Арабский мир

Арафат и Ясин вместе на постере, но в ООП они не могли ужиться вместе... Photo by Wagdi Ashtiyeh /Flash90

Осло и террор - история и мифы

Не Осло стало причиной террора, а наоборот – террор и палестинское сопротивление стали причиной Осло, а «понавезенные и вооруженные банды» не взрывали автобусы во время страшной волны террора, последовавшей за подписанием соглашений. Террором смертников в период и до, и после Осло занимался ХАМАС и отчасти Исламский Джихад. Их ниоткуда не привозили, их не вооружали... Анна Кац о истории террора - до, после и во время соглашений Рабина с Арафатом.

Пожалуй, один из самых популярных мифов, связанных с соглашениями Осло, гласит: «Рабин и Перес привезли и вооружили банды террористов, а они начали взрывать автобусы».

Между тем, нетрудно убедиться, что не Осло стало причиной террора, а наоборот – террор и палестинское сопротивление стали причиной Осло, а «понавезенные и вооруженные банды» не взрывали автобусы во время страшной волны террора, последовавшей за подписанием соглашений. Террором смертников в период и до, и после Осло занимался ХАМАС и отчасти Исламский Джихад. Их ниоткуда не привозили, их не вооружали,  хотя первую партию оружия ХАМАС, который тогда еще так не назывался, приобрел и в самом деле от Израиля – у солдата, ограбившего оружейный склад.  Правда, это оружие предназначалось не для борьбы с Израилем, а для использования против других группировок, например, НФОП.

ХАМАС произрастал под самым носом у Израиля, и до поры до времени Израиль был к нему вполне благосклонен. Более того – даже после начала Первой Интифады лидеры ХАМАС неоднократно встречались в Кирие с министром обороны в правительстве Ицхака Шамира, Ицхаком Рабином, и обсуждали условия прекращения восстания. Тогда же начали намечаться основные принципы будущих соглашений и состав участников переговоров. Встречались они и с Пересом, занимавших тогда пост министра иностранных дел. Вот что вспоминает об этих встречах один из лидеров ХАМАС, Махмуд аз-Захар: «Меня спросили, что я думаю, и я ответил: Израиль должен объявить о прекращении оккупации и об уходе с территорий, включая Иерусалим. Освобожденные территории должны перейти под управление ООН или какой-либо третьей силы, по договоренности. Палестинцы сами выберут себе лидеров и представителей.»

Как известно, ХАМАС не стал частью соглашений и не вошел в ООП, в том числе из-за того, что этому резко противился ФАТХ. Как вспоминал впоследствии Махмуд аз-Захар, представители ФАТХ высказывались на встрече с Рабином следующим образом: «Каждый, кто посмеет выдвинуть свою кандидатуру в качестве альтернативы кандидатам от ООП и вопреки ее воле, будет уничтожен. Каждый, кто попытается стать альтернативой ФАТХ». Через несколько месяцев после этой встречи была принята хартия ХАМАС, призывающая к уничтожению Израиля.

Палесатинские полицейские и израильские солдаты в Иерихо, в 1994 году. Иерихо был первым городом, переданным палестинской автономии в рамках Ословских соглашений.
Photo by Yossi Zamir/Flash 90

Официальной датой начала Первой интифады принято считать 9 декабря 1987 года. Интифаде предшествовал дорожный инцидент возле КПП Эрез, в котором погибло четверо палестинцев. Палестинцы обвинили израильтян в преднамеренном убийстве, и в лагере беженцев Джебалия вспыхнуло восстание, которое очень быстро распространилось на весь Западный Берег, Газу и Восточный Иерусалим.

Спустя несколько дней после начала интифады шейх Ахмед Ясин, глава исламистского движения аль-Муджама аль-Ислами, решил создать на основе движения организацию, которую назвали ХАМАС (Харакат аль-мукавама аль-исламиййа, Исламское движение сопротивления), боевое крыло которой должно было включиться в интифаду. Это было непростым решением, поскольку оно могло поставить под удар главное детище Ясина — благотворительные и религиозные структуры аль-Муджама аль-Ислами, к которым Израиль относился вполне снисходительно, но Ясин не мог позволить себе риск остаться в стороне от восстания и получить обвинения в коллаборационизме. Ясину и его соратникам важно было оказаться в центре борьбы и стать символом сопротивления.

В начале 1989 года ХАМАС похитил и убил двух израильских солдат — Ави Саспортаса и Илана Саадона, это были первые боевые операции ХАМАС за пределами сектора Газа. Позже были похищены и убиты Ниссим Толедано (декабрь 1992) и Нахшон Ваксман (октябрь 1994). В декабре 1992, после убийства Толедано, Израиль депортировал на юг Ливана, в Мардж аз-Захур, 415 боевиков ХАМАСа и Исламского Джихада. Среди депортированных были такие видные лидеры движения, как Исмаил Хания, Абдель Азиз Рантиси и Махмуд аз-Захар.

