Конфликт

У разделительного забора на Западном берегу. Фото: Wisam Haslamoun, Flash-90

Один конфликт - четыре решения

Даже по самым "консервативным" оценкам арабы/палестинцы составляют не менее 44% общего населения "подмандатной Палестины" (а согласно официальным данным – так и все 48%), причем этот процент продолжает расти из-за высокой рождаемости среди палестинцев за "зеленой чертой". Иначе говоря, число арабов/палестинцев как минимум сопоставимо с числом евреев, а в скором будущем может его и превысить, если не уже. Что из этого следует?

Каким способом можно решить конфликт между Израилем и палестинцами (и можно ли вообще)? Можно ли придумать какое-нибудь новое, оригинальное решение, до которого еще никто не додумался, если существующие предложения не работают?

В течение многих лет я пытался ответить на эти наболевшие вопросы, собирал все, когда-либо предлагавшиеся идеи со всех сторон, и даже, страшно подумать, подробно изучил предвыборные программы всех израильских партий начиная с 1999-го года, включая рекордный, 270-страничный монстр от партии «Еш Атид». Затем я попытался классифицировать все эти идеи, чтобы понять принцип их образования, но это оказалось непросто, в частности потому, что некоторые идеи поддерживаются как ультраправыми, так и ультралевыми партиями и организациями, а некоторые – отвергаются и теми и другими, причем иногда речь идет об одних и тех же идеях.

Прорыв произошел пару лет назад, когда я прослушал лекцию доктора (и полковника) Шауля Ариэли, одного из лучших специалистов по арабо-израильскому конфликту. Доктор Ариэли сумел выделить три базовых идеологических фактора, которые определяют отношение любого человека к данному вопросу:

  1. Демократия: насколько данному человеку важно, чтобы Израиль был и оставался демократическим государством. На всякий случай уточню, что демократией, по крайней мере в данном контексте, является принцип управления государством, при котором все люди имеют равные индивидуальные права (начиная с права голоса), а решения, влияющие на всех, определяются большинством.
  2. Нация: насколько данному человеку важно, чтобы Израиль был еврейским национальным государством. В данном контексте, «еврейство» государства вовсе необязательно имеет отношение к религии и заключается в том, что у евреев, как группы, есть в нем некое привилегированное положение по сравнению с другими нациями. Это может проявляться по-разному: официальный и основной (если не единственный) язык – иврит, все государственные праздники – традиционные еврейские (ну и «новигод», конечно), государственная символика (флаг, герб, гимн, деньги и т.п.) содержит еврейские элементы, улицы носят имена еврейских деятелей, но, пожалуй, главная привилегия заключается в том, что Закон о Возвращении касается только евреев, а не, скажем, палестинских беженцев.
  3. Территория: насколько данному человеку важно, чтобы государство Израиль занимало максимально доступную территорию («эрец исраэль шлема»)? В существующей геополитической реальности, теоретически доступной является вся территория подмандатной Палестины, от реки Иордан до Средиземного моря (Голаны – это тема для отдельной статьи).

Рис. 1. Подмандатная Палестина (1923-1947):

Впрочем, доктор Ариэли затруднялся перевести эти факторы в удобную графическую форму, которая дала бы представление о том, как именно они определяют решения проблемы. Совместными усилиями нам удалось решить эту задачу с помощью диаграммы Венна, которую доктор Ариэли с тех пор и использует в своих лекциях. Диаграмма Венна – это замечательный инструмент для изучения взаимодействий разных факторов. Если вы не знакомы с этой диаграммой, то вот, для начала, простой пример из двух факторов:

Рис. 2:

 

В случае израильско-палестинского конфликта мы имеем дело с тремя факторами, поэтому диаграмма выходит чуть сложнее:

Рис. 3:

Но прежде чем мы начнем анализировать комбинации этих факторов, необходимо установить один ключевой факт – демографический.

