Политика

фото - википедия

Есть новый рекорд Кнессета!  

История кнессета знает замечательный закон, проведенный в трех чтениях депутатом Яэль Даян. Закон регламентировал количество кабинок в женских туалетах кнессета! Как будто для этого было недостаточно указания завхоза кнессета.

Юридическая служба кнессета, возглавляемая юридическим советником парламента Эялем Яноном, опубликовала данные о законотворческой деятельности ушедшего в историю кнессета 20-го созыва. Если вам кто-то скажет, что наши депутаты даром ели свой хлеб, плюньте ему в лицо. Пахали наши депутаты, не покладая рук и изо всех мозгов. За три с половиной года своей деятельности на ниве сотворения новых законов кнессет принял во втором и третьем чтениях 625 правительственных и частных законов.

Давно известно, что наш кнессет занимает первое место среди парламентов мира по числу подаваемых (и принимаемых)  законопроектов на душу депутатского населения. «Три тетушки живут у нас в квартире. Как хорошо, что их три, а не четыре» – этот стишок из «Швамбрании» я запомнил на всю оставшуюся жизнь. Как все-таки хорошо, что депутатов в кнессете всего 120!

Я полез в свой архив и обнаружил данные исследования, проведенного в Рамат-ганском колледже, из которых следует, что за первое десятилетие нового тысячелетия в нашем Кнессете было подано свыше 12 тысяч законопроектов. Это в сто раз превышает количество законопроектов, поданных за то же время в парламенте Голландии.

С тех пор активность наших депутатов только возрастала. И вот последний созыв кнессета установил новый мировой рекорд! Было подано 5997 частных и 393 правительственных законопроектов. Я помню, что уже в первый день работы этого состава кнессета на стол председателя было положено более 800 законопроектов.

У меня такое впечатление, что многие депутаты начинают свой день с газеты. И, не обнаружив там упоминания о себе, тут же начинают паниковать: это что ж, получается — меня как бы и нет? Надо что-то немедленно придумать! Депутаты наши, как среднеазиатские акыны: что видят, про то и поют. В смысле – пишут законы. Вот в счете за воду что-то внизу маленькими буквами напечатали. Без лупы не видно. Надо бы предложить закон, чтобы шрифт в примечаниях был не меньше 14-го размера. По пути на работу заметил, что на «русском» магазине название «Рыба» по-русски написано более крупным шрифтом, чем название на иврите. Непорядок. В еврейской стране надпись на иврите должна быть крупнее, чем на иностранных языках. И слово «Рыба» надо транскрибировать ивритскими буквами с огласовками. Как «Бест Бай». Пометка: подготовить законопроект.

В прошлые годы я собирал коллекцию полуанекдотических законопроектов. Каждый из них сам по себе был «вполне ничего», но они явно не тянули на почетное звание закона! Максимум – на директиву какого-нибудь министерского департамента.  Зато всем им находилось место где-то на глубинных страницах «Едиот ахронот». Причем, чем законопроект экстравагантней, тем больше шансов, что он прославит его автора. Изобретательного депутата будут приглашать на радио и телевидение, газеты посвятят автору пространные интервью…

В последние годы я уже не читаю ежедневную ивритскую печатную прессу, поэтому законы такого типа мне почти не попадаются. Для публичного обсуждения хватает скандальных «идеологических» законов, из-за которых сталкиваются стенка на стенку коалиция и оппозиция.

Но вот для примера несколько давних законопроектов из моей коллекции. Законопроект о принудительном внедрении в иврит слова «мишрешет» вместо иностранного – «интернет». Или законопроект, обязывающий депутатов носить на груди бейджик с именем и наименованием фракции. Ну, как продавцы в магазине или стюардессы. Представляете себе, например, Мири Регев с табличкой на груди – «Мири Регев, Ликуд»? И ведь законопроект не просто так возник. У него есть история. Однажды охранники кнессета, не признавшие в лицо на самого популярного депутата, потребовали у него предъявить удостоверение личности. Разобидевшийся депутат тут же настрочил этот законопроект.

