Политика

Эхуд Барак идет на пресс-конференцию объявлять о создании новой партиию Фото: Flash90

Эхуд Барак как "пятый элемент"

На фоне довольно анемичного и неопытного в политических боях Ганца, Барак выглядит человеком, полностью заряженным на высшую цель этих выборов - окончание политической карьеры Нетаниягу на премьерском посту. Барак выглядит политическим Терминатором, чего нельзя сказать о Ганце.

В среду 26 мая произошло событие, ожидаемое многими уже долгое время, но которое все равно произвело эффект небольшой разорвавшейся политической бомбы. На политической арене снова появился бывший премьер-министр Эхуд Барак, во главе пока еще безымянного списка, в который кроме него вошли бывший заместитель начальника ГенШтаба Яир Голан, приближенный к Бараку бизнесмен Коби Рихтер, до недавнего времени бывший председателем внепарламентского общественного движения (проект Даркейну), и профессор юридических наук Ифат Битон. В своей первой речи Барак призвал к консолидации левого лагеря и обозначил главную задачу предстоящих выборов — победу над Нетаниягу.

В левом лагере фигура Барака много лет вызывает очень противоречивые чувства. С одной стороны, он был одним из единственных лидеров левого лагеря, которому удалось избраться на премьерский пост после переворота 1977 года, причем в 1999 году он выиграл выборы у Нетаниягу, и до сих пор это своего рода рекорд,  так как после того поражения Нетаниягу уже никому не уступал премьерское кресло. Во время своей короткой, но очень бурной каденции, Барак успел вывести израильские войска из ливанского болота, которое каждый год поглощало жизни десятков израильских солдат и не обеспечивало безопасность северной границы.

До его прихода к власти казалось, что Израиль застрял в Ливане навечно и обречен платить высокую цену за нахождение на ливанской земле. Барак сделал попытку заключить мир с Сирией, был готов идти на большие уступки, и судя по всему, только упорство и недоверие Хафеза Асада остановило переговорный процесс на довольно продвинутом этапе. И Барак сделал эпическую попытку решения израильско-палестинского конфликта на переговорной сессии под эгидой США, состоявшейся в американском Кемп-Дэвиде. Результатом этой попытки стал не мир, а жуткая кровавая вторая интифада, совершенно отбившая у значительной части израильского общества желание вести переговоры с палестинцами. После проигрыша в прямых выборах премьера в 2000 году Ариэлю Шарону, Барак ушел из политики. Вернулся он в нее в 2007 году, завоевав место руководителя партии «Авода» и получив пост министра обороны в правительстве Эхуда Ольмерта. В 2009 году он вместе с партией «Авода» вошел в правительство, которое сформировал «Ликуд» во главе с Биньямином Нетаниягу, и занял в нем пост министра обороны. В 2011 году Барак расколол партию , когда решил остаться в правительстве, невзирая на желание других видных партийных деятелей выйти из него. Барак создал отдельную фракцию под названием «Ацмаут», и до января 2013 года занимал пост министра обороны в правительстве Нетаниягу. После этого он снова ушел из политики. Казалось, на этом политическая карьера Барака завершилась, и в левом лагере его имя в те времена вызывало однозначно отрицательную реакцию, особенно на фоне того, к какому плачевному положению пришла партия «Авода», да и левый лагерь в целом, после устроенного им раскола.

Но вот, по истечению шести с половиной лет, мы снова наблюдаем возвращение Барака. В последние несколько лет он стал одним из самых острых критиков Нетаниягу, всячески демонстрировал желание вернуться на политическую арену и сразиться на ней с Биби. Перед первым сеансом выборов 2019 года Барак вел активную работу по консолидации центрально-левого лагеря, но в итоге остался за бортом новообразованной партии «Кахоль Лаван», скорее всего, во многом из-за вражды с Габи Ашкенази — вражды тех времен, когда Ашкенази занимал пост начальника ГенШтаба, а Барак — министра обороны. К тому же тогда, и это было одной из причин ссоры с Ашкенази, Барак предпочел назначить начальником Генерального Штаба Йоава Галанта, а не Бени Ганца, и только серия публикаций Кальмана Либскинда о грубых нарушениях законов, с помощью которых Галант построил гигантский дворец в мошаве Амикам, сорвала его назначение на пост, и его занял Бени Ганц.

Сейчас же Барак вошел на арену во главе собственной партии, но скорее всего, его целью является образование широкой платформы левых партий, в которую смогут войти и партия «Авода», и «Мерец», и возможно, «Кахоль Лаван». Есть ли шанс у такого союза? Во многом это зависит от свойств личности Эхуда Барака и эмоций, которые он вызывает у потенциальных избирателей.

