Политика

Биньямин Нетниягу. Фото : Yonatan Syndel, Flash-90

Период позднего Нетаниягу

Возможно самое поразительное в феномене Нетаниягу - то, что он уже давно ничего не обещает избирателям. Которые выборы у правящей партии нет избирательной программы. Уже много лет он практически не дает интервью СМИ. Все, что подается электорату, это страшилки о приходе страшных левых которые “все отдадут” и уверения, “что ничего не будет, потому что ничего не было”, как намек на то, что обвинения в коррупции - это махинации “левых элит”, мечтающих сбросить народного героя.

Как бы вы ни относились к Нетаниягу, испытываете ли вы к нему нежные чувства, или ненавидете всеми фибрами души, с одним никто не поспорит — уже четверть века Нетаниягу самая значительная фигура израильской политики. Непредвзятый наблюдатель, далекий от израильских идеологических лагерей, такой, как например, британский The Economist, возможно, лучше других может дать оценку деятельности Нетаниягу. В последнем номере, опубликованном после предъявленных против Нетаниягу обвинений в коррупции, авторы одним абзацем суммируют заслуги и провинности Нетаниягу:

“… При Нетаниягу израильский хайтек процветает. Он избежал прямой войны в Сирии (но вел войну в Газе в 2014 году). Он установил более тесные связи с арабскими государствами и другими странами, которые когда-то избегали Израиля. При Трампе Америка признала Иерусалим столицей Израиля и вышла из ядерной сделки Барака Обамы с Ираном. Но Нетаниягу также подрывает израильскую демократию. Без какого-либо продвижения к палестинской государственности оккупация Западного берега приобретает постоянный характер и, таким образом, все больше напоминает апартеид. В Израиле он пропагандирует еврейский шовинизм, рисует арабские партии в качестве пятой колонны и распространяет недоверие к государственным институтам.”

Израильский хайтек, конечно, не личная заслуга Нетаниягу, но стабильная макроэкономика способствовала вложениям и притоку капитала. Выход США из Иранского соглашения тяжело назвать победой, учитывая что Иран не возобновляет разработку ядерного оружия именно благодаря соглашению, условиям которого он продолжает следовать. В то же время, вновь наложенные американские санкции и уход европейских компаний из едва наметившихся совместных проектов в Иране безусловно сильно осложнили экономическую ситуации в стране, тем самым ограничив ресурсы доступные режиму для наращивания своего влияния в регионе.

Авторы не упоминают астрономический рост цен на жилье, которое Нетаниягу благополучно проспал, как и соглашение по газу, которое протолкнул Нетаниягу в обход израильских регуляторов. В результате  — был упущен исторический шанс снизить затраты национального хозяйства на электричество, что способствовало бы уменьшению дороговизны жизни. Однако общая картина, более менее соответствует действительности. Безусловно талантливый оратор и политик, Нетаниягу начал свою карьеру в 1996 году под эгидой экономических реформ, к 2019 став главным обвиняемым, планомерно разрушающим демократические институты и натравливающим своих избирателей на “леваков” и арабов, действуя тем самым на разрыв и без того никудышного сосуществования разных секторов общества, и все ради личного политического выживания.

Возможно самое поразительное и настораживающее в феномене Нетаниягу — это то, что он уже давно ничего не обещает избирателям. Которые выборы у правящей партии нет избирательной программы. Уже много лет он практически не дает интервью СМИ. Как хорошо раскрученный бренд, ему не нужно объяснять, в чем от него польза потребителю. Все, что подается электорату, это страшилки о приходе страшных левых которые “все отдадут” и уверения, “что ничего не будет, потому что ничего не было”, как намек на то, что обвинения в коррупции — это махинации “левых элит”, мечтающих сбросить народного героя. Вместо конкретных обещаний и планов решения множества насущных проблем страны избирателю предлагаются по существу эти два ложных мема, поданных под разными соусами.

Хотя неверно будет говорить что Нетаниягу совсем ничего не обещает. В 2015 году, выступая на заседании Комитета по иностранным делам и обороне он сказал следующие: «Меня спрашивают, будем ли мы вечно жить в состоянии войны. Ответ — да». В этой короткой фразе, он подытожил все свое внешнеполитическое видение. Его обещание — это то, что завтра будет как вчера. Если вы не считаете, что бессмысленные столкновения в Газе каждые 2 года — это лучшее, чего можно добиться, значит, вы прекраснодушные леваки, или того хуже, предатели. При позднем Нетаниягу надежда стала делом не патриотическим.

В свойственной прямолинейной ей манере, The Economist заканчивает статью советом. Им же я и закончу: “Господину Нетаньягу пора воспользоваться его собственным советом (данным Ольмерту) и уйти в отставку. Если он этого не сделает, его союзники по коалиции должны заставить его уйти. И если они этого не сделают, избиратели Израиля должны наказать их в избирательной урне. Израильская демократия важнее, чем любой политик, даже такой талантливый как Нетаньяху.”

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Блог Автора

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x