На начало 2018 года на территории подмандатной Палестины проживает 6.5 миллионов евреев (из них 0.4 миллиона за «зеленой чертой», не считая Восточного Иерусалима), от 5.4 до 6.4 миллионов (смотря кому верить) арабов/палестинцев и 0.4 миллиона представителей других национальностей:

Рис. 4:

Таким образом, даже по самым «консервативным» оценкам арабы/палестинцы составляют не менее 44% общего населения (а согласно официальным данным – так и все 48%), причем этот процент продолжает расти из-за высокой рождаемости среди палестинцев за «зеленой чертой». Иначе говоря, число арабов/палестинцев как минимум сопоставимо с числом евреев, а в скором будущем может его и превысить, если не уже.

А теперь посмотрим, что из этого факта следует в плане комбинаций основных факторов. Начнем с парных комбинаций:

 

Нация + Территория = Подавление:

Если мы хотим, чтобы Израиль простирался на всю территорию, оставаясь при этом еврейским государством, необходимо тем или иным образом «нейтрализовать» арабское большинство (нынешнее или будущее), так чтобы оно не могло влиять на еврейский характер государства. А поскольку в данном случае нас не интересуют такие вещи как демократия, равенство и права человека, то решение очевидно – лишить арабов (палестинцев с территорий или даже израильских арабов заодно) некоторых прав. В самом «мягком» случае, если мы хотим сохранить хотя бы иллюзию демократии, арабы получают все гражданские права, кроме права голоса на выборах в Кнессет. Если этого недостаточно, то можно заодно лишить их свободы передвижения, участия в муниципальных выборах, права на демонстрации и забастовки и других рычагов общественного влияния. Я однажды слышал, как такая идея предлагалась из зала на одной из лекций Шауля Ариэли. В более «радикальных» вариантах арабы вообще лишаются права на проживание в Израиле, будь то за счет «добровольной» или насильственной миграции за пределы Израиля, или даже физического уничтожения. Тут следует особо подчеркнуть, что мы сейчас рассматриваем все логические возможности, независимо от их выполнимости, законности или моральности. Такие идеи еще недавно были популярны среди ультраправых партий, включая идею «трансфера по желанию» Авигдора Либермана в середине 2000-х. Справедливости ради отмечу, что последний раз я встречал неприкрытый призыв к насильственному транферу в программе партии «Брит Олам» в 2013 году. Хотя например партия «Яхад» Эли Ишая достаточно прозрачно на это намекала и в 2015 году.

 

Нация + Демократия = Раздел:

А что делать, если мы хотим, чтобы Израиль был и еврейским, и демократическим государством одновременно? На первый взгляд может показаться, что эти вещи несовместимы, потому что с одной стороны евреи должны быть привилегированной нацией, но при этом все нации должны быть равны. Тем не менее этот парадокс разрешим, если эта нация составляет подавляющее большинство населения и чем больше, тем лучше, но никак не меньше чем 70% (эта цифра не случайна и имеет под собой серьезные основания). Тогда представители меньшинства могут иметь все индивидуальные права, но характер государства все равно будет определяться большинством. Но ведь арабы составляют 44-48% населения подмандатной территории, и этот процент будет только расти. Что же делать? Выгонять арабов или лишать их прав нельзя, потому что это не демократично (да и это решение уже описано выше). Значит, остается только провести границу таким образом, чтобы с «нашей» стороны оставалось подавляющее еврейское большинство, даже если все арабы, оказавшиеся на «нашей» стороне, получат полноправное израильское гражданство. Всё это возможно именно потому, что в данной комбинации мы готовы «пожертвовать» частью подмандатной территории, причем чем больше «жертва», тем более подавляющим будет еврейское большинство с «нашей» стороны. Теоретически, можно провести бесконечно много подобных границ, но мы рассмотрим четыре основных варианта. Все остальные находятся между ними:

Аннексия территории «С»: раздел по границе палестинской автономии, определенной договорами Осло в 1994-95 годах. Является основой, например, т.н. «плана Нафтали Беннета», который поддерживают некоторые члены партий «Еврейский Дом» и «Ликуд».

Разделительный забор («гадер афрада»): граница, определенная в одностороннем порядке правительством Ариэля Шарона в 2002 году (хотя, в 2001 году Эхуд Барак тоже предлагал нечто похожее), включающая в себя около 90% еврейских поселений и почти весь Восточный Иерусалим. Сегодня эту идею поддерживает, например, организация «Командиры за безопасность Израиля», пусть и в качестве временного решения, а также некоторые депутаты от «Ликуда».

