Гражданин мира

Во время посещения авиабазы Хмеймим в Сирии. С Президентом Сирии Башаром Асадом (слева) и Министром обороны России Сергеем Шойгу (справа). Фото: kemlin.ru

Новый парень "на районе" : "землятрясение"

За последние 10 лет Россия превратилась в сильно влияющее на регион государство. Как это могло случиться? Что означают эти "медвежьи объятья", и что русские готовят для нас в следующем десятилетии?

В начале декабря по центральной улице города А-Раки, бывшего раньше цитаделью организации ДААШ на севере Сирии, прошла колонна танков. На танках развевались российские флаги, и большой триколор был водружён на одном из городских зданий в качестве символа российского присутствия в городе.

Это верно, что ещё два года назад А-Рака была освобождена действовавшими в Сирии силами международной коалиции. Но сейчас флаги, развевающиеся в городе, и солдаты, марширующие по его улицам, – русские. Такой итог Россия подводит под прошедшим десятилетием своей активной политики на Ближнем Востоке.

К российским флагам над А-Ракой нужно прибавить российское оружие в Турции и в Иране, а также ядерный реактор для мирных целей, который в эти дни РФ создаёт в Египте. Приходится признать, что Россия сумела вернуть себе то влияние, которое она раньше имела на Ближнем Востоке, и установить новые правила игры в регионе, при том, что в дипломатических танцах она обходит многих игроков.

Великое отступление

В 2002 году несколько магазинов на городском рынке в Газе торговали дисками, на обложке которых были фотографии истекающих кровью детей и под которыми крупными буквами было написано: «Жертвы русских в Чечне», «Русский шайтан в Грозном» и «Русская война против ислама». Эти надписи отображали весьма проблематичный тогда образ РФ в арабском и мусульманском мире.

В то время Россия воспринималась многими, как слабое государство, не имеющее никакой возможности повлиять на происходящее в регионе, тем более, на арабо-израильский конфликт, или предотвратить войну в Ираке, против которой она тогда громко выступала. С другой стороны, две войны в Чечне создали «анти-мусульманский» образ России – якобы атеистической страны, подавившей железной рукой чеченских повстанцев и почти что стёршей с лица земли столицу Чечни, город Грозный.

Россия в те годы только начала приходить в себя после шока, нанесённого «лихими» 90-ми годами, когда на улицах российских городов свирепствовала организованная преступность, а граждане умирали от голода.  Тогда казалось, что Россия надолго завязнет в своих проблемах, и её интересы ограничатся ближайшими соседями – Грузией, Украиной и Прибалтийскими государствами.  Больше всего Россия беспокоилась тогда о своём экономическом положении и занималась только «задним двором» – оказывала явное и скрытое давление на бывшие советские республики, пытаясь предотвратить их вступление в военную организацию НАТО, которую Москва до сих пор считает главной угрозой своей цельности и безопасности.

Но драматические события, потрясшие Ближний Восток, создали новый расклад сил. Среди прочего, речь идёт об усилении террора фундаменталистского ислама и «крестовом походе», объявленном против него американской администрацией, о бесконечной войне в Ираке и изменении регионального баланса в Персидском заливе в пользу Ирана, а также об ослаблении позиции США на Ближнем Востоке и растущей ненависти к американцам.

Последствия всех этих событий не заставили себя долго ждать, и многие на Ближнем Востоке испытывают ностальгию по тому двухполюсному миру, в котором Россия играла важную роль.

В тот период я широко освещала события в регионе для 9 телеканала и помню, как со всех сторон раздавались призывы к возвращению России на Ближний Восток. Мои собеседники в Египте с ностальгией вспоминали советскую помощь при строительстве Асуанской ГЭС, а в Марокко выражали надежду на усиление позиции России в регионе. Но ещё до появления этих надежд сложился образ российского президента Владимира Путина – «сильного человека», способного противостоять давлению США, чьи флаги в 2000-е годы развивались от Иордании до Пакистана.

В 2002 году Россия уже стала частью «Ближневосточного квартета» по решению палестинского вопроса, наряду с США, Европейским содружеством и ООН. Но тогда роль России в «квартете» оставалась ещё чисто символической. Несколько лет спустя, весной 2005 года, Москва уже объявила о созыве большой международной конференции по мирному урегулированию между Израилем и палестинцами, но воплотить эту идею тогда не удалось.

