Общество

Иллюстрация: Anemone, pixabay.com

Трудные подростки остались без помощи

Как получилось, что девочки-подростки из группы риска остались без какого-либо решения в виде интерната или общежития, по вине "игр престолов" в министерстве соцобеспечения? "Купленные" тендеры, ложные отчеты и умышленное вранье - все это обнаружило в империи министра Хаима Каца эксклюзивное журналистское расследование сайта "Ха-Маком".

Планы по закрытию пяти учреждений для проблемных подростков открыли настоящий ящик Пандоры, обратив внимание общественности на действия Элин Элуль, главы отдела по работе с трудными подростками министерства соцобеспечения. Ложные отчеты по зарплате, странное принятие решений касательно тендера, неточные данные и впечатляющее замалчивание фактов. Что-то прогнило в министерстве соцобеспечения… Перед вами эксклюзивное журналистское расследование сайта «Ха-Маком».

Пару месяцев назад холодным вечером около сорока женщин и трое мужчин собрались на срочную встречу в большой гостиной в Иерусалиме. Среди женщин были выпускницы учебных учреждений для проблемной молодежи, бывшие воспитатели и работники центров, волонтеры, активисты и социальные работники. Встреча состоялась в связи с многочисленными слухами о том, что министерство соцобеспечения планирует закрыть пять (!) учреждений для трудной молодежи, четыре из которых являются общежитиями для девочек из групп риска. Это было стихийное объединение женщин, хотевших сделать все возможное, чтобы предотвратить этот чудовищный план.

Это было не первое собрание группы, но впервые у них были явные доказательства, что Элин Элуль, старший заместитель директора и руководитель отдела юридической помощи и отдела, в ведении которого находятся учреждения по защите проблемной молодежи, тайно продвигает план по закрытию нескольких таких центров. Атмосфера в гостиной была бурной. Некоторые выпускницы рассказали, что уже несколько месяцев девочки, которые хотят перейти из закрытого интерната в одно из открытых общежитий, получают информацию от сотрудников этих центров, что министерство социального обеспечения дало четкое распоряжение не принимать к ним новеньких.

Закрытие интернатов и общежитий для девочек из групп риска — чудовищная ошибка. Иллюстрация: Ulrike Mai pixabay.com

В конце встречи выпускницы центров помощи решили провести специальную кампанию, в ходе которой они поделятся своими личными историями и расскажут, как проживание в общежитиях, над которыми повисла угроза закрытия, навсегда изменило их жизнь к лучшему. Одна из участниц встречи, Нили Софер, проживавшая когда-то в «Ариель хауз-хостель» в Иерусалиме, теперь учится на социальную работницу в колледже «Тель-Хай». Она специально приехала на встречу в Иерусалим. «Я слышала немного о том, что происходило в общежитии. И новых девочек не было. А через несколько месяцев мы поняли, что происходит что-то странное, что не поступает новых заявок на проживание», — говорит она. «Нам сообщили, что ходят слухи о закрытии общежития. Мне было больно слышать об этом. Самая большая сложность была в том, что все базировалось на слухах. Не было четкого заявления, что это происходит на самом деле. И никто из отдела помощи подросткам не мог ничего сказать».

Нили Софер говорит, что ее первой мыслью было, что есть много девушек, которые прошли через эти учреждения и на своем опыте понимают, насколько серьезной потерей станет закрытие этих общежитий. «Мы, выпускницы таких учреждений, прошли через все это и нам есть что рассказать, — объясняет она, — мы решили бороться. Рассказать о нашем опыте и начать борьбу за сохранение общежитий. Так и началась борьба: с мыслью, что у нас нет полной информации о том, что происходит, но что мы можем привлечь внимание к проблеме в социальных сетях».

«Мы получили сообщение, что могут закрыть общежитие. Мне было больно это слышать. Я не верила, что дойдет до такого. Самая большая сложность была в том, что все базировалось на слухах. Не было четкого заявления»

В течение нескольких дней развернутая девушками кампания привлекла внимание общественности к проблеме и вынудила министерство соцобеспечения официально отреагировать на происходящее. С тех пор глава отдела по работе с трудными подростками Элин Элуль успела признаться в программе Керен Нойбах на радиостанции «Решет-Бет», что она действительно намерена закрыть упомянутые общежития. А сразу после эфира Элуль поспешно распространила документ под названием «Хасут а-ноар». Потом она отказалась публично от слов о закрытии общежитий и заявила, что министерство объявит новые тендеры на контракты по эксплуатации и ремонту данных общежитий. Мы еще вернемся к этой теме, но для того, чтобы лучше понять, что происходит в отделе по работе с подростками министерства соцобеспечения, и как принимаются решения с далеко идущими последствиями, влияющими на качество и доступность помощи для тысяч юношей и девушек из групп риска, нужно вернуться на несколько лет назад, к назначению депутата Кнессета Хаима Каца на должность министра социального обеспечения.

