Политика

Обсуждение Закона о национальном характере государства в ноябре 2017. Фото: Hadas Parush, Flash-90

Еврейское демократическое или демократическое еврейское?

Сегодня, как известно, наше государство, согласно Декларации о независимости, является еврейским и демократическим. И любимый спор наших «остроконечников» с «тупоконечниками» идет о том, что является первичным, а что вторичным: еврейское или демократическое начала. Эти две ипостаси нашего существования порой приходят в конфликт друг с другом: то, что утверждается как  демократическое, не всегда является очень еврейским, а то, что укрепляет еврейский характер государства, не всегда достаточно демократично. И тогда за дело принимается БАГАЦ, который, как правило, отдает предпочтение демократии.

Читая роман Амоса Оза «Иуда» я вдруг споткнулся о фразу: «Хаим Вейцман как-то в отчаянии заметил, что еврейское государство никогда не сможет существовать, поскольку есть в нем противоречие: если будет государством — не будет еврейским, а если будет еврейским — то уж точно не будет государством». Не знаю, действительно ли так говорил Вейцман, но фраза заставила задуматься. А по размышлению, я решил, что мне трудно сделать вывод, прав или не прав первый президент страны, потому что я не могу точно сказать, что подразумевал он под понятием «еврейское» в этом контексте. У ученых есть правило: перед началом дискуссии договариваться о терминах, чтобы в ходе обсуждения не было недопонимания. Именно поэтому я не возьмусь спорить со столь авторитетным человеком, хотя в моей системе координат я живу именно в еврейском государстве.

Летняя сессия нашего парламента обещает быть, мягко говоря, не скучной. Она начнется с принятия (неужели примут?) закона о характере нашего государства. А если переводить общепринятое название закона «хок леом» на русский, то «закона о национальности».

Этот законопроект имеет удивительную историю и однажды чуть не привел к развалу коалиции. Вот уже семь лет наши законодатели занимаются делом, достойным принципиального спора остроконечников с тупоконечниками из свифтовской Лилипутии. Сегодня, как известно, наше государство, согласно Декларации о независимости, является еврейским и демократическим. И любимый спор наших «остроконечников» с «тупоконечниками» идет о том, что является первичным, а что вторичным: еврейское или демократическое начала. Спор, однако, вовсе не схоластический, поскольку эти две ипостаси нашего существования порой приходят в конфликт друг с другом: то, что утверждается как  демократическое, не всегда является очень еврейским, а то, что укрепляет еврейский характер государства, не всегда достаточно демократично. И тогда за дело принимается БАГАЦ, который, как правило, отдает предпочтение демократии.
И вот в 2011 году три депутата — Ави Дихтер, Зеэв Элькин и Давид Ротем — предложили законопроект, разрешающий это противоречие. Причем, очень просто:  надо объявить, что Израиль в первую очередь является еврейским государством, и лишь затем – демократическим.

И если, не дай бог, демократия ущемляет нашу стопроцентную «еврейскость», пусть она «идет лесом». Помимо этого, законопроект определяет «еврейское юридическое наследие» одним из источников при вынесении судебных постановлений. К еврейскому юридическому наследию, очевидно, относится знаменитое соломоново решение, описанное в книге «Мишлей»:  разрубить ребенка, на которого претендовали две матери, пополам, и каждой дать по половине. А что? Неплохой способ дележа детей при разводе родителей. Впрочем, это я, конечно, утрирую. Но закону этому авторы были намерены придать статус Основного, то есть, фактически, конституционного. Сейчас уже и не упомнить все аргументы спорщиков, схлестнувшихся вокруг формулировок этого закона. Записные «патриоты», конечно, бурно аплодировали, усмотрев в формулах закона радостную возможность «вставить фитиль» арабам и показать, кто в доме хозяин. Но среди противников этого закона, к удивлению авторов проекта, оказались не только «леваки», но и многие видные юристы, тогдашний юридический советник правительства и даже некоторые депутаты от партии «Ликуд». Да и сам глава правительства Нетаниягу был не очень в восторге от разразившейся бури, готовой потопить корабль его коалиции. И когда уже казалось, что вот-вот дело дойдет до обсуждения в кнессете, законопроект тихо положили под сукно. До лучших времен.

