Арт-политика

Фото: кадр из фильма "Непризнанные"

Однажды в Иерусалиме

Он не собирался играть в «эту» политику. Он просто хотел, чтобы сефардских девочек принимали в ашкеназские школы. Этого он добился. И ушел с авансцены.

Вот немолодой печатник, еврей сефардского происхождения, владелец иерусалимской типографии стоит с дочкой пред светлыми очами директрисы школы, куда девочку не берут, потому что, ну, не подходит она. Не то происхождение. Дела не столь давние, 80-е годы прошлого века. Однако как знакома и эта тоска в глазах, и гнев. Знакома всем, кто сталкивается с необъяснимой ненавистью. Презрением к другому. В общем, так было и иногда так есть.

И так начинается история в фильме дебютанта в большом кино Элирана Малки «Непризнанные» (или «Неофициальные»). «Билти ришмиим». Фильм рассказывает об истории возникновения одной из самых влиятельных в политической истории Израиля партии «ШАС», вернее, о том, что было в основе, как партия вырастала из «низов», ну а во что  она превращается потом – тоже просматривается вполне отчетливо.

В основе возникновения вполне себе народной по началу партии лежала борьба за справедливость и равенство, как это понимали сефардские религиозные евреи, и борьба эта принесла некоторые плоды, ну а нам – партию «ШАС» в Кнессете с ее влиянием, с ее уголовными делами и  всем тем, что привносит в жизнь Израиля неразделенность религии и государства.

Но фильм действительно хороший. Хорошим его сделал замечательный актер: знаменитый Шули Ранда, давно живущий в квартале  Меа Шеарим, сыгравший свою знаменитую роль в фильме «Ушпизин» и не только. Он выступил в   в роли основателя партии Якова Коэна, который хочет, чтобы политика была чистой, который делает все чтобы партия выиграл сначала выборы а в Иерусалиме, а затем прошла в Кнессет, но по неопытности допускает ошибки, за которые его отстраняют, и политические лавры получают другие. Да и не только политические, а, как недвусмысленно намекают создатели фильма, и вполне материальные. Игра актеров убедительна.  Почти голливудская борьба героев с религиозным истеблишментом в самом начале и пиррова победа в конце – все это явно имеет историческую основу, хотя другие создатели партии возмущаются – не того сделали главным.

Фото: кадр из фильма «Непризнанные»

Фильм вызвал некоторый скандал в рядах «ШАС», где борьба за роль героя видимо идет до сих пор. Дело в том, что режиссер, известный как  создатель израильского сериала «Шабабники», собирался сначала снять фильм про рава Овадью. Но в ходе подготовки нашел в архивах интервью с мало кому известным типографом, который рассказал, как создавалась партия сефардских евреев. Духовное благословение они получили от раввина Овадьи Йосефа и раввина Элиэзера Шаха, хотя это было очень непросто. История вдохновила режиссера на оригинальный сценарий. Фильм вышел на экраны. Но результат не устроил одного из создателей партии, Нисима Зеэва, который заявил, что все было не так, и требует восстановить справедливость, забыв видимо, что речь все же идет о художественном произведении, а не о документальной ленте. Как он собирается изменить снятый фильм и донести до зрителя свою роль в происходящем – не представляю.

Фото: кадр из фильма «Непризнанные»

На самом деле детали важны только тем людям, что имели отношения к этим событиям в Иерусалиме в 80-е. Нам, зрителям, интересно другое – как «маленький человек» (ну, маленьким он не выглядит) решается на поступок, на действие в защиту своих прав.  Как он, семья и друзья преодолевают сопротивление истеблишмента, с каким упорством они добиваются своего – победы на иерусалимских выборах, а потом – победного шествия в Кнессет. Уже без Коэна. На пике своей популярности — в 1999 году — партия получила 17 мандатов, тем самым став третьей по величине (после «Аводы» и «Ликуда)» партией в Кнессете. Что происходит в душе героя, когда  в 99 году он медленно выбирает буквы созданной им когда-то партии? Ему горько, как любому человеку, у которого отняли плод трудов и мечтаний. И он счастлив, что сумел что-то изменить в обществе, добившись своей цели.

Это мы знаем, что стало с партией потом, какая роль уготована ей и ее лидерам в истории Израиля, как коррупция пронизывает ряды полтиков и каким бременем ощущаетмя многим неразделенность религии и власти. И то, что за всё время существования «ШАС», ни одна женщина не была представлена в списках партии. И то, что ряд депутатов кнессета от «ШАС» были признаны виновными в уголовных преступлениях. И что кандидаты на выборы от партии определяются не на праймериз, а назначаются «Объединением Мудрецов Торы».

Для некоторых – это вполне логичное следствие этой борьбы. Но не для главного героя, не для него. Он не собирался играть в «эту» политику. Он просто хотел, чтобы сефардских девочек принимали в ашкеназские школы. Этого он добился. И ушел с авансцены.

Фильм снят с такой симатией к герою, с улыбкой, иногда горькой, с пониманием его психологии  и движущей внутренней силы – думаю, он будет интересен нам всем, вечно разделенным, принадлежащим разным секторам израильского общества – светским, религиозным. Ашкеназам и сефардам, евреям и неевреям, и так далее, и так далее.

В конце концов, политика не обязана быть грязной. И в начале славных дел  — светлые цели и хорошие люди. Но что-то случается потом…Что? На этот вопрос у авторов фильма ответа нет.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x