Мир в доме

Фото: Анна Кац

"Нам нужно политическое соглашение"

Найда Эль Куби из Беэр Шевы: “Я горжусь каждой женщиной, которая сюда пришла. Я надеюсь, что наступит мир, которого мы заслуживаем. Я родилась в Газе и вышла замуж за своего двоюродного брата. Когда умирала моя мама, я не могла приехать к ней, чтобы попрощаться. Это больно, и больно каждой матери, когда она теряет детей. Довольно войн, хватит всего этого… Пусть будет мир, пусть будет политическое соглашение! "

Выступления, прозвучавшие в пятницу на митинге движения Женщины за Мир в поддержку жителей юга под лозунгом «Не ждать следующего обострения!»

Ведущая, Аяла Минкер из кибуца Нир Ицхак, который расположен в трех с половиной километрах от границы с Газой: «Спасибо каждой и каждому из вас за то, что вы прибыли сегодня со всех концов страны. Это именно та солидарность, которая нам нужна – вместе бороться за нашу общую безопасность. Итак, настал момент, которого мы все ждали – передышка. Самое время для соглашения. Каждый раз во время обострений мы слышим, что сейчас не время для встреч и для мирных переговоров, что, когда говорят пушки, не время говорить о политике. Ну вот – мы сейчас здесь, мы не ждем следующего этапа эскалации, сейчас самое подходящее время, чтобы двигаться к политическому соглашению!
Война всегда со мной, каждую минуту моей жизни. Когда мне было семь лет, мой старший брат, Идан, погиб при столкновении вертолетов (Знаменитая катастрофа 1997-ого года, 73 погибших). Боль от этой утраты останется со мной навсегда. У нас нет другого пути – нам нужно политическое соглашение. И оно будет, и чем раньше, тем лучше. Я рассказываю сейчас о своем брате, потому что считаю, что мы здесь не потому, что страдают жители Отеф Аза. Это не требование жителей Отеф Аза. Мы требуем политического соглашения, потому что эта реальность, реальность конфликта делает наше общество агрессивным и подавленным, а людей – жесткими и суровыми. Мы вкладываем огромные ресурсы в разработку оружия в то время, как люди нуждаются в этих ресурсах для того, чтобы жить достойно. Мы требуем соглашения, потому что убитые солдаты – это часть нас, и они не вернутся даже после того, как будет заключено соглашение. Мы будем жить с болью потерь до последних дней нашей жизни. У нас нет выбора – когда-нибудь, после заключения договора, мы будем наслаждаться жизнью. Вопрос в том, сколько семей до тех пор успеют узнать эту боль утраты, которая сопровождает нас, когда мы делаем самые обычные вещи, например, накрываем стол для всей семьи. Это в наших общих интересах, каждого и каждой из нас».

Фото: «Женщины За Мир»

Ори Миреле-Хефец, 10 лет: «Шалом. Меня зовут Ори Миреле-Хефец, я из кибуца Нирим. Нет, кибуц Нирим — это не Отеф Аза, я хочу, чтобы вы называли это место Западный Негев, региональный совет Эшколь. Я учусь в школе Ницаней Эшколь, в пятом классе. За два месяца до того, как я пошла в первый класс, началась операция «Цук Эйтан». Я не хочу сейчас говорить о прошлом – о нашей эвакуации и об убитых. Я хочу говорить о настоящем и о будущем. Об огненных воздушных шарах и воздушных змеях, о касамах и о минометных снарядах. В последние месяцы, куда бы я ни ехала, я вижу по дороге сожженные поля. Нам надоело, что каждые несколько недель происходят обострения, и начинаются сирены и касамы, и надо быть в убежище или оставлять дом и ехать в центр к бабушке и дедушке. Нет, я не хочу, чтобы изобрели Железный Купол, который защитит от воздушных шаров, потому что он не сможет нейтрализовать все. Мы знаем, что, если мы научимся бороться с воздушными шарами и воздушными змеями, они придумают еще что-нибудь. Я не хочу новой войны и новой эвакуации. Я знаю, что не все люди в Газе — плохие. Я знаю, что там живут люди, точно такие же, как мы, и говорить, что они нас ненавидят, потому что они арабы. Это расизм. Единственный способ достичь мира, это перестать делиться на евреев и арабов и начать думать о том, что нужно нашим двум народам, чтобы достичь мира. Я знаю, что для этого потребуется время, и я прошу наших лидеров начать с небольших шагов, а потом постепенно их увеличивать, пока мы не достигнем мира. Я хочу, чтобы каждая и каждый подумали бы о том, что он или она могут сделать для приближения реальности мира и тишины.”