Кнессет. Фото: википедия

«Лучшие времена» настали сразу после следующих выборов, состоявшихся в 2013 году.   В коалиционные соглашения между блоком Ликуд-НДИ и партией «Еврейский дом» был включен пункт, гласящий,  что обе стороны поддержат Основной закон об изменении определения государства Израиль. И снова закипели страсти. Против дихтеровской формулировки закона выступила тогдашний министр юстиции Ципи Ливни.  Но поскольку Дихтер упрямо требовал поставить закон на голосование, Ливни приняла соломоново решение (вот оно — еврейское право в действии!): она поручила профессору юриспруденции Рут Габизон сформулировать закон,  который определит соотношение между демократическим и еврейским характером государства. Да так, чтобы и волки, и овцы кнессета были одновременно и сыты, и целы. Так прямо и поставила задачу: «Настало время сформулировать закон, который в равной степени защищает как еврейские, так и демократические ценности государства Израиль». Дескать, да,  у нас государство еврейское демократическое, но эти понятия отцы-основатели не расшифровали для широкой публики (и специалистов – тоже) и оставили широкое поле для фантазий, домыслов, толкований и вердиктов БАГАЦа. Я подозреваю, что эти «отцы-основатели» сами не очень понимали, что пишут. А вот теперь, мол, самое время найти решение, как впрячь в одну телегу коня и трепетную лань. Какой из этих двух характеров считать за коня, а какой – за лань, каждый определяет для себя.

Разумеется, найти формулу, которая удовлетворила бы всех, госпоже Габизон не удалось. Комиссия под ее началом так ничего и не предложила, и телега осталась неподвижной. Спустя три года, в октябре 2017 года  профессор Рут Габизон заявит, что, по ее мнению, этот закон не должен приниматься вообще: «Еврейский характер государства должен быть выделен на политическом и культурном уровне, но это должно быть сделано в политическом, а не в юридическом дискурсе». Габизон добавит, что принятие закона приведет к тому, что Высший суд справедливости (БАГАЦ) должен будет рассматривать такие вопросы, как кто является «евреем», проблемы «соблюдения субботы», «кашрута» и «однополых браков».

По мнению профессора Габизон, «ответы на эти вопросы отнюдь не должны проистекать из обязательного юридического контекста, который устраняет право и обязанность израильского общества постоянно заниматься нашим видением».

Честно говоря, я не очень понял, что она сказала, но на то она и профессор юриспруденции, чтобы говорить умно.
Как бы там ни было, с Габизон или без нее, суета вокруг закона продолжалась неспешно.

И в ноябре 2014 года правительство одобрило сразу три законопроекта о характере государства. Одного законопроекта для решения такой сложной задачи оказалось мало. Поэтому приняли сразу три, авось, потом разберемся, что с ними делать. Один законопроект — Зеэва Элькина, другой — Аелет Шакед, Ярива Левина и Роберта Илатова, а третий разработал лично Биньямин Нетаниягу буквально накануне заседания правительства, чтобы избежать развала коалиции, которым угрожал Нафтали Беннет.

Биби просто понял, что формулировки двух остальных законопроектов вряд ли будут поняты в остальном мире, поскольку  весьма сомнительны с точки зрения прав меньшинств. Поэтому он на скорую руки сварганил свой законопроект, и предложил странную «технологию»: давайте примем все три законопроекта «за основу», а потом уж начнем с ними разбираться. В варианте Левина-Шакед-Илатова вместо формулировки Декларации независимости — «еврейское и демократическое государство» предлагалась формула «еврейское государство с демократическим режимом». Это, право, вершина законодательной мысли и филологического изыска.

