Ваши права

Митинг в поддержку Ивана Голунова. Кадр видео

Правовая система паханата

Всем понятно, что задержание Ивана Голунова была антиправовым, «позвоночным». Несмотря на то, что задержание Голунова вызвало у всех чувство протеста, а освобождение радость, и то и другое — проявление правовой системы авторитарного клептократического режима. И в том, и в другом случае закон использовали как дышло. И в том, и в другом случае правоохранительные органы выступали в амплуа «чего изволите». Заказной характер посадки доказывается именно заказным характером освобождения. И только усугубляет понимание того насколько извращенным является российское правосудие.

Вначале я расскажу африканскую притчу — про рыбака и охотника. Не бойтесь! Африканское в ней — только происхождение. А выводы общечеловеческие.

Рыбак и охотник

Жили в одной деревне рыбак и охотник. Однажды рыбак задумал ловить рыбу, а охотник собрался в лес стрелять зверей.

Первым вышел из дому рыбак. Он отправился к реке, там разделся, одежду сложил на берегу и вошёл в воду. В это время мимо проходил охотник и забрал одежду рыбака.

– Эй, это моя одежда! – закричал из воды рыбак. – Положи её на место!

Но охотник ответил:

– Не надо было оставлять её на берегу. Ты мог повязать одежду вокруг бёдер. Я её нашёл, и теперь она моя.

– Пойдём тогда к вождю, пусть он нас рассудит, – сказал на это рыбак.

– Пойдём, – согласился охотник.

И оба пошли на суд к вождю. Они рассказали, как было дело, и вождь сказал:

– Ты, рыбак, действительно не должен был оставлять свою одежду на берегу. Охотник прав, надо было повязать её вокруг бёдер. Тот, кто нашёл одежду, может теперь взять её себе.

Вернулся рыбак домой голый. В это время начался сильный дождь. Охотник как раз проходил мимо хижины рыбака и спрятался одной ногой под его кровлей.

– Это моя нога, – сказал тогда рыбак и схватил охотника за ногу.

– Отпусти мою ногу, – попросил охотник. – Идёт дождь, я просто хотел спрятаться.

– Прячься у себя в хижине, – ответил рыбак. – А уж ногу мне оставь. Она теперь моя.

Решили оба опять обратиться к вождю. Рассказали ему, как было дело. И вождь сказал:

– Когда вы спорили об одежде, ты, охотник, решил, что имеешь право взять её себе, потому что рыбак не повязался ею. Теперь рыбак увидел твою ногу под своей кровлей и захотел эту ногу взять. Что ж, тебе, охотник, я сказал: можешь взять одежду. Теперь я говорю рыбаку: ты имеешь право на ногу охотника, можешь её отрезать.

И рыбак отрезал охотнику ногу.

А вывод, который мы можем сделать из этой притчи?

Мораль тут простая: плохо, когда юридические принципы абстрактной справедливости расходятся с элементарным здравым смыслом. Это плохо… даже когда решения поначалу выносятся в вашу пользу.

Плохо, когда нормы поведения одной сферы автоматически переносятся на другую. И суд этому не должен потакать. Рыболовство — это одно, охота — другое. И эта банальная истина верна даже в желтой жаркой Африке.

Поговорим о правовых нормах

Ведь правовая область — от следствия до судопроизводства — это прежде всего нормативное ведение дел. Это как в футболе — игра согласно правилам.

Футбол великолепная игра. Главной задачей игрока является забивать гол в чужие ворота и охранять свои. Но если кто-нибудь, кроме вратаря, хватает за мячик рукой, то это нарушение правил. За это бьют штрафной. Стоп! Он же хотел, как лучше для своей команды?! А сделал как хуже. Если не соблюдать правила — то это уже не футбол.

Иван Голунов на суде. Фото: кадр видео

Всем понятно, что задержание Ивана Голунова была антиправовым, «позвоночным». А вот… освобождение Голунова? Освобождение, которое мы все можем только приветствовать.