Ора Леви из Ашкелона: “Я Ора Леви, мне 60 лет, я живу в Ашкелоне. У меня трое детей и одна внучка. Я пришла, чтобы рассказать, что, когда я слышу это объявление: “При сирене просим всех оставаться на своих местах”, я застываю на месте. И я думаю о незащищенных солдатах, готовящихся к войне. И о том, что опасность может настигнуть нас повсюду — в местах встречи и в дороге. Две недели назад у нас была война, которая продолжалась два дня, и во время которой я поняла, что и Железный Купол не останавливает все ракеты, и что он — всего лишь еще один дорогостоящий этап в гонке вооружений. В моем доме, как и во многих других домах в Ашкелоне, нет убежища, они совершенно не защищены. Но даже если убежище есть, ребенок может не успеть до него добежать и пострадать. Я пришла сказать, что убежища очень важны, они защищают наши тела, но они не защищают нас ни от страха, ни от тревоги, ни от следов, которые остаются в наших душах и в душах наших детей. Я прошу наших лидеров призвать нас, женщин, живущих по обе стороны забора — забора, а не границы, забора — принять участие в переговорах с врагом, чтобы достичь политического соглашения. Соглашения, которое приведет к региональному сотрудничеству в таких вопросах, как вода, земля, загрязнение атмосферы, занятость, социальная сфера, экономика, образование и туризм. Когда я во время сирены защищаю свою дрожащую дочь — ей 21 год — я уверена, что политические альтернативы должны рассматриваться в первую очередь, я совершенно уверена. Я просто знаю, что конфликту нужно политическое решение, и чем раньше, тем лучше.“

Найда Эль Куби из Беэр Шевы: “Здравствуйте. Я горжусь каждой женщиной, которая сюда пришла. Я надеюсь, что наступит мир, которого мы заслуживаем. Я родилась в Газе и вышла замуж за своего двоюродного брата. Когда умирала моя мама, я не могла приехать к ней, чтобы попрощаться. Это больно, и больно каждой матери, когда она теряет детей. Довольно войн, хватит всего этого… Пусть будет мир, пусть будет политическое соглашение! Я надеюсь, что все это будет! Мы все этого хотим!

Я хочу позвонить в Газу, своей двоюродной сестре — она тоже потеряла в войнах двоих детей, она тоже хочет мира и надеется на мир. Сейчас я поговорю с ней по телефону.” На сцену поднимается переводчица. Найда набирает номер, здоровается по-арабски. ”Это моя двоюродная сестра, ее зовут Эсмиан, она тоже теряла детей, она тоже хочет мира и надеется на мир. Сейчас я поговорю с ней по-арабски.” Найда разговаривает по телефону по громкой связи. Переводчица: “Ее двоюродная сестра говорит, что она просто хочет, чтобы все было хорошо. Нам очень тяжело, мы надеемся на лучшее. Найда спросила, что она думает об объединении женщин, думает ли она, что это поможет принести мир, а сестра ответила, что они очень, очень ценят наше объединение и нашу деятельность, и что они видят в нас союзников и протягивают нам руку.” Найда спрашивает еще о чем-то, сестра отвечает, когда переводчица слышит ее ответ, у нее начинают течь слезы, ей протягивают бумажный платок. Пока она пытается справиться со слезами, Найда переводит сама: “Я сказала ей, что мы прекратим войны, отложим оружие и посадим деревья, на которых вырастут плоды, и мы вместе будем их есть. Сейчас вам переведут ее ответ.” Переводчица, которой удалось немного взять себя в руки, продолжает: “Она просто сказала, что они хотят спать спокойно. Чтобы когда-нибудь она и ее соседка перестали спать, положив руку на сердце. Чтобы не было оружия, чтобы не было войн. (вытирает слезы)”. Найда продолжает разговор, она кусает губы, чтобы тоже не заплакать. Переводчица: “Она боится за детей. Она хочет спать и не бояться. Она очень-очень боится за детей. И она просто желает мира, это все, что она говорит (улыбается сквозь слезы)”. Найда: “И она говорит, пусть и возле наших домов в Израиле цветут цветы, и чтобы мы жили все вместе. Это самое главное, это вся наша надежда». Она обращается к собравшимся: «Спасибо вам, спасибо большое, я всегда останусь с вами, я вас не оставлю! Я с вами до политического соглашения! Я не буду спать, и я не успокоюсь до политического соглашения! Я надеюсь, что женщины добьются мира!”

