Арт-политика

Кадр из фильма " Голоса за кадром"

“Голоса за кадром” - новый гимн репатриантской судьбе

Фильм рассказывает о двух советских актёрах дубляжа, переехавших в Израиль после падения железного занавеса. Ей 62, ему примерно столько же. Сильнейшая лента о репатриантах со времён “Друзей Яны”.

Каждый год в дни праздника Суккот мы с друзьями ходим на Хайфский кинофестиваль. Недельный марафон для киноманов. Свой фестиваль проходит в каждом из трёх крупнейших городов Израиля. Чтобы не дублировать друг друга, организаторы “разграничили” так: в Иерусалиме — акцентируют внимание на израильском кино и выбирают претендента на “Оскар”. В Тель-Авиве — собирают молодёжь и студентов. А в Хайфе — делают упор на международные проекты и зарубежных представителей. Среди прочего, там можно посмотреть на большом экране и русскоязычные новинки.

Лично для меня главными фестивальными открытиями этого года стали “Дылда” Кантемира Балагова и “Голоса за кадром” Евгения Румана. И если о первом написано уже многое, то о втором большинству зрителей только предстоит узнать.

Фильм рассказывает о двух советских актёрах дубляжа, переехавших в Израиль после падения железного занавеса. Ей 62, ему примерно столько же. Фото на трапе самолёта. Голод и тепло. Мечты о продолжении карьеры и “ани авода каше ”. Воспоминания о Феллини и подпольные студии начала 90-х. Уроки по личной безопасности, подаренные противогазы и страх новой войны. Принятие себя через поступки, на которые раньше бы не решился.

Пожалуй, это сильнейшая лента о репатриантах со времён “Друзей Яны”. Руман работал над фильмом шесть лет, и это видно. Каждый кадр отточен, каждая деталь продумана. Нет ничего “просто так”.

Режиссёр Евгений Руман на премьере “Голосов за кадром” в Хайфе. Фото: Ирина Сопина.

В главных ролях Владимир Фридман и Мария Белкина. Владимир в Израиле в представлении не нуждается, а вот увидев на афише Марию — честно полез в “Гугл”. Помните заливисто хохочущую девочку в “Трое в лодке, не считая собаки“?  Это она сорок лет спустя. Актриса дубляжа с впечатляющим послужным списком идеально подходит на роль. Мария — главный “мотор” фильма, это её история.

Отдельно порадовало появление Ури Клаузнера. Ветеран израильского кинематографа словно напоминает, фильм какой страны мы смотрим.

Фильм Румана оглядывается на прошлое с иронией, без приставки “-пост”. Алия 90-х узнает здесь себя. Новая — увидит родителей, бабушек и дедушек, прочувствует ту атмосферу, улыбнётся над простотой и наивностью.

При том, что большая часть фильма на русском, идя на показ, я ожидал увидеть минимум на 2/3 русский зал. В итоге получилось наоборот. Сложно сказать, что тому причиной, маркетинговая стратегия фестиваля, ориентированная в первую очередь на иврито- и англоговорящего зрителя, или что-то другое.

Не буду утверждать, что фильм произведёт фурор или войдёт в анналы израильского кинематографа. Для этого он слишком нишевый, слишком ламповый. Но посмотреть определённо стоит.

Если в этом году Хайфский фестиваль пока проходит мимо вас, то напомню, что в эти два  дня там ещё можно посмотреть долгожданную экранизацию “Щегла Донны Тартт (20 октября, 18.00), криминальную драму Эдварда Нортона “Сиротский Бруклин” с Брюсом Уиллисом и Уильямом Дефо (20 октября 14.45, 21 октября 20.30), тепло встреченную критиками британскую драму Шолы Аму “Последнее дерево” (21 октября, 9.30), нашумевшую документальную работу Алины Рудницкой “Школа соблазнения” (20 октября 13.15), упомянутую уже “Дылду” Кантемира Балагова (21 октября 18.45) и много чего ещё. Полная программа здесь: https://www.haifaff.co.il.

Автор — со-основатель Fb-сообществаИзраильское кино

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x