Политика

День выборов

Экстравагантное предложение Арье Дери

Арье Дери предложил провести прямые блиц-выборы главы правительства между Нетаниягу и Ганцем. Мол, «победитель получит всё».  Вообще-то, это никак не вписывается в нынешнее законодательство. Поэтому поговаривают, что уже где-то готовится «горящая» поправка к Основному закону.

Говорят, новое – это хорошо забытое старое. Порой имеет смысл сказать: и хорошо, что забытое. На фоне политического тупика, то и дело возникают якобы новые и якобы «креативные» идеи.

Вот на днях лидер партии ШАС Арье Дери предложил провести прямые блиц-выборы главы правительства между Нетаниягу и Ганцем. Мол, «победитель получит всё».  Вообще-то, это никак не вписывается в нынешнее законодательство. Поэтому поговаривают, что уже где-то готовится «горящая» поправка к Основному (обратите внимание!) закону, для утверждения которого потребуется 61 голос.

Министр внутренних дел Арье Дери. Фото: Zindel, Flash-90

Давайте пока не будем рассматривать все аспекты этого экстравагантного предложения, и оглянемся назад. Так сказать, на историю вопроса.

В начале 1992 года Кнессет 12-го созыва принял закон о прямых выборах главы правительства. Как и сейчас, идея возникла на фоне парламентского кризиса. В марте 1990 года в Кнессете прошел вотум недоверия правительству национального единства, а Шимон Перес, которому после этого поручили сформировать новое правительство, с этой задачей не справился. В конце концов, спустя три месяца Ицхак Шамир сумел собрать узкое правительство.

Тогда законопроект о прямых выборах главы правительства внесли четыре блестящих юриста из разных партий (во всяком случае, за троих первых поручусь): Уриэль Лин из «Ликуда», Давид Либаи из «Аводы», Амнон Рубинштейн из «Шинуя» и Йоаша Цидон из «Цомета». Цель, продекларированная при этом, — укрепить статус главы правительства и ослабить влияние малых партий. Увы, в процессе утверждения  закона, как всегда, было внесено много поправок.

Первоначально предполагалось полностью изменить систему выборов, но в итоге получилось, как в анекдоте про переводе лишь одной стороны улицы с левостороннего движения на правостороннее. Приняли только закон о прямых выборах главы правительства, а все остальное решили не трогать. Посмотреть, что получится. Такие выборы в Израиле проводились трижды – в 1996, 1999 и 2001-м годах. Причем, первые два раза они проводились одновременно с парламентскими выборами, а в 2001 году обошлись без роспуска Кнессета.

Увы, не получилось. Ни-че-го не изменилось! То есть, абсолютно! Глава правительства еще больше стал зависим от шантажа малых партий. В итоге, прямые выборы пришлось отменить как неудавшийся эксперимент. Хотя, как говорил мне однажды Амнон Рубинштейн, в первоначальном варианте все было прописано очень разумно. Деталей я не знаю, а было бы интересно посмотреть тот законопроект.

Теперь «вернемся к нашим баранам». Предложение Дери нашло поддержку у лидеров некоторых правых партий, и даже у лидера «условно левой» партии «Авода-Гешер» Амира Переца. Зато сам Нетаниягу это предложение якобы не одобрил. Правда, пресс-служба «Ликуда» опубликовала такую формулировку: «Глава правительства Нетаниягу не продвигает закон о прямых выборах, он занят продвижением создания широкого правительства национального единства – единственного возможного правительства, которое требуется Израилю в данное время». Впрочем, «не продвигает», это не значит, что он его тормозит. В конце концов, он и закон о своей неприкосновенности не продвигал. Этим занимались Битан с Амсалемом. Правда, безуспешно. Вот и сейчас новый лидер фракции «Ликуда» Мики Зоар сказал в интервью сайту Ynet, что Биби склоняется к тому, чтобы принять предложение Дери.

От Ганца на момент написания этого текста отклика еще не поступило. Но сомневаюсь, что он одобрит эту идею.
Что ж, давайте смоделируем ситуацию. Представим,  что закон о выборах «по Дери» принят, и в течение месяца будут проведены прямые выборы главы правительства. Причем, без объявления выходного дня по стране. В результате, подозреваю, что процент проголосовавших будет меньше 50%. То есть, глава правительства будет избран голосами меньшей части населения страны. У нас есть мэры, избранные при проценте голосования 25% и меньше. Но даже не это самое неприятное. Представьте себе месяц этой предвыборной схватки:  сколько ушатов грязи, сколько компромата – реального и вымышленного – будет вылито на двух уважаемых политиков!

И еще. С какой это стати выборы на пост главы правительства будут проводиться только между  двумя претендентами? А почему Либерман не сможет принять в них участие? Или Аелет Шакед? А если будут допущены не только лидеры партий, то почему бы Гидеону Саару не выдвинуть свою кандидатуру? И тогда, как и положено в демократическом государстве, возможно, придется проводить второй тур, в котором уже наверняка встретятся Нетаниягу и Ганц.

Естественно, телеканалы уже поспешили провести свои опросы: кто из двоих победит, если выборы пройдут сегодня.  Результаты однозначны: Победит Нетаниягу. В одном опросе «со счетом» (в процентах) 40:36, в  другом 46:43. Что ж, Нетаниягу побеждает и формирует… право-религиозное правительство. То самое правительство 55-ти. Легко предположить, что левые тут же выдвинут вотум недоверия такому правительству. И тут уже Либерман, который не может допустить такого правительства, наверняка, присоединится к такому вотуму. Вот вам и 61 голос, нужный для свержения правительства. Мы снова вернемся к тому, с чего начал, в нашу муторную политическую реальность.

Министр от «Ликуда» Офир Акунис предложил «соломоново решение». Мол, можно принять закон о прямых выборах, но чтобы он действовал только один раз. Хорош Основной закон на один раз!

Пока шансы на продвижение такого закона близки к нулю. Но у нас нет ничего невероятного. Возможно, ближе к «дедлайну» — конечной дате, за которой — новые парламентские выборы, эта идея обретет реальные очертания. Хотя я в это не верю.

А между тем, сама по себе идея прямых выборов главы правительства кажется мне совсем неплохой. Но при одном условии. Избранный премьер собирает свое правительство из профессионалов, а не «символических» министров из партий коалиции. Правительство занимается реальной работой, а Кнессет занимается тем, чем и должен заниматься – законотворчеством.  И если работа этого правительства Кнессет не устроит, то он его отправит в отставку большинством в 61 голос. Но кто же из политиков добровольно откажется от перспективы министерского поста! Так что, на это рассчитывать никак не приходится.

И остается только смотреть со стороны, «чем сердце успокоится». Если, конечно, успокоится.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x