Обмен территориями вокруг границ 67 года: этот раздел основан на так называемой «зеленой черте», которая служила временной границей между Израилем и Иорданией/Египтом с 1948 года до 4 июня 1967 года. Учитывая тот факт, что сегодня 750,000 евреев живут за этой чертой (включая 350,000 в Восточном Иерусалиме) и выселить их всех нереально, палестинское руководство готово отдать часть Западного Берега, где проживает подавляющее большинство поселенцев, в обмен на такую же по площади необитаемую территорию внутри «зеленой черты». Эта идея являлась основой «Женевской Инициативы» (2003) и мирных переговоров в Аннаполисе (2007-2008) и имеет широчайшую международную поддержку. В нынешнем Кнессете эту идею, в том или ином виде, поддерживает как минимум 53 члена из 120 (больше любой другой идеи). Как правило (хотя и не обязательно), такое решение включают в себя передачу палестинцам большинства арабских кварталов Восточного Иерусалима, где проживает 300-400 тысяч арабов и почти нет евреев.

Границы 67 + Мешулаш: если нашей задачей является уменьшение числа арабов с «нашей» стороны до возможного минимума, то заодно надо отказаться от районов внутри «зеленой черты», где проживают в основном арабы. Этому принципу, кстати, следовала комиссия ООН, предложившая границы раздела в 1947 году. Конечно, сегодня такая идея не очень актуальна, однако в своей предвыборной программе 2015-го года Авигдор Либерман предложил «план обмена территорией и населением», включающий в себя передачу палестинцам района «Мешулаш» внутри «зеленой черты», так что, видимо, раздел 47-го года еще не совсем забыт (справедливости ради, следует отметить, что Либерман также против возвращения к границам 67 года).

 

Рис. 5. Основные варианты раздела:

 

Некоторые количественные параметры вышеуказанных вариантов:

Территория С Забор Обмен 1967 + Мешулаш
Территория Израиля (% от подмандатной Палестины) 91% 82% 78% 76%
Процент арабов от населения с «нашей» стороны 21-23% 20% 16% 14%
Еврейские поселенцы на «их» стороне практически нет ~50 тыс. 80-120 тыс. 400 тыс.
Палестинское государство? нет де-факто да да

 

Первый параметр имеет большое значение, потому что согласно решению ООН (с которым палестинцы согласны) Израиль может занимать не более 78% подмандатной территории, иначе раздел не будет признан мировым сообществом, что не позволит создать палестинское государство в признанных границах.

 

Демократия + Территория = Слияние:

А что делать, если мы хотим, чтобы Израиль был демократическим государством, но при этом не хотим делить территорию? Раз нас не интересует национальная идея еврейского государства, то решение опять же напрашивается – объединить евреев и палестинцев в некоем общем государстве. Хотя подобная идея не пользуется широкой популярностью, она, в том или ином виде, имеет горячих сторонников во всех концах политического спектра, от ультра-левых коммунистов до ультраправых поселенцев, от аполитичных идеалистов до умеренных «правых» и меньшинства самих палестинцев. Среди наиболее известных сторонников этой идеи следует отметить организацию «Земля для всех» (бывшая «Две страны – одна родина»), президента Реувена Ривлина и Муамара Каддафи. Впрочем, как и в других решениях, существуют очень разные ступени такого объединения, от федерации из двух почти независимых государств по бельгийскому образцу, до совершенно гомогенного двунационального, или даже пост-национального государства по канадскому образцу. Но в любом случае, такое государство не будет еврейским и даже его названием будет не «Израиль», а «Изратина» (говорят, сам Каддафи придумал). Противники этого решения даже утверждают, что такое государство неизбежно превратится в национальное палестинское со стремительно уменьшающимся еврейским меньшинством.