В правом лагере отношение к Бараку резко отрицательное по причине мирных инициатив его премьерской каденции. Трудно увидеть каким образом люди правого мировоззрения будует голосовать за Барака, и поэтому есть мало шансов на то, что он сможет перевсти избирателей из одного лагеря в другой.

В левом лагере отношение к Бараку очень противоречивое.

С одной стороны, он действительно старался продвинуть Израиль по пути заключения мирных договоров и реального решения конфликтов с соседями.  Барак единственный человек, который может сказать, что ему удалось скинуть Нетаниягу с премьерского кресла. У него есть богатый политический и военный опыт. На фоне довольно анемичного и неопытного в политических боях Ганца, Барак выглядит человеком, полностью заряженным на высшую цель этих выборов — окончание политической карьеры Нетаниягу на премьерском посту. Барак выглядит политическим Терминатором, чего нельзя сказать о Ганце. Для победы над многоопытным Нетаниягу, самым искусным игроком на израильском политическом поле, по-видимому требуется быть именно Терминатором, а не политиком, воспринимающимся мягкотелым и нерешительным.

С другой стороны, в Кемп-Девиде Барак продвигал мирную инициативу очень топорно, постоянно демонстирруя недоверие по отношению к палестинцам, и стремление навязать им договор, и поэтому неудачный исход переговоров был почти запрограммирован заранее. События октября 2000 года, за которые Барак нес ответственность как премьер-министр, памятны как очень травматичная страница в истории отношения Израиля с его арабскими гражданами.  Сотрудничество с Нетаниягу в те годы, когда Барак входил в его правительство в качестве министра обороны, породило план силового решения проблемы иранской ядерной программы, и возможно только сопротивление тройки руководителей силовых органов- ЦАХАЛа, Моссада и Шабака, предотвратило эту авантюру.

У Барака вообще есть склонность к вере в силовые решения, в этом плане можно вспомнить подготовку к покушению на Саддама Хуссейна, которое Барак инициировал в бытность начальником Генерального Штаба, и которое закончилось катастрофой Цеелим-2 — трагическим инцидентом в ноябре 1992 года — во время учений  погибли пять бойцов спецназа ГенШтаба. И, конечно, невозможно забыть как Барак пошел на раскол в рядах партии «Авода» с единственной целью — остаться в правительстве Нетаниягу.  Барака отличают ужасная репутация в сфере межличностных отношений, и это нередко служило причиной того, что его соратники рано или поздно превращались в соперников и критиков. Характерный для Барака сплав хладнокровного системного мышления и отсутствия интеллигентности — это не самое лучшее сочетание для политика, которое может привести к серьезным проблемам и для страны в целом. При этом у Барака не ясно, когда им двигают те или иные идеологические мотивы, а когда он борется за власть исключительно исходя из индивидуальных политических интересов, как это было, можно с известной долей уверенности предположить, в период его сотрудничества с премьер-министром Нетаниягу в качестве министра обороны. Различные аспекты финансового и коммерческого поведения Барака в годы, когда он находился вне политики, являются прекрасным пропагандистским орудием в руках его недоброжелателей всех мастей.

В данный момент Барак выражает желание полного объединения всех центристко-левых сил — от «Кахоль Лаван» и до «Мерец». Выйдет ли что-то из этого мы скоро узнаем, но уже сейчас понятно, что появление Барака  на политической арене, со всем комплектом его положительных и отрицательных свойств, внесло важный элемент в довольно запутанный рисунок израильского политического поля, и возможно это станет тем самым «пятым элементом», который приведет к политическому падению Биньямина Нетаниягу. Уже сейчас предстоящие выборы главы списка Аводы можно рассматривать через призму шага Барака, так как один из кандидатов Ицик Шмули выражает желание заключить с Бараком политический союз, а планы другого кандидата Амира Переца  менее понятны. Сочетание того, что Барак с одной стороны, является политической и общественной фигурой крупного калибра, но с другой, его электоральный вес по вышеизложенным мною причинам довольно сомнителен, не прибавляет ясности в вопрос, кто кому будет подчиняться в будущем блоке партии Барака с другими партиями и движениями, если такой блок в итоге будет образован.

В любом случае, в ближайший месяц, до последнего срока подачи партийных списков в Центризбирком, мы еще увидим немало интересных и значительных процессов, вызванных возвращением на политическую арену Эхуда Барака.

*Мнения авторов могут не совпадать  с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x