Ваши права

Рfботницы-филиппинки. Фото: Yossi Zamir|/ Flash-90

Они нанимают "мебель"

"Большую часть времени я стараюсь делать вид, что это ещё один предмет мебели в моём доме, - рассказывает Яэль, нанимающая работника по уходу за её мужем на протяжении последних 7 лет. – Потому что, если я стану воспринимать его, как настоящего человека, мне придётся признать, что в нашем доме проживает чужой человек, который становится свидетелем всей нашей частной жизни".

Как мы относимся к работникам по уходу? Сколько мы платим за их труд, и какие взаимоотношения выстраиваются между пациентом, который выступает в роли работодателя и работником по уходу, проживающим у него дома? И почему и в этом вопросе государство всецело положилось на «невидимую руку рынка», которая щедро раздаёт тумаки обеим сторонам? Ответы на эти вопросы даёт новое исследование, проливающее свет на сложную систему взаимоотношений в сфере длительного ухода.

«Большую часть времени я стараюсь делать вид, что это ещё один предмет мебели в моём доме, — рассказывает мне Яэль, нанимающая работника по уходу за её мужем на протяжении последних 7 лет. – Потому что, если я стану воспринимать его, как настоящего человека, мне придётся признать, что в нашем доме проживает чужой человек, который становится свидетелем всей нашей частной жизни. Его нельзя сравнить с компаньоном по аренде квартиры или с обычным работником. Он видит, как я просыпаюсь каждое утро. Он смотрит на меня, когда я раздражаюсь из-за поведения детей. Он купает моего мужа и ванной и перекладывает вещи в нашем шкафу. Вдобавок, время от времени на его место приходит кто-то другой. Из того, что я пытаюсь не думать о нём, как о человеке, не следует, что я не плачу ему то, что положено и чем-то нарушаю какие-то его права. Но для меня это единственная возможность защитить, по крайней мере в сознании, то, что сохранилось ещё от моей обычной, частной жизни».

Странная профессия

То, о чём рассказывает Яэль, довольно типично. Такие же слова я слышала в последние годы от многих людей, нанимающих в свои дома иностранных работников по уходу. Можно ли сказать, что Яэль и многие другие оправдывают своими рассуждениями дегуманизацию работников по уходу? Скорее всего, это не так. Но её слова в очередной раз подчёркивают то, насколько работа по уходу отличается от других профессий, и насколько деликатным должно быть отношение к тем, кто занимается этим нелёгким трудом. Нужен ещё один взгляд «со стороны» на взаимоотношения, складывающиеся между пациентом-работодателем и его наёмным помощником.

До сих пор освещение в средствах массовой информации темы работников по уходу сводилось к крайним случаям: когда выяснялось, что работник издевается над беззащитным пациентом, или же пациент оказывался жестоким эксплуататором. Адвокат Идит Цимерман, директор Клиники по правам работников при Тель-авивском университете, и д-р Шири Регев-Месалем, доцент на юридическом факультете университета Бар-Илан и академический руководитель системы юридических клиник, пытаются дать более объёмную картину сложных и противоречивых отношений между работниками по уходу и их работодателями. В рамках исследования, д-р Шири Регев-Месалем опросила 52 семьи, в которых работают и проживают работники по уходу, а Идит Цимерман на протяжении последнего года занимается программой поддержки нанимателей.

От того, каким будет ответ на вопрос, кто более защищён – работник или наниматель – в изрядной степени зависит характер взаимоотношений. К такому выводу пришла д-р Регев-Месалем. «50% прошенных считают, что минимальная зарплата является вполне достаточным вознаграждением за труд работников по уходу. Из остальных прошенных большая часть считает, что зарплату нужно повысить, но были и такие, кто предлагал сделать её ещё ниже, — говорит д-р Регев-Месалем. – Опрошенные высказывали три точки зрения на вопрос о том, кто является более сильной стороной в трудовых взаимоотношениях. Были такие, кто считают более защищёнными работников, другие уверены, что более сильны пациенты или обе стороны равны.  В группе, предлагавшей повысить зарплату работникам по уходу, говорят о равной степени зависимости. Представители этой группы убеждены, что на уровне «микро», в пределах дома, главным оказывается работник, и у нанимателя нет возможности полностью им управлять. Однако, они признают, что на уровне «макро» более сильной стороной является всё-таки наниматель».

