Конфликт

Фото: кадр из фильма

Наши мальчики - кто они?

В сериале Our Boys показан раскручивающийся маховик террора,  в нем есть почти документальные съемки картин тотальной ненависти, выплескивающейся на улицы, и кровь порождает кровь, и приводит в результате к войне. Сериал критикуют и справа, и слева, а Нетаниягу назвал его " антисемитским".

Я посмотрела первые 4 серии сериала Our Boys (הנערים) и даже хотела начать свою колонку с того, что сериал очень сильный, но…и дальше высказать некоторые критические замечания. Они есть. Например, если бы я была режиссером и сценаристом, то начала бы историю раньше, и это избавило бы сериал от обвинений в предвзятости. Напомню, премьера американо-израильскогого телевизионного мини-сериала, созданного Хагай Леви, Джозефом Сидаром (Йоси Сидер) и Тауфиком Абу-Ваэлем состоялась 12 августа 2019 года на канале HBO. Сериал создан HBO совместно с Кешет (Keshet International’s Keshet Studios).

Но тут началось. И это не только коллективные письма в адрес HBO от разгневанных матерей (одна из организаций матерей павших), которые возмущены тем, что в центре внимания еврейский террор. В бой вступила тяжелая артиллерия в лице премьер-министра и его сына. Они обрушилась на создателей сериала, а заодно и на своих «врагов» — руководителей и журналистов 12 канала, которому премьер-министр предложил  объявить бойкот. И понятно за что, он и не скрывает этого – за то, что журналисты занимаются его коррупционными делами. Бойкот? Видимо решил перенять опыт некоторых ненавистных ему организаций. И назвал «терроризмом против демократии» работу журналистов, которые теперь вынуждены ходить с охраной. Так что «антисемитский» по словам Нетаниягу, сериал, «очерняющий Израиль» (как не вспомнить наше советское детство), вышел для него очень кстати.

И это уже настоящая травля с именами «предателей». Карни Зив, зав.отделом драмы компании «Кешет»,  написала в «Фэйсбуке»: «В последнее время публикуются опасные и угрожающие послания с фотографиями создателей сериала. Так вот вам и моя фотография тоже». И как, скажите, в этой обстановке спокойно писать о сериале?

…Создатели сериала рассказывают историю расследования убийства 16-летнего Мухаммада Абу Хдэйра  который был похищен в Восточном Иерусалиме, избит и сожжен заживо 2 июля 2014 года. Его убийство было совершено как акт мести за убийство террористами ХАМАС израильтян Нафтали Френкеля, Гилада Шаэра и Эяля Ифраха. Позднее полиция задержала трех подозреваемых в причастности к убийству арабского подростка. Двое приговорены к пожизненному сроку, один несовершеннолетний  — к 21 году заключения.

Фото: кадр из фильма

То, что создатели Our boys сконцентрировались на расследовании убийства арабского мальчика для наших «патриотов» и некоторых правых политиков – нож в сердце.  Да, можно было сделать по-другому и рассказать обе истории. Но как не понять и создателей сериала, которые говорят то, что кажется важным сказать здесь и сейчас. И это вызывает критику с обеих сторон. Им не так важно показать, почему ХАМАС убивает – об этом в Израиле говорят из любого утюга в русле израильского дискурса, и из других утюгов – в русле палестинского. Им было важно понять, почему стало возможным страшное, жестокое убийство человека евреями – студентами йешивы. И как вообще закручивается эта пружина взаимной мести, от чего страдают невинные дети и мы все.

В сериале показан маховик террора,  в нем почти документальные съемки знакомых нам картин тотальной ненависти, выплескивающейся на улицы. И кровь порождает кровь и приводит в результате к войне. Этот сериал сделан с огромным сочувствием к арабской семье, потерявшей сына и бессильно наблюдающей, как израильская полиция сначала отказывается заниматься похищением, а потом — как их убитый мальчик становится орудием пропаганды в нескончаемой войне. «Он теперь не только ваш сын», — объясняют ему перед похоронами на фоне беснующейся толпы.

И не меньшее сочувствие авторы испытывают к тем, кто пытается раскрутить это клубок и предотвратить кровь.  И найти убийц, несмотря на то, что это убивает их собственную веру в то, что евреи не могут совершить акт жестокого бессмысленного насилия. Тут надо отметить прекрасную работу Шломи Алькабец, который играет довольно одинокого думающего человека из среды восточных евреев в окружении ашкеназов в ШАБАК, которому было почти невозможно поверить в виновность учеников йешивы, членов семьи почтенного раввина. И это тоже важный штрих. Как и признание того, что и убийцы, заливающие в рот человека бензин — люди, и нужно осознать, как это стало возможным? Ведь и они тоже — «наши мальчики», как это ни ужасно. И погибшие невинные жертвы с обеих сторон, и те, кто ведет расследование, и ученики йешив…все.

Фото: кадр из фильма

Насколько я помню то, что происходило в 2014-го году, события воссозданы очень точно, вся атмосфера ужаса, боли и подстрекательства передана верно. «Антисемитизмом» это можно назвать только обладая больным воображением и желанием назвать черное – белым.

Да, это сильное политическое и художественное высказывание – поймут ли его вне Израиля, не знаю. Но здесь его точно поймут. В обстановке подстрекательства и грязной борьбы мы подходим к новым выборам. И война в этой связи кажется почти неизбежной.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x