Политика

Неблагодарные жители меняют власть

Никогда в Израиле не было так много вторых туров после муниципальных выборов. Как правило, во втором туре мэры, которые его допустили, уже не выигрывают... Результаты выборов — плохая новость для партии Ликуд. Кандидаты Нетаниягу проигрывали. Наиболее символическое поражение — это Зеэв Элькин, который даже не смог прорваться во второй тур.

30 октября в Израиле прошли муниципальные выборы, которые впервые за последние десятилетия были объявлены нерабочим днем. Погода была великолепной. Поэтому израильский избиратель воспользовался выходным, чтобы рвануть на пляж и шашлыки, а уже потом к избирательным участкам.

Так что в первой половине дня во многих городах муниципальные игроки сетовали, что явка чрезвычайно низкая. А во второй паниковали, что явка избирателя непредсказуемо высокая.

В моем родном Ришон-ле-Ционе явка составила 47,64%. Хотя мэр Дов Цур, ещё за несколько дней до выборов считал, что будет близка к 30% с небольшим (он сделал всё, для того, чтобы усыпить выборы), придут только организованные группы, а он легко победит в пером туре. Сегодня большинство наблюдателей считают, что во втором туре его может ожидать поражение.

Большая явка была плохой новостью для маленьких списков, для русских списков и для религиозных.

Маленькие списки — как правило, проходят благодаря упорной работе с конкретными избирателями. За них голосовать не приходят. Они приводят своих избирателей. Повышение электоральной явки — это повышение проходного барьера. Это делало многие списки, которые при обычных обстоятельствах могли бы рассчитывать на один мандат, непроходимыми.

Ровно поэтому это ударяло по русскоязычным спискам. То количество голосов, которое раньше позволяло надеяться на два мандата, оставляло с одним.

Это было плохой новостью для религиозных поскольку обычно у религиозных явка намного больше, чем у светских.

Результаты выборов — плохая новость для партии Ликуд. Кандидаты Нетаниягу проигрывали. Наиболее символическое поражение — это Зеэв Элькин, который даже не смог прорваться во второй тур. Кандидат от премьер-министра в столице, которая традиционно славится консерватизмом, поддержанный бывшим мэром Баркатом, получивший в наследство его команду… И вдруг такой облом.

В Иерусалиме не вышел во второй круг и кандидат от харедимных сил Йоси Дейч, получивший только 17,2% . А битва во втором туре между Моше Леон (получившим 33%) и Офером Беркович (29%) обещает быть эпической.

Вообще, никогда в Израиле не было так много вторых туров после муниципальных выборов. Кроме вышеупомянутых Иерусалима и Ришон-ле-Циона повторные выборы мэра ожидаются в Рамат-Гане, Бат-Яме, Раанане, Кфар-Сабе, Рамат ха-Шароне. Высокая явка избирателя ударила по ныне действующим мэрам, которые при обычном течении дел, скорее всего, легко прошли бы опираясь на организованные группы избирателей, электоральную инерцию и административный ресурс. Как правило, во втором туре мэры, которые его допустили, уже не выигрывают. Хотя мэр Эйлата Меир Ицхак Галеви, который недобрал всего два процента, чтобы победить в первом туре, но получил в два раза больше голосов, чем его соперник, вполне может рассчитывать на победу.

В целом ряде мест произошла смена власти. В Петах-Тикве Рами Гринберг, например, победил нынешнего мэра Ицика Бравермана. А в Нагарии Ронен Марли побеждает Джеки Сабага с большим отрывом, получив 59% голосов. И это правильно. Сабаг явно засиделся. Он возглавлял город последние 30 лет. После поражения он обвинил жителей в «неблагодарности».

Эйнат Калиш

Но главный переворот произошел в Хайфе, где дисквалифицированная в середине предвыборной кампании Эйнат Калиш-Ротем смогла, в отличии от Юлии Штрайм, восстановиться через Верховный суд и вернулась, имея гораздо большую силу.

В Хайфе явно был налицо радикальный консенсус. Произошло объединение правых и левых сил. Эйнат Калиш-Ротем, которая шла на выборы при поддержке партии Авода, объединилась и с Лазарем Каплуном из партии НДИ, и договорилась, что другой кандидат в мэры Давид Эциони снимет свою кандидатуру и призовёт поддержать её. Просто Хайфа очень устала от 15-летнего правления Йоны Яхава. От постоянно увеличивающегося загрязнения воздуха. От уличной преступности. От дефицита парковок. От неготовности хайфского жилищного фонда к сильному землетрясению. От того, что социальное жильё не строится даже тогда, когда на него выделяются бюджеты министерствами и ведомостями. Хайфа захотела перемен, и их символом стала новоизбранная градоначальница. Впрочем, «казус Калиш» вполне заслуживает отдельной статьи, которую я как-нибудь напишу.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x