«У Каца нет четкой программы»

Хаим Кац, являвшийся председателем рабочего комитета концерна «Авиационная промышленность Израиля» вплоть до назначения на пост министра в мае 2015 года, был заинтересован в немедленных изменениях. Йоси Сильман, занимавший на тот момент должность генерального директора министерства, сказал в интервью газете «Калькалист» в июле 2015 года, вскоре после неожиданного увольнения: «Я еще в Кнессете понял, что я на прицеле у Каца. После одного из конфликтов он обратился к предыдущему министру соцобеспечения Меиру Коэну с просьбой уволить меня.

В последние недели я замечал, что совещания проходят без меня, а две недели назад Кац потребовал, чтобы я уволил двух заместителей генерального директора, потому что так пожелал рабочий комитет. Одну сотрудницу я сразу отказался уволить, потому что она прекрасно справлялась с обязанностями, а что касается второго замдиректора, я объяснил почему невозможно уволить его в данный момент. Я подождал несколько дней и подумал, что проблема разрешилась. Но Кац вызвал меня и спросил об увольнениях. Я сказал, что не могу на это пойти, и услышал в ответ, что он решил уволить меня. Он спросил, хочу ли я остаться до конца месяца, но я понял, что не хочу находиться рядом с ним ни одной лишней минуты».

На вопрос, беспокоит ли его что-то в планах Каца, Сильман ответил: «У Каца нет никакой программы. Я ничего не слышал от него о планах. Когда он вступил в должность, мы ожидали услышать программу министра, но он потребовал от нас план работы на месяц, и на этом все. Я до сих пор не понимаю, каковы его приоритеты».

Хаим Кац. Photo by Marc Israel Sellem/POOL

Кац поспешил назначить генеральным директором министерства Элиезера Явлона, который оставил свою должность гендиректора «ШААЛ», потребительского клуба сотрудников и пенсионеров концерна «Авиационной промышленности Израиля». Главой канцелярии Явлона стала Элин Элуль.

Всего за несколько месяцев до назначения на новую должность у Элин Элуль, давней сотрудницы министерства соцобеспечения, возглавлявшей отдел по подготовке следователей — соцработников для бесед с детьми в трудных ситуациях, возник конфликт с тогдашним генеральным директором Йоси Сильманом после того, как он обратился в комиссию гражданской службы с просьбой начать расследование против нее.

В письме, направленном Элуль, Сильман написал, что намеревается отстранить ее от работы на том основании, что она серьезно и злонамеренно нарушала трудовую дисциплину, превышая свои полномочия.

Сильман принял решение, узнав, что в сентябре 2013 года, когда Элуль была детским следователем, она опоздала в отделение неотложной помощи больницы «Вольфсон», где ждал подросток, пожаловавшийся на насилие, поэтому жалоба не расследовалась. Элуль подала иск о клевете против Сильмана после инцидента, но в день, когда начался судебный процесс, она отозвала свой иск, не выдвинув никаких условий.

По информации газеты «Калькалист», комиссия гражданской службы не могла определить, опоздала ли Элуль из-за нестыковок в показаниях, но расследование показало, что Элуль сообщала о работе на выезде (которая оплачивается выше), оставаясь при этом в офисе. «Материалы расследования показали, что в 2010–2014 годах работница сообщила об 11 дежурствах в выходные дни, хотя находилась в эти даты за границей», — сказали в дисциплинарном отделе комиссии. Тем не менее, комиссия решила ограничиться выговором.

Как известно, в бытность гендиректором Явлон пытался отстранить от должности юридического советника после того, как она помешала ему совершить действия, которые, по ее мнению, не соответствовали правилам надлежащего управления.

Явлон внезапно скончался от остановки сердца в декабре 2016 года. Пять дней спустя Хаим Кац назначил Элин Элуль исполняющей обязанности гендиректора на время реформ в министерстве. Многие высшие чины в министерстве были недовольны этим назначением, но словам газеты «Калькалист», Кац предложил покинуть министерство всем, кому не нравятся изменения.

«Некоторые проекты не стоило отдавать на откуп частным компаниям, а некоторые — стоило. Например, «Хасут а-ноар» не стоило отдавать на аутсортинг. Вы не можете позволить сторонней компании иметь дело с детьми, которых лишили свободы».

Возможно, Элуль была кандидаткой на пост постоянного генерального директора, но всего несколько недель спустя Кац назначил своего друга Авигдора Каплана генеральным директором министерства. Каплан, занимавший должность заместителя гендиректора концерна «Авиационной промышленности Израиля» до перехода на частный рынок, был знаком с Кацем более 40 лет.