По мне, так государство у нас вполне еврейское и без этого закона: мы живем по еврейскому календарю, государство отмечает еврейские религиозные и национальные праздники, иврит является государственным языком, в школах страны изучают ТАНАХ, на гербе изображена менора, на флаге – моген-давид, и в гимне про сионизм поют. Да и большинство населения составляют евреи.

Но вскоре после этого «исторического» заседания правительства, кнессет был распущен совсем по другому поводу — из-за… газеты «Исраэль ха-йом». Были новые выборы, и канитель со злополучным «судьбоносным»законом, без которого нам — никак, началась по новой. Снова Дихтер подал законопроект и настоятельно требовал его поставить на голосование. И даже добился, что после бурного обсуждения закон в его редакции был принят в предварительном чтении 10 мая прошлого года. Что, впрочем, ничего не означало, потому что сразу было заявлено, что закон в таком «апартеидном» виде  дальше не пройдет. И тут же появились «законопроекты-лайт», и вопрос был передан в некую согласительную комиссию под председательством депутата от «Ликуда» Амира Оханы. Время от времени из этой комиссии происходили «утечки», СМИ сообщали о каких-то компромиссных формулах, но достоверной информации так и не поступало. У нас вообще связь кнессета с народом какая-то странная. Вот во вторник вечером приняли в предварительном чтении закон о призыве (непризыве) харедим. Но в чем суть этого закона,  до широкой общественности так толком не довели. Так и с законом о характере государства. Когда депутатам кнессета задают вопрос: вы «за» или «против» этого закона, они, как правило, отвечают: мы еще не видели этого законопроекта. Когда увидим, тогда и будем решать.

Во вторник, 13 марта, перед самым окончанием зимней сессии специальная комиссия утвердила вариант закона о характере еврейского государства к первому чтению (в предварительном, напомню, был принят «жесткий» вариант Дихтера).

Что в этом варианте, нам пока достоверно не известно. Оставим в стороне декларативную часть. В сущности не так уж на практике важно, будет у нас провозглашено еврейское демократическое или демократическое еврейское государство. Тем более, что по словам Амира Оханы, «еврейство и демократия останутся равными ценностями государства». То есть, в конце концов, согласились исключить пункт, согласно которому еврейский характер важнее демократического. И на том спасибо!
Говорят, что в окончательном (окончательном ли?) варианте также решили не задевать самолюбие арабов, и не лишать арабский язык статуса государственного. Кому это мешало? Зачем надо предоставлять какой-то мистический «особый» статус? Видный юрист, бывший министр Амнон Рубинштейн сказал, что с практической точки зрения изменение статуса арабского языка с «государственного» на «особый» ни на что не повлияет. А вот с эмоциональной – это было бы пощечиной для арабского населения. В каком виде вопрос о языке оказался в окончательном варианте, пока не известно.

Есть (во всяком случае, был изначально) в законопроекте еще один «практический» пункт. Закон предполагает узаконить так называемые «общинные поселения» – то есть, поселки, которые законным образом смогут не принимать арабов, друзов, негалахических евреев и кого угодно. И здесь я, честно говоря, не имею однозначного мнения. С одной стороны, это противоречит закону о равноправии всех граждан. С другой, нужно ли, чтобы из упрямства или принципа какой-нибудь светский, не соблюдающий субботу, человек, селился в чисто ультраортодоксальном поселении? Хорошо ли это, даже если он имеет право? В конце концов, члены кибуцев тоже выбирают, кого принимать в кибуц, а кого нет. Я думаю, общинные поселения имеют право на существование до определенного размера. Чтобы не получилось так, чтобы общинным поселением стала Раанана или Кейсария.
Но все это мы узнаем (если узнаем), когда будет опубликован текст законопроекта. А в начале следующей сессии нас снова ждут страсти, которые на самым деле большого практического смысла не имеют.
Что касается меня, то я, как и госпожа Габизон, считаю, что очередной декларативный закон не нужен. И если уж так хочется, то давайте придадим Декларации о независимости статус Основного закона. Тогда нам, кстати, и конституцию придется принять в течение полугода, как записано в Декларации.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x