Поэт и юрист

Есть в России хороший поэт Мария Ватутина. Маша — одна из лучших современных российских стихотворцев. Победитель Первого Всероссийского турнира «Красная площадь. Время поэтов» и обладатель титула «Голос нашего времени». Её лирика — честная, звонкая, горячая, навзрыд женская, с щемящим ощущением несправедливости и одиночества.

Но по первому образованию Маша юрист. И до Литературного института окончила Московский государственный юридический университет. Работала адвокатом и редактором юридического журнала.

Маша, которая, конечно, протестовала против задержания несправедливо обвиненного Голунова, обратила внимание, на то, что не только задержание, но и освобождение Голунова — было не законным, а «понятийным» и коррупционным.

«За полдня ни в одной правовой системе невозможно провести следствие (передав дело другой следственной группе и отняв у первых следователей, заподозренных в необъективности) так, чтобы и все экспертизы провести, и все оформить документально, и в суд подать, и без очереди провести заседание в суде и принять решение закрыть дело, и по телевизору доложить устами министра МВД, и еще генералов подготовить к отставке. Это можно произвести так — только от огромного испуга власти в связи с резонансом перед прямой линией с Президентом и Днем России, когда люди собрались выходить на улицу.

 

Пикет у российского консульства в Израиле. Фото: Алесандр Ханин

То есть, это сделано по прямому указанию сверху, а не потому, что Голунов невиновен, и это на самом деле установлено или хотя бы понято участниками дела. Да, суд признал, что сам факт задержания прошел по сфальсифицированному поводу, тогда и факта преступления нет, но, повторю, это решили за полдня, приняв на веру слова позвонившего человека сверху, потому что пикеты под окнами. То есть не по процедуре, соответствующей процессуальному закону. Хорошо, отлично, что журналист освобожден. Хорошо, если продолжит расследования и не попадет в беду. Но закона тут не пробегало ни разу и нигде. И я говорю не о неправильности решения по сути, а о том, что судебная система и следствие у нас ручные, а Голунова отпустили потому, что шума не надо, а не потому что разобрались. То есть, если представить, что факт с наркотиками был на самом деле — сейчас результат был бы такой же — отпустили бы…» — утверждает Мария Ватутина.

По мнению Ватутиной арест Голунова свидетельствует о неисправности работы российской правовой системы, которая не только втаптывает в песок, но и освобождает не исходя из правовых норм. Не получилось с подставой, ну, извините, освободим, забудем и разойдемся.

«И такое впечатление, что генералов поскидывают тоже ради того, чтобы конфликт между властью и обществом исчерпать, или еще потому, что засветились грубо, а не потому, что реально виноваты. Какие-то прям спазмы, судороги — вчера повязали, сегодня отпустили на всю страну. И ведь типичный способ посадки, понятно. Вам радостно, что вы добились свободы Голунова, а мне противно от работы машины» — пишет Мария Ватутина.

И освобождение, и посадка — являются диагнозом российской правовой системе. О её неисправности освобождение Голунова свидетельствует даже больше, чем посадка.

Ибо манипуляция законом и нормативным ведением дел по воле высокопоставленных заказчиков — были и в том, и в другом случае. Просто в случае освобождения, заказчики, которым этот скандал сильно мешал, были гораздо более высокопоставленными. И гнев их на нерадивых «ментов» вызван прежде всего тем, что они:

1) не умеет даже правильно обставлять «подставу».
2) мешают своими маленькими гешефтами президенту.

Несмотря на то, что задержание Голунова вызвало у всех чувство протеста, а освобождение радость, и то и другое — проявление правовой системы авторитарного клептократического режима. И в том, и в другом случае закон использовали как дышло. И в том, и в другом случае правоохранительные органы выступали в амплуа «чего изволите». Заказной характер посадки доказывается именно заказным характером освобождения. И только усугубляет понимание того насколько извращенным является российское правосудие.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x