Общество

Карающие боги и "облико морале"

А что такое нравственное поведение? Допустим, легче ли жертвам погибшим в 2001 году в нью-йоркских Башнях-Близнеца от того, что мы знаем, что террористы-смертники по пути в аэропорты повторяли суру Аль-Анфаль («Добыча») и суру Ат-Тауба («Покаяние»), в которых Бог требует наказывать нечестивых?!

Недавно в научном журнале Science было опубликовано исследование о том, как в религиях человечества появились карающие боги. Для этого ученые изучили 414 древнейших сообществ, живших в 30 различных регионах мира, оценив социальную структуру каждого сообщества по 51-му критерию. Судя по публикации в Nature, исследователи воспользовались базой данных «Сешат» (названной в честь древнеегипетской богини письма, судьбы, счёта и литературы), в которой содержатся сведения о размерах, управлении, военных силах, экономике и религиозных верованиях различных сообществ, существовавших в последние 10 000 лет.

Когда появились карающие боги?

Это произошло по историческим меркам сравнительно недавно. Боги, которые наказывают за несоблюдение норм, стали необходимы человечеству только по достижению определенного уровня развития.

Первобытным примитивным верованиям они не были нужны. У их богов были совершенно другие функции — олицетворять явления и предметы (бог реки, бог огня и пр.), да обеспечивать коллективную идентичность.

«Наш бог помогает нам, и мы не будем чтить никакого другого бога, кроме него» — говорил племенной вождь, который, по совместительству, являлся, как правило, и главным практикующим жрецом.

С одной стороны, «наши» боги были главными родственниками племени. С другой, выполняли конкретную работу, отвечая за то, чтоб ловился зверь или рос кокос.

При помощи богов представитель древнего племени объяснял природу непонятных ему молний, землетрясений и наводнений. А ещё боги помогали ответить на вопрос: «Чем мы отличаемся от соседнего племени?». Боги были подобием мафиозной крыши. У одних одна, у соседних – другая. А когда племя бьётся с племенем, то боги помогают своим.

Эти боги контролем за соблюдением этических норм не парились. Моральный облик не блюли. И примеров высоконравственного поведения не подавали.

Строгие «боги-морализаторы» являлись только тогда, когда людей становилось много. Первыми они появились у древних египтян. Наивысшим олицетворением справедливости и нравственности являлась богиня Маат о которой мы писали в статье «Манипуляция Справедливости».

Барельеф с изображением египтянина со статуэткой Маат

Почему появились карающие боги?

Исследователи сравнили между собой несколько сотен, существовавших с глубокой древности до промышленной революции сообществ, сопоставив их численность и сложность  с тем, поклонялись ли в нём богу или богам, поощрявшим разные моральные добродетели, вроде честности, верности и пр.

Что же заставило людей повсеместно вводить богов, которые будут наказывать за аморалку? Укрупнение обществ и уклонение общественных структур.

Давным-давно, на заре человеческих социумов, возникло то, что потом назвали «нравственностью», «этикой» или «моралью». Нравственность нужна была для существования и развития человеческих сообществ.

Виды деятельности, которые признавались вредными для коллектива — начали считаться безнравственными. В языке развивались оценочные суждения. За безнравственное поведение нужно было наказывать. Карательные функции развивались одновременно с нравственными.

Первобытные охотники и собиратели жили малыми группами, где все знали всех, видели всех, замечали чужие проступки или преступления. Человеку, который вел себя неподобающим образом, трудно было укрыться от маленького коллектива своих соплеменников.

Боги, следящие за моралью, поощряющие хорошее поведение и наказывающие плохое, понадобились в выросшем обществе, где уследить за всеми невозможно.

Боги как гарантия нравственности и законности

Боги — ревнивые и всевидящие, неумолимые и карающие, злопамятные и мстительные, отличающиеся непропорциональной жестокостью — стали хоть какой-то гарантией соблюдения принятых в обществе норм.

Нормы следовало соблюдать для сохранения гармонии мира, во избежание божьего гнева, наказания после смерти.

Сверхъестественный гарант объединял разрозненных людей в целое, заставляя их работать ради него, сотрудничать и заниматься общими делами, придерживаться единых норм, принимать на себя общие ограничения.

Джон Мартин, «Уничтожение Содома и Гоморры», 1852 год

Жестокий Бог

Боги древнего мира, отвечавшие за «облико морале», отличались мстительностью и злопамятностью. Этим они отличаются от современных представлений о добром и милосердном Боге.

Удивительно, что современные представления о милосердном Боге, в религиях, которые основаны на Библии… они строятся как бы поверх текста и несмотря на него. Большинство верующих просто не обращают внимания на те отрывки Писания, где Бог требует повальной жестокости не только ко всем мужчинам захваченных городов, но и к женщинам, детям, старикам, даже домашнему скоту. И наказывает за милость к проигравшим.

Нужны ли человечеству эти гаранты?

Карающие боги понадобились человечеству, когда общества умножились, а социальные структуры усложнились?