В 2006 году, после того, как ХАМАС одержал победу на выборах в ПА, руководители движения были приглашены в Москву. Это верно, что организацию «Мусульманские братья» Россия считает террористической, но ХАМАС, выросший буквально из того же корня, считается в России вполне легитимным политическим игроком.

Подобная политика поддержания деловых и близких отношений со всеми сторонами, скорее всего, продолжится, и будет характеризовать деятельность России в регионе на протяжении последующих 10 лет. Главное в том, что Россия была заинтересована в восстановлении своего влияния на Ближнем Востоке, но на исходе 2000-х годов её возможности были ещё довольно ограничены. Суннитские арабские государства традиционно считали своим союзником США, и Россия оставалась фактически вне игры. Мало, кто мог тогда предположить, что всего через 10 лет невозможно будет себе представить сколь-нибудь важный политический процесс в регионе без её активного участия.

Землетрясение ближневосточного масштаба

Символично, что истекающее десятилетие Россия начала на Ближнем Востоке с визита тогдашнего президента Дмитрия Медведева (ныне – главы российского правительства) в Израиль и ПА. Однако, по причине забастовки работников МИДа, визит Медведева в Израиль был отменён в последнюю минуту. И ему пришлось «довольствоваться» встречей в Иерихоне с председателем ПА Махмудом Аббасом.

После этой встречи одна из улиц в Иерихоне была переименована в честь Дмитрия Медведева. Через два года, когда президент РФ Владимир Путин побывает в Рамалле,  его именем тоже назовут одну  из городских улиц.

Накануне 2010 года в Тунисе произошло из ряда вон выходящее событие. Никому не известный торговец овощами Мухаммед Бин-Азизи совершил акт самосожжения, в знак протеста против конфискации его повозки с товаром местной полицией. Этот поступок привёл к взрыву недовольства по всей стране.

Не прошло и месяца после начала протестов в Тунисе, и президент страны Зин эль-Абидин Бен Али снял с себя полномочия и бежал в Саудовскую Аравию, вместе со своей семьёй и чемоданом, наполненным пачками с долларами.

Далее последовали одно за другим восстания в Египте, Ливии, Бахрейне, Йемене и Сирии. Соединённые Штаты выступали в поддержку демонстрантов, требовавших перемен в своих странах.  Россия же не вмешивалась и призывала к сохранению «легитимной власти» в этих государствах.

Российские эксперты выступали тогда с предостережениями против угрожающей региону исламизации и о возможных отрицательных последствиях «арабской весны» на кавказские республики с преобладающим мусульманским населением. Волны народного протеста эти эксперты называли «цветными революциями», прозрачно намекая на участие западных стран в этих процессах.

Российские эксперты сравнивали действия тогдашнего президента США Барака Обамы на Ближнем Востоке с политикой президента Джимми Картера по отношению к Ирану в 1979 году. Российские арабисты и политики утверждали, что оба американских президента верят в «демократическим мифы», непригодные для стран Ближнего Востока, вместо того, чтобы поддерживать стабильные, то есть, «мягкие» авторитарные режимы в Египте и других государствах региона.

Не приходится удивляться тому, что России всегда удавалось находить общий язык с арабскими автократами. Отметим, что США тоже поддерживали с ними весьма тесные взаимоотношения, но в случае с Россией арабские правители могли быть стопроцентно уверены в том, что Москва не окажет никакой поддержки демократическим устремлениям демонстрантов и не выступит в защиту прав человека в этих странах. Россия не скрывала озабоченности по поводу «арабской весны» и тех очевидных перемен, которые она несла  для Ближнего Востока. Именно на критическом для России перекрёстке она поддержала решение Запада. Речь идёт о Ливии. Россия  считалась одним из важнейших сторонников режима Муаммара Каддафи и имела в этой стране обширные экономические интересы, но, несмотря на всё это, Россия поддержала решение о защите ливийских граждан и обстреле опорных пунктов и военных баз сторонников Каддафи.

