Родительский день

Талли и Ленни готовятся к школе. Иерусалим, 2018. Фото: Yonatan Sindel, Flash-90

Быть немножко финнами

Дисциплина в том понимании, в котором она существовала в нашем детстве, а именно – умение 45 минут молча и без движения сидеть за партой – не имеет в наше время никакого смысла. А имеет смысл воспитание самоконтроля и способности фокусироваться и переключать внимание. И это воспитывается с помощь игр, спорта, медитаций и практик осознанности.

На днях со мной произошла удивительная история. В фейсбуке я получила сообщение от женщины, сын которой, как выяснилось, призвался в израильскую армию в ту же часть, что и моя дочь.  Удивителен здесь не сам этот факт, а то, что Олеся оказалась читательницей московского журнала , в котором я несколько лет трудилась в качестве журналиста и редактора. «Я хорошо вас помню, — написала она мне, — с вашим журналом я растила сына».

А ведь уже много лет нет того журнала, его место заняли десятки других журналов о детях для родителей – гораздо более красивых и профессиональных. Но читатели, как выяснилось, по-прежнему хранят те подшивки. Почему? Да потому что тогда, в середине девяностых мы начали собирать вокруг редакции людей, не боящихся делать новое. Мы публиковали педагогов, которые придумывали собственные методики, психологов, врачей, которые отважились идти против течения, против многолетних, вросших в сознание идей о том, как правильно воспитывать детей.

Ребенок, говорили мы буквально с каждой страницы нашего журнала, это не чистый лист, на котором вы пишете, что захотите. Это индивидуальность,  это готовая личность, обладающая всем тем же набором качеств, что и вы сами. А родительская задача – помочь ему расти, открыть ему возможности, быть опорой, быть якорем и островом благополучия.  Чем старше становится ребенок, тем больше разворачивается его генетическая карта, и вы только можете наблюдать, подхватывать, открывать нужные двери – но не  в ваших силах переписать ее заново. Мы говорили о свободе даже самых маленьких делать то, что им нравится, о вреде родительской жертвенности, об уважении к детским тайнам, о гиперопеке как форме насилия и так далее.

Это сейчас истины кажутся азбучными, а в постсоветской реальности они звучали как вызов. И родители вокруг журнала собирались умные, незашоренные, а главное – очень смелые.

Тогда в России произошел настоящий слом стереотипов в части воспитания и образования. Случился взрыв, подаривший обществу невероятно талантливых педагогов. Собственное, он произошел во всем мире, проложив пути новым педагогическим идеям. Только в России незаметно многое вернулось обратно. Гонка за отметками, заучивание фактов, фронтальная система обучения (когда дети сидят и слушают, а учитель перед ними стоит и говорит), уравниловка и поклонение богу статистики. Отчасти поэтому моя семья теперь не там, а здесь, в Израиле.

Конечно, израильская школа, в которой учится младшая дочь, сильно отличается от российской. Здесь действительно плохо с дисциплиной, здесь в младшей школе нет отметок, и вообще царствует легкий пофигизм. Здесь дети со сложностями в обучении получают дополнительные часы занятий и работу специальных педагогов.  Через полгода первого класса меня вызвали на педсовет, я по привычке напряглась, однако же выяснилось, что школа советовалась со мной, как лучше организовать дополнительные занятия по ивриту.

Но русскоязычные родители в нашем классе страшно возмущены: «Дети ведут себя ужасно!», «Учатся медленно!» и вспоминают советское образование как хрустальный дворец, в котором исполнялись мечты, и все выходили из школы послушными, вежливыми, всесторонне развитыми академиками. А эти паршивцы читать на хотят, тупят в свои телефоны, взрослых перебивают и в столбик трехзначные числа складывать не хотят.

И вот тут я понимаю, что мне хочется протрубить в горн и собрать старую гвардию – нашу фантастическую редакцию. Снова, думаю я, наступило время, когда надо изо дня в день объяснять поколению нынешних родителей некоторые вещи.