Однако, вопрос «главенства» относительный. «Если работник здесь уже несколько лет, а наниматель в первый раз ищет иностранного работника по уходу, вполне может быть, что тон задаёт именно работник. По той причине, что он знает свои права лучше, чем наниматель», — говорит Идит Цимерман. Но тут же поправляется: «Не раз мне приходилось слышать от нанимателей, что компании по найму рекомендуют им выписать из-за границы нового работника, а не искать среди тех, кто уже в Израиле – потому, что они хотят больше денег и ведут себя вызывающе». Кому выгодны такие рассуждения? В первую очередь, самим компаниям по найму, так как, за новых работников они получают больше денег – за посредничество. Интерес компаний по найму очень понятный. Работники, которые уже находятся в Израиле, разумеется, чувствуют себя более уверенно и умеют требовать то, что им полагается. Но соотношение сил всё время меняется. Нужно учитывать несколько моментов, в первую очередь, то, что все, без исключения, иностранные работники по уходу, въезжающие в Израиль, обязаны выплатить деньги за посреднические услуги. То есть, они приезжают, имея довольно большой долг, выплатить который им удаётся только через год или полтора. В этот период они «не делают проблем», потому, что должны вернуть долг компаниям. С другой стороны, те из них, кто находятся в Израиле больше 51 месяца, сталкиваются с другой проблемой – им трудно найти новое место постоянной работы и часто приходится соглашаться на временные варианты (например, работать на замене). Таким образом, получается, что период, когда они могут более или менее успешно «качать права» достаточно короткий».

Играет ли роль тот факт, что в подавляющем большинстве случаев работой по длительному уходу занимаются женщины, что эта профессия воспринимается, как преимущественно женская? Проведённые недавно исследования указывают, что дело обстоит именно так, и, что от работниц, вдобавок к их основным обязанностям ожидают выполнения ими бесплатно или почти бесплатно других работ по дому, как будто речь идёт об обычной прислуге. Однако в исследовании д-ра Регев-Месалем и адвоката Идит Цимерман это предположение не находит подтверждения. Возможно, по той причине, что в роли нанимателей в большинстве случаев выступали тоже женщины. Почти всегда в семьях ответственность за работников по уходу (равно, как и за состояние пациентов) несут жёны, дочери и невестки. Цимерман и Регев-Месалем не обнаружили и разницы в отношении к работникам, прибывающим из разных стран мира. Хотя, в большинстве случаев семьи предпочитают работников из Филиппин – возможно, потому, что мы к ним больше привыкли. Пришло время развеять миф о том, что филиппинцы являются прирождёнными работниками по уходу, потому что привыкли выхаживать своих родственников до последнего дня. На самом деле, на их родине продолжительность жизни гораздо ниже, чем на Западе, и подобная модель встречается в последнее время всё реже, и то, преимущественно в сельских районах, где уходом занимаются только женщины. Добавлю от себя, что ни один из филиппинских мужчин, в том числе родом из деревень, которых я нанимала до сих пор, не имел никакого опыта в уходе. Так что, мужской шовинизм и расизм не играют в этой истории никакой роли. Главное, что отличает взаимоотношения между работником по уходу и его пациентом – это нужда, которую испытывают обе стороны и отсутствие информации.

Государство натравливает социально-слабые слои друг на друга

Начнём с нужды. Ясно, что необходимость в найме работника по уходу проистекает из крайне затруднительного положения пожилого человека или инвалида. Большую часть тех, кто нуждаются в длительном уходе (около 80%), составляют пожилые люди. Непосредственно наймом занимаются, как правило, их дети. Работник по уходу символизирует для них неизбежную кончину родителей, которые ещё живы. Наём работника по уходу означает для взрослых детей окончательный конец их детства, когда папа был самым сильным и мог достать до неба, а мама была самой красивой и умеющей всё на свете. К этому страшному осознанию добавляются экономические трудности. В отличие от найма обычного работника, производящего прибавочную стоимость, в данном случае наниматель не получает никакой прибыли, а наоборот – тратит свои деньги. Серьёзной проблемой при найме работника по уходу является отсутствие информации. Государственные инстанции не считают себя обязанными объяснять, кому что положено и сколько. Их функция ограничивается выдачей лицензий и их отменой, а также охотой на тех, кто находится и работает в стране нелегально. И там, где государство самоустраняется, наружу выползает «невидимая рука рынка», которая больно бьёт по обеим сторонам.

«Создалась ситуация, при которой государство сделало своё дело (выдало лицензию) и устранилось, а каждая из сторон играет в игру с нулевым результатом, пытаясь «отыграть» у другой лишний шекель. Это напряжённая, эмоциональная ситуация, когда люди «едят друг друга», — объясняет Идит Цимерман. – Если вы зайдёте на страницы в социальных сетях, где наниматели обсуждают работников по уходу, вы увидите очень много резко отрицательных высказываний о работниках. Очень много затрагиваемых там вопросов не имеют чётких юридических ответов, потому, что не совсем понятно, какие права есть у работников.  Сколько, например, нужно платить работнику, если он работает в его выходной день, полагающийся раз в неделю? Суд по трудовым вопросам не вынес ещё своего вердикта, поэтому существуют разные мнения. По одному мнению, платить полагается 318 шекелей, по другому – 361 шекель. Из-за разницы всего в 43 шекеля происходят ожесточённые словесные баталии в соцсетях. Когда я высказалась в поддержку толкования о 361 шекеле, на меня сразу набросились и обвинили в том, что я заняла сторону работников и хочу ограбить нанимателей. И это из-за пары десятков шекелей! Есть множество таких мелочей, каждая из которых становится символом в борьбе».