Интифада продолжала бушевать — она уже больше походила на военные действия, чем на народное восстание. Она достигла пика в начале 1993, насилие и ответные репрессии не стихали. В марте 1993 погибло 15 израильтян и 28 палестинцев, а в апреле ХАМАС в первый раз устроил теракт с участием смертника (перекресток Мехола). Территории были закрыты. Израиль понимал необходимость политического решения, и даже во время переговоров в Осло их израильские участники постоянно просили остановить террор. Тогда же прозвучало предложение одностороннего выхода из Газы – согласно опросам, летом 1993 его поддерживало 77% населения. Рабин публично обещал отделиться от палестинцев и «убрать Газу из Тель-Авива» В сентябре 1993 Рабин и Арафат подписали первые соглашения Осло — они базировались на параметрах, очерченных еще в Кэмп-Дэвидских соглашениях 1978 года, подписанных Менахемом Бегином.

В конце 1993 из Мардж аз-Захур стали возвращаться боевики ХАМАСа и Исламского Джихада. ХАМАС был разгромлен, ослаблен и оттеснен на задворки политического процесса. Не принимавшая участия в интифаде и не страдавшая от ответных действий Израиля, приехавшая из Туниса команда ФАТХ разъезжала на Мерседесах и делила посты. ХАМАС оставался не у дел. Чтобы подорвать соглашения Осло и ослабить власть ООП в автономии, лидеры движения развязали террор против Израиля. И автобусы начали взрываться.

Несмотря на заключенные между ООП и Израилем соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности, Арафат до поры до времени почти ничего не предпринимал против террора. На то был ряд причин. Соглашения Осло не принесли палестинцам моментального облегчения, команда Арафата ничего не делала для улучшения их жизни, в то время как ХАМАС на немалые средства, стабильно поступавшие от исламистов из-за границы, продолжал оказывать помощь нуждающимся, а его лидеры вели скромный образ жизни – особенно это бросалось в глаза по сравнению с вызывающим богатством ФАТХовцев. Члены ФАТХовских милиций испытывали сложные чувства, когда им приходилось преследовать своих бывших соратников. Да и сам принцип «защищать оккупантов», в том числе оккупационную армию, от своих товарищей по борьбе за независимость не был слишком популярен. Арафат опасался (и не без причин), что активная борьба с террором подорвет его легитимность в глазах палестинцев.

Тем не менее, когда ситуация слишком накалилась, в 1996 году Арафат приступил к массовым задержаниям боевиков ХАМАС. Возможно, свою роль в этом решении сыграло и то, что в конце 1995 Израиль подписал Осло 2 и начал дополнительный этап вывода войск. А может, Арафат опасался полномасштабной операции ЦАХАЛ в Газе и прекращения сотрудничества с Израилем. Так или иначе, но в 1996 на свободе оставалось лишь несколько десятков боевиков ХАМАС – не более полусотни. Часть боевиков присоединилась к силам безопасности ООП. Весной 1996 прекратились взрывы смертников.

Но со временем все изменилось. Преследования ХАМАСа сменились тактикой «вращающихся дверей» — деятелей ХАМАСа то сажали, то выпускали. Это объясняют по-разному. В Израиле считают, что Арафат и не собирался всерьез уничтожать ХАМАС, а всего лишь изображал активность. Мухаммед Дахлан и другие деятели автономии утверждают, что усилия Арафата не были оценены и поддержаны новым правительством Нетаниягу, и что Арафат испугался, что он может оказаться без партнера по мирному процессу, в то время как широкая поддержка ХАМАС в палестинском обществе приведет к гражданской войне. Таким образом Арафат рисковал оказаться без поддержки, без страны, без мира, без легитимации, с клеймом предателя и в ситуации гражданской войны.

21 марта 1997 года, вновь прогремел взрыв – теракт произошел в Тель-Авиве, в кафе сети «Апропо». ХАМАС вернулся, но число его нападений снизилось. До Второй интифады.

Теракт в кафе Сбарро в Иерусалиме, 2001 год, Вторая интифада.
Photo by Yossi Zamir / Flash90.

С террором ХАМАС Служба превентивной безопасности ООП продолжала бороться даже во время Второй интифады. Из-за того, что часть палестинских полицейских приняла участие в интифаде, Израиль решил разрушить все офисы Службы превентивной безопасности с воздуха. Так, в частности, был разрушен участок в Бейтунии, которым командовал Джабриль Раджуб, всеми силами сдерживавший своих подчиненных от борьбы с Израилем. В разбомбленном участке находились под арестом члены боевого крыла ХАМАС, в том числе Селим Мухаммед Хаджа, спланировавший атаки смертников в ресторане “Сбарро” в Иерусалиме в августе 2001 и в автобусе 16-го маршрута в Хайфе, в которых погибло 30 израильтян, и еще десятки были ранены. После разгрома полицейских участков на территориях установился полный хаос, «фауда».

Атаки террористов смертников продолжались вплоть до секретной сделки, заключенной между ХАМАСом и Шароном вскоре после ликвидаций Ясина и ненадолго пережившего его преемника Абдель Азиза Рантиси. В том же году умер Арафат, и с этими смертями постепенно пошла на спад Вторая Интифада. Впоследствии ХАМАС избрал новую тактику – запуски касамов и минометные обстрелы поселенцев в секторе Газа.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x