-Что наши дети не будут и не смогут учиться так же, как мы. Потому что они будут жить в принципиально иной реальности. Бумажные книги уже никогда не будут им так же интересны, потому что у них есть интернет, трехмерный мир, они путешествуют по миру и общаются с людьми с другого полушария, как мы общались с детьми из нашего двора. И в этом нет трагедии, а есть прогресс, вот и все.

-Что дисциплина в том понимании, в котором она существовала в нашем детстве, а именно – умение 45 минут молча и без движения сидеть за партой – не имеет в наше время никакого смысла. А имеет смысл воспитание самоконтроля и способности фокусироваться и переключать внимание. И это воспитывается с помощь игр, спорта, медитаций и практик осознанности.

-Что запоминание горы фактов (и даже, о ужас, умение складывать в столбик) тоже не имеет ценности, потому что для успешной карьеры, для построения отношений, для счастья гораздо нужнее гибкость ума, креативность, проактивность и умение ориентироваться в гигантском объеме информации. И без компьютера не обойтись, и без интернета в телефоне, увы, тоже.

-Что отметки – это вред. И ничего, кроме вреда. Все современные нейроисследования подтверждают этот факт. Оценки приучают человека постоянно сравнивать себя с другими, а это настоящий яд для психики.

-Наконец, что есть вещи поважнее, чем профессиональный и даже материальный успех. Сегодня признано: так называемый эмоциональный интеллект гораздо важнее для того, что мы называем счастьем, чем пресловутый IQ. Поэтому мы должны учить детей разрешать конфликты, сочувствовать, спорить, наслаждаться, удивляться, печалиться (да, и это тоже!), любить.  Потому что, овладев этими умениями, они смогут хорошо учиться, с радостью заниматься любимым делом и найти свое место в обществе.

Мировая педагогическая наука постепенно движется в сторону этих истин. Впереди всех сегодня Скандинавия, чей опыт по всем мировым рейтингам признан самым успешным. В школах Финляндии, например, нет домашних заданий и почти нет контрольных, много физкультуры, много интерактивных занятий. Дети могут заниматься сидя на подушках или лежа на полу, на переменах им разрешают бегать сколько угодно и даже создают специальные «бегательные зоны». Старшеклассники выбирают набор предметов, которые они хотят изучать.  Учителя там каждые полгода проходят стажировку, где знакомятся с новейшими методиками и психологическими практиками, да и вообще эта профессия поднята до уровня одной из самых желанных. Почему? Потому что она хорошо оплачивается, отчетность и проверки сведены к минимуму, учителю дана свобода творчества, а в  обществе планомерно воспитывается уважение к учителям.

«Учеников можно готовить либо к жизни, либо к экзаменам», — говорят финские учителя, и это есть краеугольный камень их образовательной революции. Чем быстрее мы все это поймем, тем легче будет нашим детям и учиться, и жить.

Поэтому я, чувствуя себя практически ветераном педагогической журналистики, перед началом учебного года предлагаю вам: давайте рискнем? Давайте будем в нашей жаркой стране немножко финнами, дадим нашим детям расти не в нашем ушедшем, а в новом прекрасном мире. Будем читать им новые книги, а не мучить все той же Агнией Барто ( даже ,если мы, когда-то в детстве так любили её стихи), будем интересоваться их играми и ходить с ними в походы, обсуждать музыку и фильмы, поддерживать их в печали и не ругать за любопытство. Вот, говорят, и домашние задания скоро отменят, и это на самом деле правильно, потому что освобождает и время, и эмоции для познания реального мира. Только представьте – жизнь без «домашки». Разве не об этом вы мечтали в детстве?

А знания никуда не денутся. Они повсюду, они достижимы из любой точки планеты. И наши дети, поверьте, сумеют их взять.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x