся.

Они не поняли, что люди вышли на улицы не по призыву лидеров и не ради них — они вышли ради себя. И выйдут снова и снова. И не только в Москве.

Мумин Шакиров, режиссер и журналист

-Интересная деталь. Во время прямого эфира с акции «Встреча с избирателями» на Цветном бульваре, росгвардейцы хватали подряд людей и бросали в автозаки. Впереди меня стояли двое гражданских, плечом к плечу (как Петров и Боширов), среди протестующих. ОМОНовец в каске потянулся за добычей, схватил одного из них и резко вырвал из толпы. И вдруг тот громко крикнул: «Калуга!». Росгвардеец тотчас выпустил жертву из своих стальных объятий. Сегодня пароль для «внештатных» сотрудников Росгвардии, косящих под демонстрантов, засланных казачков — «Калуга», то есть «свой». Завтра будет «Здорово, Кострома!». Городов в России много.

Иллюстрация: кадр видео

26 июля в Москве прошли обыски у оппозиционных кандидатов в депутаты Мосгордумы.

Константин Янкаускас, муниципальный депутат и кандидат в депутаты пишет в своем блоге в 20 часов: «У моих родителей идет обыск. Отец вышел на лестницу и ему стали выкручивать руки…

А спустя два часа: «5 минут назад они ворвались в квартиру моей 80-летней бабушки…»

И вот что сказал после обыска 78-летний отец Константина:

-Я спросил сына: «Костя, почему ты стал оппозиционером, выбрал такой путь?» Костя мне ответил: «Отец, зачем ты мне сказал, что моя бабушка спасала русских пленных?»

Мои родители родились в 19 веке. Мать была из рода Понятовских. Польских королей. Ее предки стояли рядом с Наполеоном, рядом с Рафаэлем.

19 августа 41 год. Ведут толпу. 1180 евреев идет . Немцы командуют: «Линкс!» Это значит -налево. Дальше идет слово «Гералка». Это название леса. Евреи поняли, что там вырыты ямы. Они кидают грудных детей в овраги. Детям, которым по 3. 5, 7 лет говорят: «не идите с нами, вас будут расстреливать, идите к Янковской». У нас убирали урожай. И вот приходят к нам окровавленные дети. Отец закладывает большую телегу, и мать моя едет к месту расстрела.

Она видит. Что земля идет ходом. Она поднимается вверх. Она раскапывает могилу. Ищет среди трупов евреев живых. Находит одного. Привезла домой. Выходила его.

Собрала около двух тысяч детей. Раздала их. Прятала.  Потом они уехали в Израиль, в Америку.

Потом в наше имение завели русских партизан. Мать через черный ход вывела русских пленных. Когда они пришли в лес, один офицер упал на колени. Поцеловал ей ноги и говорит: «Мать, мне плакать хочется. Вы очень богаты. У вас будет советская власть. Но советская власть вас не тронет». Он написал расписку и расписался. Это был Кузнецов. Разведчик.

Но мать стала узницей Освенцима.  Немцы отвели ее в засасывающее болото и расстреляли. Меня бросили у ворот Освенцима.

Зато мой сын следует моральным принципам, учению Христа, которые его бабушка следовала. Поэтому она и спасала и евреев, и русских. Я буду обращаться к узникам Освенцима. Я буду обращаться к тем, кого спасла моя мать, праведник Мира. Я буду обращаться к участникам войны.  Я обращусь к Папе Римскому. Я буду защищать правду и своего сына. Я пойду до конца.

27 июля вся моя семья была на митинге.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x