Общество

Учения на случай землетрясения, в Кнессете. Photo by Yaniv Nadav/Flash90

Никто ни за что не отвечает

Вы знаете, что делать в случае ракетной атаки? Нет, МАМАД это прекрасно, но, во-первых, он не рассчитан на прямое попадание ракеты, а во-вторых в центре страны комнаты безопасности есть только в 50% квартир. А в Тель-Авиве в 25%. А где находится ближайшее бомбоубежище и готово ли оно принять людей… да кто его знает. Потом, после войны или землетрясения, выжившие создадут комиссию и будут разбираться.

Грустно думать о том, что еще совсем недавно мы смотрели на жуткие кадры из Кемерево и где-то в душе успокаивали себя, что у нас такого случиться не может. Не могут так нелепо погибнуть дети, ведь не все у нас настолько плохо, настолько коррумпировано, настолько безответственно.

Хотя это, конечно, самообман. Может не так, как в России или в странах третьего мира, но у нас все достаточно грустно. И дело не только в этой жуткой трагедии в Араве, которая просто выбила из колеи. Дело в том, что у нас никто ни за что не отвечает.

Нет, есть люди, есть посты, есть зарплаты, есть полномочия. И в данном случае есть кто-то, кто принял решение, отправив подростков играть со смертью. Но уже через несколько часов после катастрофы выяснилось, что детей постоянно отправляют на экскурсии, но не существует никаких правил и никто не несет ответственности. Директор этого учебного учреждения почему-то решил, что надо рискнуть жизнями детей, а вот, к примеру, в школе у моей дочки, где также должны были ехать на экскурсию на прошлой неделе, все отменили заранее, сославшись на прогноз погоды. Так должно быть? Жизни детей должны зависеть от решения директора школы? А цена ошибки может быть, как выяснилось, очень высокой.

Поминальная церемония на площади Рабина. Люди зажигают свечи в память о 10 погибших в Араве подростках. Фото Tomer Neuberg/Flash90

Но больше никто за это не отвечает. Так же, как непонятно кто отвечает за затопленные торговые центры, за дороги, которые превращаются в западню, за затопленные дома и улицы. А ведь сильный дождь при всем желании трудно назвать природным катаклизмом. Таким, как как землетрясение, к примеру. Кто у нас отвечает за гражданскую безопасность? Есть люди. Зарплаты получают, пенсию бюджетную, скорее всего, на международных симпозиумах доклады делают. Проблема только в том, что после землетрясения тоже выяснится, что никто ни за что не отвечает. Как я это знаю? А я вам по-еврейски, вопросом на вопрос. Моя младшая, которой экскурсию отменили, учится в средней школе. Рядом стоит еще одна, в которой ее старший брат учился. Одна школа построена в 1975 году, а другая в 1976. Вы знаете, когда в Израиле начали учитывать при строительстве стандарты сейсмоустойчивости? В 1980 году. Серьезные землетрясения на территории Израиля происходят, или пока происходили, примерно раз в 100 лет (по-настоящему разрушительные землетрясения происходили дважды – в 1837 и в 1927 годах), так что никто пока не знает, как поведут себя здания, построенные после 1980 года. Но вот как поведут себя здания, построенные до, вполне можно предположить.

И все учения по эвакуации — это замечательно, но вот если сразу, не дай бог, сильно тряхнет? И что тогда? На кого покажем пальцем? И я вам сразу дам ответ: не на кого будет показывать пальцем, не будет ответственных. А будет создана комиссия, с целью выработки рекомендаций по подготовке к следующему сильному землетрясению, в надежде на то, что оно произойдет через 100 лет. А между тем, созданная в свое время для оценки возможного ущерба в случае сильного землетрясения комиссия пришла к выводу, что ожидается более 10.000 погибших израильтян и более 300.000 человек останутся без крыши над головой. Десять тысяч домов будут разрушены и еще двадцати тысячам зданий будет нанесен серьезный ущерб. У службы тыла Армии обороны Израиля есть свои оценки возможного ущерба: жертвами землетрясения силой свыше 6.5 баллов могут одновременно стать более 80.000 человек. Кроме этого ученые подтверждают, что мощное землетрясение может вызвать цунами, что приведет к многочисленным разрушениям и затоплению прибрежных районов страны. Пока что, к счастью, всё основано на теоретических выкладках, статистики и опыта у Израиля пока нет. А какая работа ведется, чтобы подготовиться? Никакой.

Готов ли Израиль к цунами? Photo by Corinna Kern/FLASh90

В Тель-Авиве плакаты повесили с указаниями куда бежать в случае цунами, в школах учения проводятся, есть еще ТАМА 38, проекты по укреплению зданий. С ними, правда, три проблемы. Первая состоит в том, что никто не проверял, насколько же повышается сейсмоустойчиовость укрепленных зданий. Вторая — этих проектов мизерное количество по сравнению с количество старых домов. В-третьих, во многих населенных пунктах с чрезвычайно высокой вероятностью землетрясений — к примеру, в Тверии, Кирьят-Шмоне и Бейт-Шеане — подрядчикам экономически не выгодно заниматься ТАМА 38. И есть еще в-четвертых: проект распространяется только на жилые здания, а школы, больницы, общественные здания… как бог пошлет.

Еще можно было бы упомянуть готовность службы тыла к войне, тем более, что время сейчас неспокойное, но там все настолько грустно, что об этом не стесняются заявлять вслух и министры обороны. Вы знаете, что делать в случае ракетной атаки? Нет, МАМАД это прекрасно, но, во-первых, он не рассчитан на прямое попадание ракеты, а во-вторых в центре страны комнаты безопасности есть только в 50% квартир. А в Тель-Авиве в 25%. А где находится ближайшее бомбоубежище и готово ли оно принять людей… да кто его знает. Потом, после войны или землетрясения, выжившие создадут комиссию и будут разбираться.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x