Другой депутат  внес законопроект об отмене термина «хуфшат лейда». То есть «отпуск по беременности и родам». Аргумент: слово «отпуск» ассоциируется с отдыхом, а какой же отпуск, когда мамаша с утра до вечера вертится как белка в колесе в заботах о младенце. Нет, это что угодно, только не отдых. Что самое интересное, отменить-то он предложил, а замены не дал, ибо еще не придумал, в чем честно сознался. Давайте, мол, всей страной думать. Больше нам делать нечего!

История кнессета знает замечательный закон, проведенный в трех чтениях депутатом Яэль Даян. Закон регламентировал количество кабинок в женских туалетах кнессета! Как будто для этого было недостаточно указания завхоза кнессета!

Еще один депутат предложил в целях борьбы с дорожными происшествиями перенести в Израиль полезный опыт скандинавских стран. Там с включенными фарами ездят днем не только в осенне-зимний период, но и летом. Принцип, как с тем знаменитым ребе: «Не знаю, будет ли лучше, но, во всяком случае, хуже не будет». И это – правда. Хуже не будет. Проблема лишь в том, что, в отличие от Швеции или Эстонии, где и летом днем в пасмурную погоду темнее, чем у нас зимой в сумерках, у нас все лето днем светит такое яркое солнце, что свет фар просто незаметен. Что — горят, что — не горят. Все равно, что ходить летним полднем со свечой в руках.

Я мог бы долго продолжать перечень таких законов. Например сначала предлагается закон об обязательном ношении шлемов велосипедистами. Ничего, что в «велосипедной» Голландии и других западных странах никому такой закон в голову не приходил. Но через три месяца, в связи с появлением прокатных велосипедов, этот уже принятый закон отменили, и разрешили взрослым в городах ездить без шлемов. Вот вам сразу два закона в статистику!

А вот еще данные о законотворчестве ушедшего на покой кнессета. 4646 частных законопроектов, положенных на стол кнессета, вообще не дошли даже до предварительного чтения. И только 4% из всех поданных законопроектов превратились в законы. Из школьного курса физики я помню, что коэффициент полезного действия паровоза составляет 3%. К.п.д. нашего кнессета все-таки выше, чем у паровоза, и это не может не радовать.

Правда, из уже упомянутого выше давнего исследования Рамат-ганского колледжа открылось мне, что 70% из уже принятых, вступивших в силу и никем не отмененных израильских законов попросту не работают. Просто потому, что нет механизма контроля выполнения законов.

Государственная дума России получила за свое неуемное и неумное законотворчество нелестное прозвище —  «взбесившийся принтер». По-моему, наш кнессет тоже мог бы претендовать на этот сомнительный комплимент. Даже Нетаниягу почувствовал, что с этим что-то надо делать, и предложил умерить энтузиазм депутатов фракции Ликуда: за каденцию – не более пяти законопроектов, причем все они должны получить сначала одобрение во фракции.  Не знаю, приняли ли это предложение, и было ли это указанием или просьбой. Подозреваю, что это вряд ли сократит поток законопроектов в новом составе кнессета. Уже в первый день его работы будет подано несколько сот законопроектов, которые были отвергнуты или заволокичены в кнессете прошлого созыва. В общем, в чем-чем, а в лени наших депутатов не упрекнешь.

Ну и в завершение картины нашего законотворчества один вопиющий пример: в прошлом тысячелетии, а конкретно — в 1997 году, был принят во всех трех чтениях закон о продленном дне в школах Израиля. Введение этого закона в действие регулярно откладывается в рамках ежегодного закона о хозяйственном регулировании. За перенос срока голосуют депутаты тех же партий, которые голосовали за принятие этого действительно важного закона! Сейчас введение закона, принятого 22 года назад, отложено до 2021 года и, подозреваю, это не окончательный срок.
Как говорится, без комментариев.
А пока —  вперед, к новым рекордам по числу законопроектов.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x