Политика

Фото: Yoonatan Sindel/Flash90

Кто идет на компромисс?

Казалось бы, правительство национального единства должно быть основано на компромиссах. Вопрос только в том, кто должен будет на них соглашаться. Например, правительство национального единства, наверняка, не сможет совершать решительные шаги в политике. Понятно, что в этом вопросе правые будут твёрдо стоять на своём. Министры от "Ликуда" смогут сказать, что, если до сих пор не было никакого продвижения в политическом процессе, то давайте и дальше продолжим в таком духе.

Эта ситуация известна каждому, у кого есть друг или подруга, вернувшиеся к религии. Вначале они ещё пытаются изображать прежние отношения и доказать, что дружба сильнее, чем идеологические разногласия. Например, они договариваются вместе обедать каждую пятницу.

Если нерелигиозная сторона предлагает встретиться на её территории, то религиозная отвечает, что не сможет добраться до дома после наступления субботы. «Давай лучше у меня, заодно и субботу отметишь», — предлагает вернувшийся к религии. Нерелигиозный соглашается и предлагает принести что-нибудь на стол. Но новый ортодокс отвечает отказом. Ведь еда должна быть строго кошерная.

И вот в пятницу во второй половине дня нерелигиозный друг приезжает в гости. Он спрашивает, можно ли посмотреть телевизор? Не обязательно «Офиру и Берко», можно послушать и Дова Эльбойма. «Мы не включаем телевизор», — следует ответ. Но есть другие вещи, которые вполне можно делать вместе. Друзья направляются в синагогу и возвращаются обратно в то время, когда пора освящать вино – делать кидуш. На следующее утро они снова идут в синагогу, и нерелигиозный друг слышит много разных красивых историй. На исходе субботы, после совершения обряда «авдала» нерелигиозный друг получает возможность вернуться к себе домой. Провожая гостя до машины, религиозный друг говорит: «Вот, как видишь, мы вполне можем вместе неплохо проводить время. Единственное, что для этого требуется – это проявлять гибкость». И это именно то, что произойдёт в случае создания правительства национального единства.

Казалось бы, правительство национального единства должно быть основано на компромиссах. Вопрос только в том, кто должен будет на них соглашаться. Например, правительство национального единства, наверняка, не сможет совершать решительные шаги в политике. Понятно, что в этом вопросе правые будут твёрдо стоять на своём. Министры от «Ликуда» смогут сказать, что, если до сих пор не было никакого продвижения в политическом процессе, то давайте и дальше продолжим в таком духе. Уже образовался некий «статус-кво». Это вопрос не только идеологический, но и политический. Ведь «Ликуду» в будущем ещё понадобятся в качестве союзников Беннет и Шакед, а особенно – их избиратели. Как же они смогут опираться на ультраправый электорат, если будут вести переговоры с врагами? И вообще, кто в правительстве национального единства сможет им противостоять и требовать раздела страны? Ганц и Лапид этой темой не интересуются, а Яалон и Хаузер и вовсе выступают категорически против каких бы то ни было территориальных уступок. Если дела обстоят так, значит, в политических вопросах правые партнёры в правительстве национального единства получат то, чего добиваются.

А что же будет с проблемой ультраортодоксов? На первый взгляд, секулярное правительство национального единства – лучший кандидат для того, чтобы навести порядок. А именно — больше требовать от ультраортодоксов и меньше им давать. Но,разве министры от «Ликуда» осмелятся произвести революцию в этой сфере? Всем понятно, что они не могут себе позволить полного разрыва с партиями ШАС и «Еврейство Торы». Ведь в будущем они видят их своими союзниками. Так что, может быть, и будут предприняты кое-какие меры, но никто не станет призывать ультраортодоксов в армию или устраивать массовое нарушение субботы под прикрытием государства. Пусть и здесь тоже останется прежний «статус-кво». Почему бы и нет? Все согласны? Вот и отличненько.

Невозможность для правых пойти на компромисс и проявить гибкость имеет, в первую очередь, идеологическое обоснование. Так же, как у друга, вернувшегося к религии, у них есть вера и набор заповедей, которые нельзя нарушать. А партия «Кахоль Лаван» напоминает нерелигиозного друга, который ни во что не верит, и поэтому всегда может пойти навстречу. Тема урегулирования с арабами не является для этой партией приоритетной. Во что же эта партия всё-таки верит? Вроде, у неё имеются неплохие либеральные принципы. Но опять-таки, упираться ради них рогом никто не станет.

Единственное, в чём министры от «Ликуда» смоги бы пойти на компромисс – это антидемократическое законодательство. Законопроект о неприкосновенности (если он всё ещё сохранит свою актуальность) может быть снят с повестки дня. Равно, как и подобные ему инициативы. Не исключено, что будут внесены косметические изменения в закон о национальном государстве. В порыве щедрости они смогут сказать партии «Кахоль Лаван», что пожертвовали великой мечтой об уничтожении демократии в Израиле. Самое подходящее для этого сравнение – цирковой дрессировщик, который заходит в клетку со львами, выходит потом оттуда весь побитый и исцарапанный, а лев кричит ему вослед из клетки: «Я не слышал слов благодарности!» «Но за что я должен благодарить?» — спрашивает раненый дрессировщик. «За то, что я не разорвал тебя в клочья», — отвечает лев.

Оригинал на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x