Означает ли это, что в связи с дальнейшим многократным увеличением общества и усложнением инфраструктур, необходимость в религии как гарантии нравственности и законности так же возрастает?

«Новые времена стараются, хотя и не всегда и не везде успешно, отнять у божества полицейскую функцию, а у полиции — божественную санкцию. Задача трудная» — писал великий русский религиозный философ Владимир Сергеевич Соловьев в работе «Жизненная драма Платона».

Тоже, наверное, касается и нравственности. С момента, когда арабские философы придумали подход, который потом развился в Европе под названием «гуманизм» (см. статью «Гуманизм идет с Востока«), религия не является единственной гарантией нравственного поведения.

«Во времена мрака людей вела религия, ибо в непроглядную ночь слепой — лучший проводник. Он знает пути и тропы лучше любого зрячего. Но в свете дня глупо по-прежнему идти за слепыми старцами» — писал Генрих Гейне.

Портрет Гейне кисти Морица Даниэля Оппенгейма, 1831 г

Так считается

Религиозные люди, причем представители разных религий, конечно, склонны себя считать более нравственными, самоотверженными, добрыми и милосердными, чем светские. Это подтверждают и опросы, и психологические эксперименты. Психологи доказали, что даже если предложить оценить собственный характер и поведение братьям-близнецам, один из которых более религиозен, чем другой, то более религиозный сочтет себя более справедливым, участливым, добрым, честным, милосердным.

Но это все религиозная самоудовлетворенность. Те же исследователи доказали, что, если посмотреть на реальное поведение, оказывается, что никаких особых различий между добротой религиозных людей и атеистов не существует.

«Об этом свидетельствует, например, классический эксперимент «Добрый самаритянин», в ходе которого исследователи отслеживали, кто из прохожих остановится, чтобы помочь раненому человеку на улице. Ученые пришли к выводу, что религиозность не играла никакой роли в поведении участников. Интересно, что некоторые из них как раз шли на выступление на тему этой притчи, но это также никак не повлияло на их действия» — пишет Ксения Донская.

Является ли религия вообще гарантией морали?

Это вопрос, от которого хочется привычно отмахнуться. Разве не понятно? Глупо отмахиваться от традиционного ценностного кейса, которые несут религии.

Но тут же возникает вопрос: а что такое нравственное поведение? Допустим, легче ли жертвам погибшим в 2001 году в нью-йоркских Башнях-Близнеца от того, что мы знаем, что террористы-смертники по пути в аэропорты повторяли суру Аль-Анфаль («Добыча») и суру Ат-Тауба («Покаяние»), в которых Бог требует наказывать нечестивых?!

Кристофер Хитченс в книге «Бог не любовь: Как религия все отравляет» рассказывает о своих многочисленных спорах с теми, кто считает религиозных людей более моральными, более надежными, менее опасными.

Хитченс вспоминает, что за неделю до 11 сентября 2001 года он участвовал в публичной дискуссии с Деннисом Прагером, одним из известнейших религиозных телеведущих в Америке. Прагер спросил, готов ли Хитченс «дать прямой ответ на прямой вопрос». И попросил его представить, что, находясь в незнакомом городе, вечером он увидит идущую навстречу большую группу мужчин. Прагер спросил: будете ли Вы чувствовать себя безопасней, зная, что мужчины эти возвращаются с вечерней молитвы? Это гипотетический и очень демагогический вопрос. Очень напоминает вопрос гомофобов «А вы бы хотели сами, чтоб ваш сын стал геем?».

Кристофер Хитченс

Кристофер Хитченс дал на этот вопрос абсолютно прямой и конкретный ответ, выводя его из  гипотетической плоскости: «Не заходя дальше первых букв алфавита, я бывал в такой ситуации в Белфасте, Бейруте, Бомбее, Белграде, Багдаде и Бейт-Лехеме. Я абсолютно уверен, и у меня есть на то причины, что в каждом городе я бы напугался до смерти, попадись мне в сумерках мужчины, идущие с религиозной службы».

Ведь в Белфасте, например, Хитченс видел улицы, выжженные двумя враждующими христианскими сектами, разговаривал с людьми, родных и друзей которых похитили отряды смерти, чтобы убить или пытать, нередко за одну лишь принадлежность к другой церкви. В Белфасте ходит старый анекдот про человека, которого останавливают на дороге и спрашивают, в какую церковь он ходит. Когда он отвечает, что он атеист, его спрашивают: «А какой атеист? Протестантский или католический?».

Никто не отрицает, что религия может уберечь человека от того, что нам кажется злом и преступлением. Но карающие божества могут к преступлениям и злодействам и подтолкнуть. В любом случае, в религии и так называемых «традиционных ценностях» не стоит видеть нравственную панацею.

Человечество прошло разные стадии. Люди слезли с дерева. Научились пользоваться силой упругости и огнем. Ввели запрет на каннибализм. 80–90% мировых культур — как Запада, так и Востока — практиковали рабовладение. Короче… далеко не все традиции надо тащить за собой. И есть традиционные ценности, с которых надо слезать как с дерева.

Хотя в ближайшей исторической перспективе человечество с религиями не расстанется.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x