В интервью, данном «Глобусу» год назад, Каплан сказал, что «80% наших социальных услуг предоставляются сторонними компаниями. Это услуги, которые мы покупаем у тысяч некоммерческих организаций и частных компаний». Каплану был задан вопрос, была ли критика приватизации оправданной, и он ответил: «Некоторые проекты не стоило отдавать на откуп частным компаниям, а некоторые — стоило. Например, «Хасут а-ноар» не стоило отдавать на аутсортинг. Вы не можете позволить сторонней компании иметь дело с детьми, которых лишили свободы.

Верховный суд постановил, что невозможно приватизировать тюрьму. Почему бы не приватизировать министерство юстиции и бюджетный отдел? Почему частные агентства оказывают услуги по усыновлению детей? Приватизировать можно практически любые услуги в сфере соцобеспечения, но важно обдумать, стоит ли это делать, и на каких условиях».

Полуприватизация

Неуместная приватизация, о которой говорит Каплан, связана с передачей ответственности за систему защиты молодежи общественным неправительственным организациям, сотрудники которых не являются государственными служащими. До недавнего времени ассоциации, выигравшие тендеры, были некоммерческими организациями, специализирующимися в области терапевтического образования. Тем не менее, под ответственность Каплана и министра Каца, новые предприниматели вышли на поле деятельности, и в декабре 2017 года был объявлен тендер на работу «девяти школ-интернатов для мальчиков и девочек в бедственных ситуациях». Компания по трудоустройству «Даниель» выиграла право на работу с семи учреждениями. А организации «Теплый дом» досталось еще два интерната.

Каплан также сказал в интервью, что приватизация учреждений для несовершеннолетних, аналогичных тюрьмам, где свобода подростков ограничена, побудило министерство соцобеспечения создать более 20 лет назад странный гибрид. Под названием «школы-интернаты для мальчиков или девочек в бедственных ситуациях» существует сложный и проблемный комплекс структур, который сотрудники министерства соцобеспечения называют «государственными общежитиями».

Это учреждения закрытого типа, куда детей помещают в соответствии со специальным судебным приказом, который требует, чтобы они содержались в изоляции. Необходимость ордера очевидна, поскольку свобода проживающих в общежитиях очень ограничена, и они представляют собой альтернативу тюремному заключению или защищают мальчиков и девочек, находящихся в непосредственной опасности.

Почему это проблематично? Министерство соцобеспечения решило, что директора общежитий останутся государственными служащими, подчиняющимися министерству. А весь другой персонал (администраторы, координаторы по вопросам образования и терапии, различные работники) останется со времен до приватизации.

Но управляющие персоналом и учреждениями — это частные организации или компании, которые выигрывают тендеры, чтобы предотвратить создание трудовых отношений. Эта организационная структура, навязанная победителям тендера, порождает два типа работников. Например, сотрудников с зарплатами государственных служащих, различными льготами и защитой сильного рабочего комитета, в отличие от работников общественных организаций, которые не имеют постоянного трудового договора и получают гораздо более низкую заработную плату, что определяется условиями тендера. Эта также приводит к напряженности, проистекающей из различных представлений о характере отношений с управляющими компаниями.

Кадр из ролика организации Элем о бездомных девочках.

Помимо общежитий закрытого типа, под эгидой «Хасут а-ноар» существуют десятки открытых общежитий, общеобразовательных школ-интернатов, убежищ на случай чрезвычайных ситуаций и учреждений, являющихся альтернативой тюрьме. Они управляются только некоммерческими организациями, без директоров и государственных служащих.

«У Каца нет никакой программы. Я ничего не слышал от него о планах. Когда он вступил в должность, мы ожидали услышать программу министра, но он потребовал от нас план работы на месяц, и на этом все. Я до сих пор не понимаю, каковы его приоритеты».

Организация «Анав», отвечающая за 20 различных структур и имеющая многолетний опыт, обслуживала восемь из девяти государственных общежитий и подошла к участию в тендере в надежде продолжить работу трех из них. Но к удивлению членов организации, устроители тендера предпочли «Даниель».  Человеком, который привел к неожиданной дисквалификации «Анав», была Элин Элуль, которая не смогла стать постоянным генеральным директором, и была назначена главой отдела по работе с трудными подростками, который в том числе курирует проект «Хасут а-ноар».

Проиграв тендер, организация «Анав» поспешила подать административное ходатайство, в котором утверждалось, что решение о признании недействительными ее предложений было несоразмерным и не основывалось на доказательственной основе, необходимой в данных обстоятельствах. Слушания в Иерусалимском окружном суде, который занимался этим делом, позволили взглянуть на действия Элин Элуль, директора отдела, который привел к дисквалификации организации.