Аяла Минкер: “Каждая мать и каждый отец в Израиле знакомы с этим чувством — когда рождается ребенок, с ним рождается и смутная тревога, от мысли о том, что ровно через 18 лет он пойдет в армию. Для большинства из нас мысли об армии настолько тяжелы, что мы не можем их вынести, поэтому мы просто об этом не думаем — подавляем их, отгораживаемся от них. Мы надеемся, что наше будущее и будущее наших детей будут безоблачными. Мы остаемся дома и чувствуем себя беспомощными, мы чувствуем, что ни мы, и никто другой не можем повлиять на реальность. Но это не так. Мы не беспомощны, и израильская реальность может быть другой. Война – это не данность. Война не дает безопасности. Наши солдаты снова и снова уходят воевать, их ранят и убивают в войнах, которые не дают безопасности. Только политическое соглашение принесет безопасность жителям Отеф Аза и всем жителям нашей страны. Мы сегодня здесь, потому что для нас важна безопасность жителей Израиля и предотвращение следующей войны. Мы здесь, чтобы сделать все возможное, чтобы предотвратить будущие смерти».

Фото: «Женщины За Мир»

Доктор Мэри-Линн Смаджа, мать участника операции «Литой Свинец в Газе». «Эйтан Барак, светлая память, стал первый солдатом, погибшим во время операции Цук Эйтан. Я не знаю, почему, но он напоминает мне моего сына, который тоже воевал в Газе – может, это его лицо, может то, что оба играли на гитаре, может, потому, что я знакома с его дядей. Каждая война состоит из чьих-то человеческих историй, и это истории, причиняющие боль. У каждой войны есть цена. Я не считаю, что все войны – лишние, бывают войны, когда необходимо защищать свой дом. Но возможно, что операция «Цук Эйта»н была лишней. В отчете Государственного Контролера, который был опубликован в марте 2017-го года, сказано, что перед началом войны не рассматривались политические альтернативы. Правительство должно было извлечь уроки и сделать все возможное, чтобы предотвратить следующее обострение. Все, что в наших силах, хотя в наших силах не все.

Наша сила — это не только военная сила. Наша сила — в грамотных процессах принятия решений. Наша сила – в том, чтобы найти и осуществить политическое решение конфликта с палестинцами. Это в наших интересах. Это наша обязанность по отношению к каждому, погибшему в операции «Цук Эйтан», с обеих сторон. (Мэри -Линн плачет, но продолжает.) Это наша обязанность по отношению к Михаль, вдове подполковника Долева Кедара. На обсуждении в Кнессете неудач «Цук Эйтан» она потребовала у главы правительства и у всех членов Кнессета взять на себя полную ответственность за всех бойцов, сражающихся за свою страну. У нас есть обязанности по отношению к жителям Отеф Аза, у нас есть ответственность перед семьей Джордана Бен-Шимона, светлая ему память. Он был солдатом-одиночкой из Франции, он репатриировался в Израиль, потому что был сионистом, только ради того, чтобы сделать что-то ради нашей страны, и он тоже погиб в Цук Эйтан…. Все эти четыре года «Женщины за Мир» делают все возможное, чтобы предотвратить следующую войну. Мы ни на минуту не останавливаемся. С этого места я обращаюсь к главе правительства, господину Биньямину Нетаниягу. Я обращаюсь к тебе, который сказал, что женщины больше страдают от войн. Прошу тебя, посмотри в глаза женщинам Отеф Аза, и тем, кто здесь сегодня собрался. Приложи все усилия, чтобы остановить следующее обострение. Политическое решение существует, сделай это, господин премьер-министр, я прошу тебя, сделай это!»

