Блогосфера

В День памяти о павших. 5 мая 2005 года, Иерусалим. Фото: Flash-90

Память о павших - священна

Есть семьи, потерявшие близких, для которых совместные действия с представителями другой стороны, как раз и являются способом преодоления своего личного горя. Запретить им это, не дать им это сделать, помешать им в этом – значит нанести по ним удар. Хуже того: нанести удар по абсолютно оправданному в Израиле особому статусу людей, потерявших родных, защищавших страну.

Память о павших в Израиле – священна.  Что понятно и справедливо. Уровень самопожертвования, который был необходим (и необходим до сих пор) для того, чтобы поддерживать существование посреди враждебного Ближнего Востока национальный очаг еврейского народа, подразумевает безграничную благодарность и признательность тем, кто потерял отца, мужа, сына. Тем, кто ежедневно живет с этим горем.

И поэтому вдове или сироте можно говорить то, что другим нельзя. Именно так. Самое малое, что ожидается от нас в этой ситуации, принять эту жуткую боль, в чем бы она ни выражалась. Нравится нам это или не очень.

Я не люблю альтернативные церемонии памяти. В День памяти жертв Холокоста я не способна слушать что-либо о Сирии, о борьбе за права инвалидов, о проблемах беженцев и прочих человеческих несчастьях.  Между всем этим существует связь. Я это понимаю. И в любой другой день я готова этому внимать. Но не в День памяти Шоа, который, с моей точки зрения,  день поминовения, йорцайт, наших коллективных дедушек и бабушек (а для многих из нас не только коллективный, но и личный)

То же самое – и день памяти павших в израильских войнах, терактах. Я не способна в этот день принять в себя боль другой стороны конфликта, его взгляд на вещи. И я не считаю нужным оправдываться по этому поводу. Я чувствую, что два раза в год я имею право любить своего ребенка больше, чем всех остальных детей в мире, свою бабушку больше, чем всех остальных бабушек. Два общих, коллективных дня в году. Два дня любви, боли и милосердия, обращенных внутрь – не наружу. Без критики, без цинизма. Без того, чтобы выделяться, обособив себя от других. Два дня в году быть вместе со всеми. Быть вместе. Быть частью общего.

Но я, слава Всевышнему, не потеряла кого-либо очень близкого. И я знаю, что есть другие, не такие, как я. И у них совсем иной опыт. И есть семьи, потерявшие близких, для которых совместные действия с представителями другой стороны, как раз и являются способом преодоления своего личного горя. Запретить им это, не дать им это сделать, помешать им в этом – значит нанести по ним удар. Хуже того: нанести удар по абсолютно оправданному в Израиле особому статусу людей, потерявших родных, защищавших страну. Это значит нанести удар по нашей безопасности.

Я прочитала то, что написала Михаль Кейдар, жена Долева, офицера, павшего во время операции “Нерушимая скала”. Она, по-видимому, участвует в церемонии, и поэтому подвергла критике  решение министра обороны. Я читала то, каким образом люди отвечали ей. Столько презрения, столько злобы. Утверждения, будто она цинично использует память о своем погибшем муже… Все это в адрес женщины, в одиночку воспитывающей троих детей, живущей с ужасной мыслью, что, возможно, она сделала недостаточно для того, чтобы предотвратить его гибель. Она имеет полное право делать все, что считает нужным во имя его памяти.

Пост Авигдора Либермана

Когда министр обороны не позволяет въезд на территорию страны палестинцев, чтобы сорвать церемонию памяти погибших родственников, которую вместе проводят потерявшие близких израильские и палестинские семьи, это, прежде всего, серьезный удар по израильтянам, потерявших родных.

Министр обороны в Израиле обязан быть очень осторожным когда речь заходит о таких семьях. Когда речь заходит обо всех израильских семьях в такой ситуации.

Блог автора на ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x