Политика

Нетаниягу 14 мая 2018 г в Иеруслаиме. Фото: Hadas Parush, Flash-90

Сценарий: "Решение иранского вопроса"

Если после всех перипетий с договором и его крушением иранское руководство придет к выводу, что его пометили черной меткой американцы и израильтяне, это станет мощнейшим стимулом к полному осуществлению военной ядерной программы. И как тогда бороться с этими амбициями Ирана?

В попытке понять складывающуюся в нашем регионе ситуацию после выхода Трампа из соглашения по иранской ядерной программе, и после мощной атаки ЦАХАЛ, уничтожившей иранские и сирийские цели, я пришел к следующему выводу: Трамп и Биби пришли к соглашению о силовом и радикальном решении иранского вопроса. Другой логики в цепочке последних событий я просто не вижу, если отбросить, конечно, мысли о решении Нетаниягу накрыть плотной дымовой завесой полицейские расследования, и поднять «Ликуд» в опросах общественного мнения до 40 мандатов.

До соглашения с западными странами Иран шел к военному атому. Это есть факт, подтвержденный и данными украденного у иранцев атомного архива. Причем шел к к атому, невзирая на жесткие санкции со стороны США и европейских стран. После заключения соглашения Иран перестал развивать военную ядерную программу. Это признают все инстанции и лица, связанные с контролем за соблюденим иранцами пунктов соглашения. Теперь же, когда США вышло из соглашения, что скорее всего приведет к выходу из него и европейских стран, у Ирана развязаны руки для возобновления военной ядерной программы. И если санкции этому не мешали до 2013 года, то почему они будут мешать сейчас? Есть такое мнение, что Иран, если бы действительно стремился получить в свое распоряжение военный атом, уже давно бы им обзавелся, несмотря на санкции и активное противодействие США и Израиля. Аятоллам сама возможность достичь его по своему желанию была важнее, чем иметь в своих руках конкретные военные ядерные боеголовки. И если после всех перипетий с договором и его крушением иранское руководство придет к выводу, что его пометили черной меткой американцы и израильтяне, это станет мощнейшим стимулом к полному осуществлению военной ядерной программы.

И как тогда бороться с этими амбициями Ирана? Навязыванием аятоллам нового договора, с намного более жесткими пунктами в аспектах, касающихся контроля над ядерной программой, финансированием Ираном разнообразных повстанцев и террористов, и иранского распостранения в Сирии? Вряд ли Иран согласится подписать такой договор, и тогда способ, который будет представлен миру как единственный, будет — силовое решение проблемы. Ковровыми ли атаками ядерных объектов или попыткой американского вторжения в страну в стиле Буша-младшего в Ираке? Это пока неясно, но ближе к делу появятся индикации в сторону того или иного сценария, который уже, я уверен, расписан в Белом Доме, и на улице Бальфур, и согласован с саудовцами.

Нет сомнений в том, что Иран наращивает свое присутствие в Сирии. Но по поводу целей этого присутствия есть мнение, и отличное от официального израильского. Иран в Сирии решает свои внутренние проблемы, не имеющие особого отношения к Израилю. Борьба с ИГИЛОМ и попытки добиться доминантности шиитов за счет снижения влияния суннитов занимают Иран намного больше, чем конфликт с Израилем. Если посмотреть на ситуацию под этим углом, и под тем, что я написал в начале, то атака Израилем иранских целей в Сирии почти сразу после заявления Трампа о выходе из соглашения вполне укладывается в сценарий целенаправленного нагревания и так горячего котла нашего региона, с целью привести его к точке большого взрыва.

Путин и Нетаниягу. Фото: Kobi Gideon\ GPO, Flash-90

Между речью Трампа и атакой иранских целей произошлое еще одно важное, возможно, даже ключевое событие. Нетаниягу посетил с кратким визитом Москву, где успел не только в очередной раз встретиться с президентом России Владимиром Путиным, но и засветиться на мероприятиях, связанных с празднованием 9 мая. Причем не просто появиться на них, а присутствовать рядом с Путиным!

Нетаниягу был единственным лидером стран западного мира, который приехал на празднования Дня Победы в Москве. Неудивительно поэтому, что он получил от Путина обслуживание ВИП. И это особенно интересно в свете закручивающегося клубка наших региональных дел. С одной стороны, Путин деятельно помогает Асаду удержаться у власти, осуществляет военное присутствие в Сирии, всячески отмахивается от израильских попыток нарушить российско-иранское сотрудничество. С другой стороны, тот же Путин оказывает публичные знаки особого внимания лидеру страны, которая периодически бомбит сирийские и иранские цели на территории Сирии. И если до парада Израиль это делал как-бы неофициально, никогда не беря на себя ответственность за ракетные и авиационные удары, то крупная атака в ночь с 9 на 10 мая был практически сразу признана официально, и заодно Израиль признал, что месяц назад атаковал базу Т-4, на которой иранцы держали ракеты земля-воздух радиусом действия до 110 километров.

Невозможно это не связать со свежей демонстрацией особых отношений Путина и Нетаниягу. Путин как бы дал карт-бланш Израилю действовать открыто и широко против иранских целей в Сирии. Можно предположить тут особый российский интерес и кроме чувства благодарности Израилю за неприсоединение к бойкоту России западными странами. Возможно, в сложном калейдоскопе российских интересов в регионе, иранское распространение в Сирии занимает графу «нежелательно», да и американско-израильские разборки в общем не являются приоритетными для осваивающего Сирию Путина …. В любом случае, в создавшихся условиях, лавирование Нетаниягу между США и Россией скорее стоит приветствовать, даже если не по вкусу сам факт заигрывания нашего премьера с Путиным и его режимом.

Сейчас израильские граждане в большинстве своем находятся в состоянии эйфории, вызванной удачной ночной атакой на иранские цели в Сирии и тем, что на нашу территорию не упала ни одна ракета. Но всем нам стоит ясно понимать, что если план Трампа-Биби (или Биби-Трампа) приведет к большой войне с Ираном, нам придется выдержать войну сразу на несколько фронтов. Хизбалла, с ее десятками тысяч ракет, точно тихо сидеть не будет, ведь когда еще использовать ее военные ресурсы иранскому режиму, если не в критическом для аятолл положении? Возможно, и ХАМАС подключится из Газы. Сам Иран тоже может дотянуться до Израиля. И как мы все знаем, это только в теории, на учениях и в предвоенных моделях все работает четко и слаженно. Сама война — это бардак, разрушения, кровь, мертвые и раненные. Об стоит помнить и тогда, когда уровень национального оптимизма и веры в шаги правительства и лично Биньямина Нетаниягу достигли рекордной точки.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x