Политика

Нетаниягу и Мандельблит. Фото: Yonatan Syndel, Flash-90

Обвинение предъявлено

Формально, до окончания слушаний и передачи дела в суд Нетаниягу обвиняемым не считается. В этих делах, конечно, есть много юридической казуистики. Например, владельцу «Едиот ахронот» Арнону Мозесу предъявлено обвинение в даче взятки. Кому? Разумеется, Нетаниягу. Но Нетаниягу по этому делу 2000 получение взятки не инкриминируется. По нормальной логике – это не укладывается в голове.

Четверг в информационном смысле выдался очень странным. В полдень ведущие телеканалы Израиля изменили свою сетку вещания, выйдя со специальным выпуском новостей. С минуты на минуту ожидалось то, что на английском называется «breaking news»: сенсация.

Хотя никакой сенсации, впрочем, и не ждали. Ждали долгожданного. Юридический советник правительства должен быть предъявить «обвинения с предварительным слушанием» (такая вот юридическая формула) по так называемым «делам с тремя нулями» — 1000, 2000 и 4000,  по которым подозреваемым проходил  глава правительства. Но, как это у нас обычно бывает, что-то пошло не так.

Буквально через минуту после начала выпуска мы стали свидетелями другой драмы – причем, в прямом эфире – операции по спасению человека с крыши машины, снесенной мощным потоком воды. Почти часовая сложная операция по спасению закончилась благополучно, народ Израиля и обозреватели в студии вздохнули с облегчением и вернулись к теме, ради которой и собрались.

К радости собравшихся в студии, ничего существенного в делах Нетаниягу за это время не произошло. Обвинительного заключения все не было. По слухам, юридический советник правительства со своей командой шлифуют формулировки, доводя их до юридического совершенства. Несмотря на омерзительную погоду бедные журналисты ожидали у комплекса «Кирьят а-мемшала» в Тель-Авиве, где находится министерство юстиции, когда, наконец, появится «белый дым» (ассоциация с выбором Римского папы), и будет передано обвиняемым обвинительное заключение и сообщение для прессы. Но ни дыма, ни огня все не было. Началось многочасовое переливание из пустого в порожнее в студиях. Уже, кажется, обсосали все аспекты дел по нескольку раз, а официального объявления все не было. Поэтому стали обсуждать в общих чертах предполагаемые обвинения. Только в шесть вечера в руки журналистов попал официальный документ. Ни много ни мало – на 57 страницах!

Нетаниягу предъявлено обвинение в подрыве общественного доверия (такая юридическая формула, принятая в Израиле) по делу 1000. Это так называемое «дело о сигарах, шампанском и драгоценностях», регулярно получаемых семьей Нетаниягу от израильско-американского миллиардера Арнона Мильчена и австралийского миллиардера Джеймса Паркера. Мильчен и Паркер, конечно, друзья семьи, но подарки на общую сумму около 700 тысяч шекелей – это чересчур. Несколько страниц из 57 посвящено подробному перечислению поставок сигар и шампанского на протяжении нескольких лет. Говоря кагебешным сленгом Путина, «имена, пароли, явки».

Аналогичное обвинение  в подрыве общественного доверия предъявлено Нетаниягу и по делу 2000 – о сделке с владельцем «Едиот ахронот» Арноном Мозесом. Нетаниягу был готов использовать свое влияние на издателя Шелдона Эдедльсона, чтобы ограничить  тираж конкурирующей газеты «Исраэль айом» («Бибитон», как ехидно называют эту газету, откровенно поддерживающую Нетаниягу) в обмен на прекращение публикации критических материалов в адрес главы правительства и его супруги в  «Едиот ахронот». И если бы только это! Оказывается, Нетаниягу просил Мозеса публиковать негативные материалы о своих соратниках по коалиции – Кахлоне и Беннете! Такие вот нравы семьи Нетаниягу. За «подрыв общественного доверия» в Израиле предусмотрено максимальное наказание в три года тюремного заключения.

А вот по делу 4000 ситуация у Нетаниягу еще серьезней – его тут обвиняют в получении взятки от владельца компании «Безек» и, заодно, новостного порталаWalla Шауля Аловича. Это уже тянет на срок куда более долгий.

Причем, опять-таки, Нетаниягу совершенно прав, когда говорил, что денег не брал. Он даже «борзыми щенками» не брал, разве что по делу 1000 – от Мильчена и Паркера. И то – исключительно подарки. В деле 4000 Биби требовал, чтобы принадлежащий Аловичу портал тоже создавал позитивный образ Нетаниягу. Особенно, впрочем, Биби волновал образ его жены, которая, прямо скажем, является любимой мишенью репортеров скандальной хроники. В чем, увы, несомненно, есть ее личная заслуга. В тексте документа приводятся многочисленные конкретные факты вмешательства в публикации на сайте. Помимо этого, будучи министром связи (ох, зря Нетаниягу оставил этот пост за собой), он, якобы, через генерального директора министерства Фильбера активно протежировал сделкам Аловича.
А Фильбер «сдал» своего шефа, став государственным свидетелем.

В течение целого часа с экрана телевизора зачитывали только выдержки из этого документа. Если раньше мы знали все в общих чертах, теперь все представлено общественности с датами, цифрами, суммами. Разумеется, для тех, кто верит Нетаниягу, эти факты ничего не значат. Как говорится, тем хуже для фактов.

Формально, до окончания слушаний и передачи дела в суд Нетаниягу обвиняемым не считается. В этих делах, конечно, есть много юридической казуистики, которая нам, обывателям, кажется странной. Например, владельцу «Едиот ахронот» Арнону Мозесу предъявлено обвинение в даче взятки. Кому? Разумеется, Нетаниягу. Но Нетаниягу по этому делу 2000 получение взятки не инкриминируется. По нормальной логике – это не укладывается в голове. Если кто-то взятку дал, значит, кто-то ее получил. Но, как объяснил отставной судья Сегаль, юридическая логика несколько отличается от обычной, и закон не всегда идет вы ногу со справедливостью. Очевидно, для обвинения в даче взятке доказательств оказалось достаточно, а вот насчет получения взятки прокуратура не уверена, что сумеет доказать это действие в суде.

И еще одно любопытное заявление судьи, касающееся тонкостей судебных процедур, привлекло мое внимание. Оказывается, слушания перед передачей дела в суд – палка о двух концах. С одной стороны, защита может привести убедительные аргументы, и дело вообще может быть прекращено. Такие случаи бывали. С другой – на слушаниях адвокаты вынуждена раскрыть свою линию защиты и указывать на пробелы в следствии, что в некоторых случаях дает возможность обвинению до суда ликвидировать эти лакуны. Поэтому не исключен вариант, что защита может отказаться от слушаний. Так по одному из своих дел поступил Ольмерт.

Но это все – дела судебные, которые должны волновать самого Биби и его адвокатов.

Вот, собственно, и всё. Никаких сенсаций не произошло. Все всё знали, и всё это было вполне ожидаемо. А нам остается гадать, что будет дальше и следить за развитием событий.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x