Из-за позиции, занятой Россией, пал режим Каддафи, а сам он был схвачен и жестоко растерзан толпой. Правда, в Москве тогда утверждали, что произошло грубейшее нарушение  решения по Ливии, к которому Россия была причастна (в рамках «большой восьмёрки»). Москва и сегодня обвиняет НАТО и западные страны в хаосе, творящемся в Ливии с тех пор, как был ликвидирован Каддафи и пал его режим. Возможно, по этой причине Россия повела себя гораздо более решительно, когда в марте 2011 года в Сирии, её давней союзнице, начались массовые народные выступления. Россия наложила вето на все резолюции Совета Безопасности ООН, осуждавшие режим Башара аль-Асада за жестокое подавление беспорядков. Параллельно Россия стала на защиту Асада и продолжила продавать его армии вооружения.

Эта позиция вызвала осуждение со стороны широкой общественности в арабских странах Ближнего Востока. Тогда, впервые за 10 лет, в столицах многих арабских стран были публично сожжены флаги РФ.

Друзья Башара

30 сентября текущего года граждане Израиля проснулись в новой реальности. Они обнаружили, что к северу от их страны обосновался новый русскоязычный сосед.  По приглашению сирийского правительства Россия разместила в Сирии боевые самолёты и наземные силы, отремонтировала военно-морскую базу в Хмеймим и приступила к вытеснению повстанцев с территорий, которые они контролировали. Российская помощь пришлась очень вовремя, тогда, когда Асад терял силы и его войска ежедневно терпели поражения и несли большие потери убитыми и дезертировавшими.

Во время посещения авиабазы Хмеймим в Сирии. Фото: kremlin.ru

Всё эти драматические события не оказались сюрпризом только для израильской разведки, которая  отслеживала возраставшую активность русских в Сирии на протяжении последнего года, ещё до официального извещения о размещении там российских войск.

Россия опасалась падения Асада и смены власти в Сирии. Имелись многочисленные индикации, указывавшие на готовность России вмешаться в гражданскую войну на стороне Асада. В тот год в Дамаск прибыло множество групп российских военных советников, а в сирийских районах, контролировавшихся правительственными войсками, дети в школах начали изучать русский язык.

Вдобавок, Россия отменила все старые сирийские долги, не оплаченные ещё со времён Советского Союза. Россия твёрдо была намерена не допустить краха режима Асада и повторения в других странах травматического, с её точки зрения, ливийского сценария. Вмешиваясь в сирийские события, Россия преследовала три цели. Первая: недопущение хаоса и проникновения через сирийские границы исламского террора. Вторая: продолжение контроля над портом в Тартусе – единственном доступном для российских ВМС портом на Средиземном море. И, третья цель – это, конечно, геополитика, возможность влияния на Ближний Восток и надежда на то, что успех в Сирии позволит добиться своих целей и в других местах в мире, например, на Украине.

Несмотря на усиление курдов, Россия смогла доказать, что она может добиться успеха и не увязнуть в Сирии, как когда-то в Афганистане. Российские силы действовали продуманно и жёстко, практически не касаясь военными ботинками сирийской земли, чётко преследуя конечную цель: добиться стабилизации сирийского режима и возвращения под его контроль всей территории Сирии.

Россия отвергла обвинения международного сообщества в применении войсками Башара Асада химического оружия, воздержалась от принесения в жертву своих солдат на сирийской земле и сумела максимально эффективно использовать эту ситуацию, несмотря на своё относительно ограниченное военное присутствие. В конечном итоге, именно российские вооруженные силы сокрушили сирийскую оппозицию, которая была их главной целью, и целые районы в Халебе, Хомсе и Хаме были сметены бомбардировками российских ВВС.

При этом, нельзя не отметить, что Соединенные Штаты косвенно помогли России закрепить свои позиции в Сирии. Сначала, когда США пригласили Россию к сотрудничеству в области уничтожения в Сирии химического оружия, а потом, когда они воздержались от активной политики в отношении Сирии. В 2019 году президент Дональд Трамп решил вывести свои войска из северо-восточной Сирии, и российские войска сразу вошли на оставленные военные базы и подняли там российские флаги. Фактически, Трамп позволил России взять под контроль «пропитанные кровью сирийские пески».

Россия, со своей стороны, заполнила вакуум, оставленный её великим соперником, и помогла своему подопечному Башару Асаду захватить большую часть Сирии, не выпустив, при этом, ни одной пули.

Первод с иврита

Оригинал на сайте «Зман исраэли»

Продолжение следует

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x