Общество

Футбол: Испания-Франция. Фото: flickr. com

О национальной гордости

Поднимающаяся во всем мире волна эмоций радетелей национальных ценностей и культур не имеет под собой никакого основания, кроме желания не слишком чистоплотных политиков заполучить голоса легковерных обывателей. Планомерная натурализация не коренного населения требует от общества серьезного усилия. Гораздо проще принять закон и посчитать вопрос решенным.  Принятие популистского закона - один из наиболее эффективных опиоидов для народа, позволяющий набирать мандаты при голосовании.

Мне хотелось бы начать с разъяснения одной распространенной ошибки, которую подчас делают даже переводчики.

Nationality — это вовсе не национальность, а гражданство.  То же, что мы называем национальностью или пятой графой, переводится во всем мире не очень часто употребляемым в разговорной речи словом ethnicity. Одной из причин того, что слово ethnicity ( этническая принадлежность) не часто употребляется — является то, что определять себя по национальности в смысле ethnicity в современном цивилизованном мире не очень-то принято.

Чаще всего, когда современный западный человек говорит, что он американец или француз, — это означает, что у него американское или французское гражданство. Если же интерес вызывает именно национальные корни, то спрашивают What is your ethnic background? (Какие у тебя национальные составляющие). Таким образом, уже сам вопрос предполагает, что национальная составляющая не одна.

За все время жизни в Америке я встретил только одного человека, который утверждал, что у него все предки относились только к одной этнонациональной группе. Это была состоятельная женщина из общины WASP (White, Anglo-Saxon, Protestant) — считается самой привилегированной группой страны). У всех остальных расчет шел на шестнадцатые и шестьдесят четвертые части.

В Европе подобная тенденция будет менее выраженной, но и там она есть. Ведь, например, современные этнические французы состоят из “иммигрировавших” из Скандинавии норманнов, потомков коренного кельтского населения бретонцев, гасконцев, достаточно сильно смешавшихся с немцами эльзасцев и многих других.

Евреи, как известно, народ исключительный.  Эта исключительность проявляется, в частности, в определенной степени закрытости евреев, как этнонациональной группы.  В самом факте закрытости и концентрации на своих собственных ценностях ничего плохого нет. Просто при сравнении евреев с другими народами надо этот факт учитывать.

Если человек говорит “Франция для французов” или “Америка для американцев”, он совершенно не обязательно является национал-шовинистом, хотя с большой степенью вероятности — таки да! Но для большинства — французами и американцами в их понятиях могут быть все граждане Франции или США.  А вот когда говорят “Израиль для евреев” это однозначно подразумевают, что государство должно принадлежать исключительно представителям одной этнонациональной группе.  Реально ли это в современном мире, и хорошо ли это для евреев?

Сто лет назад никому не приходило в голову, что можно задуматься о вопросе принадлежности к этно-национальным группам, не говоря уже о том, что подобную самоидентификацию можно выбирать. Жил себе Иван в деревне Малые Пупки, выезжая раз в несколько лет в районный центр — и все житье-бытье. Передовик, Колхозник, Муж. Биография могла бы уместиться в один абзац.

Сегодня он разъезжает по странам и континентам, общаясь с представителями всех культур и народов.  Он может влюбиться в китаянку или аргентинку. Он может полюбить пунктуальность немцев или теплоту и отзывчивость итальянцев и по этому поводу решить, что он готов на все, лишь бы жить среди итальянцев или немцев. Ему могут предложить административный пост в компании Самсунг, и после десяти лет проживания в Сеуле он, вдруг, поймает себя на том, что говорит и  мыслит по-корейски, образами и категориями корейского народа.

Длительное пребывание в зарубежных странах — отличительная черта современного образа жизни, определяющая облик и характер стран.  Характерный пример — семья английского графа, рассказ о которой я слышал на лекции по культурной антропологии. В течение почти тысячи лет представители этого рода жили в своем потомственном поместье, или недалеко от него, и все были похоронены на одном кладбище. В настоящее время ни один из представителей рода не проживал на территории Великобритании.

Миллионы людей в современном мире на определенном жизненном этапе начинают ощущать большую близость с народом, среди которого они живут, чем с тем, в среде которого они выросли. Это естественный процесс, бороться с которым все равно что бороться с самолетами и поездами, за несколько часов перевозящими людей из одного конца континента в другой.

В такой ситуации совершенно естественно, что прожив лет 10 в неродной стране человек начинает ощущать близость к ней и начинает задавать себе вопросы — к примеру, как стать бразильцем или шведом. Подобные вопросы задают себе миллионы людей в современном мире и, пожалуй, не будет большим преувеличением сказать, что сколько существует стран, столько будет ответов на этот вопрос. Однако практически нет цивилизованных стран, в настоящее время  герметически закрытых для пришельцев.

Прекрасной иллюстрацией упомянутых процессов стал недавний чемпионат мира по футболу в России, где в составе практически всех национальных сборных были иммигранты или потомки иммигрантов. Даже за Россию играл бывший бразилец Фернандес. Российский футбол «инородец» никоим образом не испортил.

Как правило, легальные мигранты, законно натурализировавшиеся в стране, не являются источником больших проблем для государства. Уровень преступности среди них ниже, чем среди коренного населения, и патриотизм зачастую бывает ничем не меньшим.

Поднимающаяся во всем мире волна эмоций радетелей национальных ценностей и культур не имеет под собой никакого основания, кроме желания не слишком чистоплотных политиков заполучить голоса легковерных обывателей. Каким образом культуре Франции угрожает французское гражданство футболистов Умтити и МБаппе? Темнокожий иммигрант из Судана может оказаться большим ревнителем еврейских ценностей чем человек, рожденный в Израиле.  Для этого нужна правильная политика абсорбции.

Однако планомерная натурализация не коренного населения и иммиграционная политика требует от общества серьезного усилия. Гораздо проще принять закон и посчитать вопрос решенным.  Принятие популистского закона — один из наиболее эффективных опиоидов для народа, позволяющий набирать мандаты при голосовании. На деле же закон, особенно в такой противоречивой области практически ничего не меняет. В свое время в США в рамках программы войны с наркотиками были приняты самые драконовские законы, согласно которым люди проводили большую часть жизни в тюрьме только за то, что находились в месте, где продавали наркотики, или рядом с продавцом. Все это привело к увеличению употребления наркотиков.

В современном мире государство, не приглашающее представителей других стран в интернатуру, отказывающая иностранцам в приеме на какую-либо работу и не разрешающее пребывать на своей территории более месяца — было бы паршивой овцой международного сообщества и несло бы огромные финансовые убытки от своего изоляционизма. Разрешение долгосрочного пребывания автоматически означает, что кто-то может обжиться, захотеть остаться. Резонно ли выгонять подобного человека, если он законопослушен, не создает никому проблем и является полноценным членом общества?

Я уже не говорю о возможных различиях в понимании «еврейскости» государства от того, кто именно будет ее трактовать.  Может, попросить это делать представителя общины Натурей Карта, для которых евреи — это только члены их группы? Тот факт, что законотворцы даже не подумали, что новый закон с легкостью может быть направлен против их интересов, характеризует это юридическое нововведение, как образец популистского бездумья. Закон-то трактуется теми, кто в данный конкретный момент находится у власти.  А что будет, если к власти придут совсем другие люди?

На мой взгляд, единственным практическим следствием нового закона будет падение авторитета Израиля в глазах мирового сообщества.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x