Аяла Минкер: «Я хочу сделать небольшое признание – когда я в первый раз услышала о Законе о политических альтернативах, благодаря которому мы здесь и который продвигают «Женщины за Мир», то сначала не отнеслась к этому серьезно. Просто потому, что зачем принимать закон, который обязывает искать политические альтернативы? Разве это и так не самая естественная вещь на свете? Зачем нам нужен для этого закон? Но вот мы сегодня здесь, потому что, оказывается, намного проще ничего не решать. Легче реагировать на происходящее, управлять ситуацией, как она есть, и ничего не решать. Поэтому нужен закон, который обяжет искать политические альтернативы. Мы выбираем своих представителей, чтобы они руководили нашей страной, и их работа – принимать решения и влиять. Они должны делать все ради соглашения. Я приглашаю прекрасную Тами Якира, у меня просто нет слов, чтобы ее описать, и она расскажет об этой инициативе, о законе о политических альтернативах.»

Тами Якира: «Мы пытаемся понять, как можно изменить реальность, собрав воедино всю нашу силу. Мы сейчас услышали, как сильно мы нуждаемся в упорной и постоянной работе по поиску политических решений, потому что только они смогут обеспечить нам тишину и безопасность на длительный срок. В последние месяцы «Женщины за Мир» продвигают законопроект о политических альтернативах, закон, который может предотвратить войну. Этот закон станет реализацией неписаного соглашения между страной и ее гражданами: мы защищаем страну, когда она призывает нас на защиту, на фронте и в тылу, и в тылу, который становится фронтом, но при условии, что мы точно знаем, те, кто отвечают за принятие решений, перевернут каждый камень, чтобы убедиться, что войны, на которые они нас призывают, действительно необходимы. Мы знаем, что на протяжении многих лет это соглашение не выполнялось: «Цук Эйтан», Ливанская война, Первая Ливанская война, от самой Войны Судного Дня.

Закон основывается на трех принципах. Первый: в мирное время и во время чрезвычайных ситуаций уделять время обсуждению политических альтернатив, в точности как сейчас мы требуем не ждать следующего обострения. Второй: выделение ресурсов для разработки политических альтернатив. Третий, который сделает его более зубастым: подконтрольность и отчетность как перед Комиссией по иностранным делам и безопасности, так и перед нами, перед обществом, чтобы мы могли убедиться в том, что действительно делается все возможное, и что соглашение между страной и гражданами действительно выполняется. И мы верим, что если бы у нас уже был этот закон, если бы эти обсуждения происходили на постоянной основе все четыре с половиной года, которые прошли с окончания «Цук Эйтан», а не только когда горят поля и звучат сирены, у нас бы уже было политическое решение, и мы бы избежали всех этих новых и новых обострений, и мы бы сегодня здесь не стояли. Наш законопроект уже получил поддержку и одобрение – только на этой неделе на замечательном Конгрессе Женщин за Мир министр Цахи Ханегби и глава оппозиции Ципи Ливни публично выразили ему свою поддержку. Мы продолжаем активно продвигать наш законопроект, нам нужна и ваша поддержка – заходите на наш сайт и поставьте подпись в его поддержку, присоединившись к тысячам граждан, которые уже это сделали. Помогите нам это сделать. Это наш долг, наша ответственность, вместе мы добьемся результата.»
Аяла Минкер: «Я поддерживаю Тами. Безопасность – это очень дорогая вещь, и каждый и каждая из нас готовы дорого заплатить, чтобы обеспечить безопасность себе и своему окружению. ЦАХАЛ обеспечивает нашу безопасность, но это лишь временная безопасность. Чтобы обеспечить безопасность, нужно упорно и постоянно работать над политическими альтернативами и решениями. Соглашение – это и есть безопасность. Закон воплотит завет «Ищи мира и стремись к нему»».

Блог автора на ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x