Так, кто же должен объяснить нанимателям, что им можно делать, и чего нельзя? Кто поможет разобраться и даст чёткие ответы на вопросы в кризисной ситуации, когда человек должен быть честным работодателем, но его материальные возможности крайне ограничены, а эмоциональное состояние очень тяжёлое?

«Это должны сделать компании по найму рабочей силы и компании, предоставляющие услуги по длительному уходу, — говорит Идит Цимерман. – Но они часто сами не знают, или вводят в заблуждение, или же уклоняются от ответов. Мне доводилось видеть бумаги, которые они выписывают, и слышать жалобы от людей, которые к ним обращались, но внятных ответов не получили».

«Свободный рынок» – это компании по найму рабочей силы и предоставляющие услуги по длительному уходу. Они совершенно равнодушны и не испытывают никакого сострадания. Их не трогают невыносимые ситуации. Семьям, которые считаются «невыгодными» для работников они могут длительное время вообще не оказывать никакой помощи. Давно пора навести в этих компаниях порядок! Если начать разбираться в причинах найма нелегальных работников, выясняется, что трудно найти людей, соглашающихся работать в географически удалённых районах. Есть и невыгодные пациенты: это, в основном, дети-инвалиды. Именно эти категории нанимателей нередко нарушают закон, — повторяет Идит Цимерман то, что мне самой неоднократно приходилось слышать. – Самыми выгодными для иностранных работников являются одинокие старики. Труднее всего найти работника в семью, проживающую вместе с пациентом».  Я никогда не забуду нанятого мною первого работника по уходу, который, увольняясь, объяснил простую вещь: «Лучше всего работать со стариком, потому, что не приходится много работать, и никто тебе не указывает, что нужно делать». Естественное стремление иностранных работников устроиться в районе Тель-Авива государство пыталось ограничить условием работать в «периферии».  Но, несмотря на то, что это требование немного улучшило ситуацию, иностранцы, приезжающие в Израиль, всё ещё пытаются сделать всё возможное, чтобы добиться работы в центре страны.

«По сути, государство стравливает между собой социально-слабые группы населения, — считает Идит Цимерман. – На симпозиуме, проходившем недавно в рамках проекта Trafflab, затрагивающего и проблему длительного ухода, было сказано, что государство не оказывает необходимой помощи нанимателям. На это утверждение Орна Замир, курирующая сектор длительного ухода в Институте национального страхования, ответила следующее: «Но ведь и тем, кто нанимают иностранную прислугу для дома, государство тоже не помогает!» С точки зрения Орны Замир, между работниками по уходу и прислугой нет разницы! Но разница есть, и она очень существенная.

Значительная часть обращений нанимателей к Идит Цимерман касаются «лакун» в действующем законодательстве, которые нуждаются в более подробном истолковании. Государство, как было сказано, самоустранилось и не вмешивается. Организации, оказывающие поддержку иностранным рабочим в Израиле, заботятся, соответственно, в первую очередь о том, чтобы не пострадали интересы работников. Компании по найму заинтересованы привезти в страну как можно больше работников, чтобы увеличить свои прибыли. В этой ситуации нанимателям приходится нелегко, потому, что они всех подозревают в попытке нажиться на их неведении.

Идит Цимерман: «Много раз я сталкивалась с ситуацией, когда наниматели собирают ответы на их вопросы во всех инстанциях – от компаний по найму, от организации «Кав ле-овед» и пр. – и после всего приходят к нам в надежде, что мы дадим ответ, который их удовлетворит. Когда наниматели понимают, что я из Клиники по правам работников, я тут же превращаюсь в их глазах в подозреваемую».

ольшая часть вопросов, поступающих в организации, оказывающие помощь иностранным работникам, касаются срока прекращения работы и отпусков. «И, если ко мне приходит наниматель, который через 13 лет совершенно искренне спрашивает о том, должен ли он был откладывать все эти годы что-либо для работницы по уходу, это значит, что на самом деле никто все эти годы ничего ему не объяснял. К сожалению, бывает и так».

Для обращений в Клинику по правам работников при Тель-авивском университете: siudhelp@gmail.com

Оригинал на сайте «Ха-Маком»

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x