Необъяснимое и необоснованное решение

В судебном решении, принятом в июне 2018 года, которое в итоге аннулировало решение комитета по тендерам не заключать соглашения с организациями «Анав», судья написал: «Я увидел, что в работу комитета вмешались. Не хватало фактического обоснования принятого решения. Выводы были сделаны на основе ошибочных доказательств». Эти же ошибочные доказательства привели к тому, что работе «Анав» была поставлена оценка «Ноль» якобы на основе ее предыдущей деятельности, что в итоге и привело к отказу от услуг организации.

Далее судья уточняет, на каких доказательствах основывалась оценка. Тендерный комитет опирался на документ с «профессиональным мнением», представленный ему Элуль, и включал пять коротких разделов. Среди прочего, в нем говорилось: «Когда я вступила в должность в апреле, я узнала о серьезных и продолжающихся проблемах «Анав» при наборе рабочей силы. Несмотря на мои просьбы к организации набрать необходимый персонал для полной занятости, у нас остались пустые койки и невозможность принять ожидающих мальчиков и девочек. Прилагаются несколько примеров моих просьб к гендиректору организации, которые свидетельствуют о недовольстве министерства».

На первый взгляд обвинения кажутся серьезными. Тем не менее, из решения ясно, что примеры, приложенные к обвинениям, включали переписку, касающуюся одного общежития. В ходе переписки сотрудники организации опровергли обвинения в неспособности набрать штат сотрудников, объяснив, что долгосрочные проблемы рабочей силы являются следствием сложных отношений между директором общежития, сотрудником министерства соцобеспечения, и остальным персоналом, и что люди часто увольняются по этой причине.

Какова была реакция Элин Элуль на претензии организации? «В ответ на это письмо, — пишет судья, — г-жа Элуль пояснила, что методы управления общежитием директором, назначенным министерством соцобеспечения не касаются истца. Г-жа Элуль проигнорировала слова истца о том, что общежитие соответствовало всем стандартам».

Что касается второго учреждения, читателей ждет еще один сюрприз. Примеры включают переписку между директором общежития в тот период, когда произошли «серьезные неудачи», и директором организации «Анав». Однако выясняется, что бывший директор общежития был назначен на новую должность и был назначен «старшим вице-президентом по сети, инфраструктуре и работе» в министерстве соцобеспечения, в соответствии с которым он является председателем тендерного комитета. Того самого комитета, который отклонил предложение «Анав». И здесь судья обнаружил, что на аргументы относительно нехватки рабочей силы в общежитии были даны ответы. И опять директор проигнорировал требования организации относительно стандартов.

При таком положении вещей неудивительно, что в случае с третьим учреждением судья объясняет, что «прилагалась электронная переписка между несколькими различными инстанциями (в рамках министерства соцобеспечения — прим. автора) по проблеме рабочей силы». В конечном итоге переписка доходит до г-жи Элуль, но нет никаких писем от г-жи Элуль в адрес истца». Далее судья пояснил, что решения тендерного комитета указывают на то, что они не перепроверили утверждения Элин Элуль.

Элин Элуль, кадр из репортажа 11 канала

Решение судьи не оставляет места для сомнений. «Решение тендерного комитета не связываться с петиционером, — утверждает он, — не было основано на достаточной доказательной базе. Во-первых, это многострочный документ, подготовленный человеком, который отвечал за общежития всего за нескольких месяцев до его подготовки. И он касается учреждений, касательно которых вскоре был объявлен тендер.

Судья задается вопросом, как краткая переписка о трех общежитиях, без возможности представить какую-либо соответствующую ссылку на ответы организации в режиме реального времени, побуждает Элуль написать о «серьезных и продолжающихся неудачах» и напоминает, что организация обслуживала 19 общежитий в течение 20 лет, но до последних трех месяцев накануне тендера не было ни одного документа, подтверждающего несостоятельность организации «Анав». Надо полагать, что если бы они были, министерство соцобеспечения не сотрудничало бы с организацией два десятка лет.

В разделе «Необоснованность и отсутствие аргументов», в котором он более подробно описывает поведение тендерного комитета, судья постановил, что помимо отсутствия данных, которое привело к дисквалификации ассоциации в тендере, «решение не является оправданным и обоснованным». После вынесения решения организация «Анав» выиграла тендер на эксплуатацию одного из государственных общежитий. Министерство соцобеспечения не удосужилось сделать выводы после резких замечаний, сделанных судьей, и, похоже, никто не был потрясен судебным решением.

 

Оригинал публикации на сайте Ха-Маком

 

От редакции: государственный контролер в своем отчете также очень резко критикует политику министерства соцобеспечения в вопросе подростков из групп риска, в частности его критика касается лично Элин Элуль. Подробности

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x