 

Демократия + Нация + Территория = «Статус-кво»:

А можно ли сделать так, чтобы Израиль был и демократическим государством, и национально-еврейским, и при этом занимал всю подмандатную Палестину? Ни одно из вышеописанных решений само по себе не подойдет никак, поскольку каждое опирается на отказ от одного из трех указанных факторов. Тем не менее, решение теоретически существует и найти его нам опять же помогает диаграмма Венна:

Рис. 6:

 

Люди, которым необходимы все три фактора, находятся на этой диаграмме в центре, на пересечении всех трех кругов, но, как нетрудно заметить, эта же область также находится на пересечении всех трех вышеописанных решений (подавление, раздел и слияние). Это значит, что в данном случае нужно создать гибридное решение, каким-то образом сочетающее в себе все три решения, находящиеся в точном балансе, компенсирующем недостатки друг друга. Звучит очень хитро, но мы знаем что это возможно, потому что именно это и происходит уже многие годы. С одной стороны, существующая сегодня ситуация сильно напоминает два отдельных государства: у подавляющего большинства палестинцев есть своя территория, с отдельным правительством, отдельной экономикой и даже отдельным представительством в ООН. С другой стороны, есть много признаков подавления: палестинцы не имеют своих паспортов (да и вообще каких-либо), не могут свободно перемещаться по своей территории, раздробленной на мелкие кусочки «перемычками» под израильским контролем, не контролируют свои границы и свое воздушное пространство, не имеют права создавать свою инфраструктуру без разрешения, а их представительство в ООН не имеет право голоса на Генеральной Ассамблее. С третьей же стороны, есть и элементы слияния, наиболее заметный из которых – аннексия Восточного Иерусалима с предоставлением права на гражданство для живущих там палестинцев.

Хотя комбинация мало совместимых решений нестабильна по определению, при большом желании с обеих сторон ее можно поддерживать неопределенно долго. Неудивительно, что она имеет большую поддержку среди израильтян, включая нынешнее правительство. Опознать людей, предпочитающих статус-кво нетрудно – они как правило считают, что решения проблемы в нынешних условиях не существует вообще, и всё, что нам остается, это тянуть время в надежде на то, что в будущем что-то кардинально изменится. В явном виде эту позицию выражают партии «Еврейский Дом» и «Куляну», а в неявном – «ШАС» и «Ликуд». Впрочем, отсутствие решения не означает отсутствие идей. За последние годы ко мне неоднократно обращались отдельные энтузиасты и представители политических организаций , представляя свои «оригинальные» идеи. Вот наиболее интересные:

  • Переговоры с Иорданией, Египтом, Саудовской Аравией, ООН и т.д. насчет создания палестинского государства, в том или ином виде, за пределами подмандатной Палестины.
  • Вывод Израиля из «Женевской Конвенции2 и других соглашений, «связывающих Израилю руки» для силового решения проблемы.
  • Кампания по делегитимации палестинского руководства и самой идеи существования палестинского народа, имеющего какие-либо права.
  • Резкое повышение темпов алии и/или рождаемости среди евреев, в попытке изменить демографическую ситуацию.
  • Поиск доказательств того, что число палестинцев и рождаемость среди них сильно преувеличены, т.е. на самом деле даже в едином государстве палестинцы все равно всегда будут в меньшинстве.

Эти идеи необходимо было упомянуть, так как их сторонники иногда полагают, что эти идеи являются решениями сами по себе. На самом же деле они лишь подготавливают почву для перехода от статуса-кво к более постоянным решениям, которые я уже описал выше.

 ***

Итак, у нас уже есть четыре типа решения израильско-палестинского конфликта (не считая вариаций). Можно ли придумать еще что-нибудь? На диаграмме ведь остались три области, куда мы еще не заглядывали – там где круги не пересекаются друг с другом, то есть там, где находятся люди, которых интересует лишь один из трех факторов. Долгое время я не знал, что с ними делать, пока одна знакомая не подсказала решение. Ознакомившись с диаграммой, она сказала, что её не интересует ни территориальная, ни национальная идеи, а только демократия и равенство, так что её в принципе устраивает как раздел, так и объединение, но хорошенько подумав, она решила все-таки поддержать раздел.

И действительно, если всмотреться в диаграмму, те кого, интересует только один фактор всегда вольны выбирать из двух типов решений. Человек, которому важна только демократия, как сказано выше, может выбирать между разделом и слиянием. Человек, которому важна только нация, может выбирать между разделом и подавлением. И наконец, человек, которому важна только территория, волен выбирать между подавлением и слиянием. Но во всех этих случаях нет никакой нужды искать какое-либо новое решение, раз существующие более чем подходят, а значит эти области не дают нам ничего принципиально нового.

Но как же люди, которых интересует только один фактор, все-таки выбирают одно из двух подходящих им решений? Очевидно за счет того, что остальные два фактора все-таки не интересуют их немного в разной степени. И правда, между «очень важно» и «совсем не важно» есть неопределенно много промежуточных состояний. Чтобы визуализировать этот факт, я, с помощью компьютера, нарисовал более хитрый вариант диаграммы Венна, где круги не имеют четких границ, а постепенно «переливаются» один в другой, образуя, таким образом, спектр мнений в буквальном смысле этого слова:

Рис. 7:

 

Впрочем, для удобства всё-же определим границы разных решений, разделив этот непрерывный спектр на равные части:

Рис. 8:

 

Такая «радужная» диаграмма по идее позволяет не только описать все возможные решения, но и найти точное положение на ней для каждого человека, партии или организации, которых интересует израильско-палестинский конфликт. Давайте проверим:

Рис. 9:

 

Как видим, всем нашлось место на диаграмме, и даже остались свободные. Чтобы еще больше оценить простор для поиска решений, проведем интересный опыт – проведем линию, соединяющую все мало-мальски значимые политические партии в порядке их общепринятого отождествления с «левыми» и «правыми» (партия «Ликуд», не имеющая своей платформы, будет представлена Биньямином Нетаниягу):

Рис. 10:

 

Не удивительно, что у меня никак не получалось классифицировать все возможные решения – я то пытался расположить их на одной линии, тогда как спектр мнений является двухмерным, а простое разделение на «правых», «левых» и даже «центристов» занимает лишь малую часть этого пространства. Кстати, теперь мы видим, почему идея слияния имеет сторонников среди «левых», «правых» и «центристов» – все они находятся от этой идеи примерно на одинаковом расстоянии, но это расстояние значительно, так что понятно, что только малый процент и тех, и других, и третьих принимают такое решение.

***

Так что же всё это значит в итоге? Есть всего лишь четыре решения (ну, не считая вариаций) и больше ничего? Не совсем так. Это только базовые, «чистые» решения, вовсе не обязательно исключающие друг друга (иначе бы статус-кво был невозможен). Никто не запрещает нам создавать комбинированные решения, складывая элементы этих базовых решений как блоки «Лего». И действительно, многие реальные предложения заимствуют элементы из разных решений. Например, в 2008 году Эхуд Ольмерт предложил почти «канонический» вариант раздела на основе границ 67-го года, но при этом предложил не делить Старый Город в Иерусалиме, а создать в нем совместный суверенитет, что соответствует федеральному слиянию. С другой стороны, представители партии «Еврейский Дом» (да и не только) не официально предлагают следующую комбинацию: слияние с Западным Берегом, но при этом раздел с Газой, что позволит сохранить твердое еврейское большинство (60-65% вместо 50-55%), во всяком случае на пару поколений. Но пожалуй, никто не сравнится в мастерстве (да и множестве) подобных комбинаций с Авигдором Либерманом. Его последняя идея под непостижимым названием «обмен территориями и населением» , хотя и очень бедна деталями и пояснениями, явно включает в себя элементы трансфера, передачи палестинцам района «Мешулаш» и аннексирования части территорий с предоставлением полного гражданства живущим там палестинцам.

Кроме параллельных комбинаций встречаются также последовательные, то есть некоторые решения предлагаются только как промежуточные этапы. Например, организация «Командиры за безопасность Израиля» предлагает провести раздел по «забору» (>78%) как предварительный этап для согласованного разделения (78% с обменом), а известный политический деятель Ури Авнери предлагает раздел сейчас и слияние через несколько поколений, когда улягутся страсти с обеих сторон.

Как видим, нет смысла изобретать велосипед в тщетных поисках принципиально новых решений, тем более что и существующих решений более чем хватает для поисков наиболее подходящего, или комбинации из нескольких подходящих, что дает большой простор для фантазии. А чтобы понять, какое решение больше всего соответствует нашей идеологии, все что нужно сделать, это задать себе три вопроса: насколько мне важны демократия, нация и территория.

*Автор — интернет-предприниматель, создатель сайта «Объективный Выбор»

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x