Политика

Моше Фейглин

Моше Фейглин: "Мне нужно стать премьер-министром"

"Закон о возвращении, который существовал в 40-е и 50-е, уже нерелевантен. Поэтому, мы утверждаем, что все смогут репатриироваться, даже в соответствии с существующим на сегодняшний день законом. Но внук еврея сможет приехать сюда на ПМЖ и пройти процесс натурализации в дальнейшем – не сразу получить гражданство".

Мы продолжаем серию бесед с главами политических партий, участвующих в выборах. На этот раз  слово предоставляется главе партии «Зеут».

Моше Фейглин говорит о русскоязычной общине: «Я уже давно знаком с русскоязычными израильтянами. Наше знакомство началось ещё со времён движения «Зо арцену», когда я решил бороться с соглашениями Осло. Тогда среди моих сторонников было много выходцев с территории бывшего СССР».

Фейглин настаивает, что всё, что он говорит о выходцах с территории бывшего СССР — это не просто предвыборные подхалимаж политика: «Я считаю, что Государство Израиль обязано своим экономическим скачком последних 20-30 лет в основном репатриантам из бывшего СССР».

Моше Фейглин. Фото: Flash-90

Руководитель партии «Зеут» считает, что наша община смогла внести столь весомый вклад в израильскую экономику, поскольку сочетает образованность и трудолюбие, интеллигентность и отсутствие страха перед тяжелым трудом: «Когда сюда прибыли профессора с колоссальным багажом знаний, они не гнушались подметать улицы».

О партии НДИ

По мнению Фейглина, сегодня в партию «Зеут» происходит приток голосов традиционных избирателей НДИ: «Это абсолютно ясно и очевидно хотя бы из необузданных атак Либермана. И не только Либермана, но и его людей. Атаки, направленные против нас. То же происходит с оттоком электората от «Новых правых» и других партий. Наверное, русскоязычные израильтяне отрезвели на минуту. Я надеюсь, что это постоянное отрезвление. Они поняли, что кто-то обманывает их на протяжении многих лет. Что кто-то ожидает от них стадного голосования. Что кто-то думает, что они будут вести себя как послушные дети, у которых есть папа и мама».

Фейглин объясняет почему риторика НДИ уже не работает: «Когда постоянно используется один и тот же лозунг «без лояльности нет гражданства» и подобная риторика, то рано или поздно это перестает работать. Русскоязычные израильтяне — это очень интеллигентная публика. Они израильтяне! Они в курсе происходящего. Они израильтяне – во всем. Они понимают, что происходит справа и слева от них. Партия, которая, соединяет в себе именно то, что я верю, взывает к сердцу русскоязычных израильтян – это партия «Зеут»: мы сочетаем чёткую национальную идентификацию с одной стороны с бескомпромиссной свободой личности – с другой. Всё в рамках партии, уважающей вашу интеллигенцию. Ведь речь идёт об очень интеллигентной общественности, уважающей книги и интеллектуальные усилия, вложенные в их написание (указывает на свои книги, лежащие на столе перед ним).

Эта общественность понимает, что такое свобода. Именно поэтому её связь с партией «Зеут» так естественна».

Гиюр

На вопрос о месте вопросов гиюра и Закона о возвращении, которые на данный момент являются очень болезненными для русскоязычной общины, Фейглин отвечает: «В отношении гиюра партия «Зеут» имеет свою принципиальную позицию. Этот вопрос курирует раввин Амсалем, для которого я забронировал место в нашем списке. «Зеут» — действительно демократическая партия. У нас прошли открытые праймериз, но я воспользовался правом бронирования именно для раввина Амсалема. Благодаря ему мы несём благую весть именно русскоязычным израильтянам в этом вопросе. Раввин Амсалем утверждает как верующий иудей и раввин, что в рамках Галахи можно провести гиюр для 95% нуждающихся, но это вопрос добровольный, только для тех, кто в этом заинтересован. Те, кто не заинтересованы – это проблема. Но для заинтересованных можно провести намного более гладкий, простой и эффективный гиюр, спокойный, обращённый лицом к желающим пройти этот процесс. И в течение нескольких лет можно решить проблему тех, кто хочет пройти гиюр. Мы думаем, что так будет правильно не только с точки зрения желающих, но и с точки зрения Галахи, с точки зрения государства. Ведь если не решить этот вопрос, он не только станет проблемой следующих поколений. Со временем всё только усугубится. Нерешенный вопрос — создаст ассимиляцию среди нас».

Моше Фейглин. Фото: Flash-90

По мнению Фейглина процесс обгиюривания широких масс репатриантов идет недостаточно быстро, поскольку существует тотальный контроль раввината: «Именно поэтому партия «Зеут» хочет передать полномочия раввината и раввинских судов в этом вопросе – в другие руки. От элемента гиюра невозможно уйти в самом раввинате».

Полномочия раввината частному рынку?

«Мы ходим передать 99% полномочий раввината частному рынку. Раввинату мы оставим полномочия «стандартизации» — создание стандартов: что такое кошерная еда, какой должна быть религиозная брачная церемония. Всё остальное мы передадим на частный рынок, который сделает всю эту работу намного более приятной, эффективной, доступной, намного менее коррумпированной. Единственный вопрос, в котором мы не смогли обойти раввинат – это вопрос гиюра. Из-за Закона о возвращении. То есть государство нуждается в официальной инстанции, к которой можно обратиться с вопросом, кто такой иудей и кто таковым не является».

Yonatan Sindel/Flash90

По сути, Фейглин с религиозных позиций предлагает свой вариант разграничения функций государства и религии: «Единственным фактором, находящимся между религией и государством, является Закон о возвращении, который послужил причиной для основания Государства Израиль. Именно из-за вопроса: кто такой иудей? Определение еврейства является религиозным. Именно поэтому невозможно полностью упразднить раввинат. Это единственная функция, которую нужно оставить раввинату. Но эта функция, должна соответствовать версии гиюра, предлагаемой раввином Амсалемом. И несмотря на то, что она будет более мягкой, она останется в рамках Галахи».

Демонстрация против государственной политики поддержки гиюров

Об отношении к реформистскому гиюру

«Мы не говорим о реформистской версии или о той, в отношении которой можно сомневаться, что она вообще иудейская. Мы говорим об иудейском, ортодоксальном, галахическом гиюре»

ДНК

Насчёт возможности проверок еврейства через ДНК Фейглин говорит: «Мне трудно даже в это поверить. ДНК вообще никогда не рассматривался в рамках Галахи. Обязательный Галахический минимум – это то, что должно быть. По-человечески. И это всё. Причем тут ДНК?!»

Закон о возвращении

— Будут ли изменения Закона о возвращении распространяться на тех, кто уже является гражданами?

— В отношении Закона о возвращении, мы не говорим о тех, кто уже живёт в Израиле. Мы не говорим о лишении гражданства. Закон о возвращении был принят с созданием государства, и его отправной точкой была Катастрофа европейского еврейства. Логика закона была такова, что не может быть, чтобы человек, которого преследовали нацисты, в соответствии со своими категориями, был достаточно евреем, чтобы его уничтожили, но недостаточно евреем, чтобы репатриироваться в Израиль. Но сегодня нас отделяют от того периода 2-3 поколения. Логика изменилась. Но мы – очень либеральная партия. Мы хотим с одной стороны облегчить судьбы людей, с другой – сохранить логику. И мы считаем, что тезис о расширении рамок Закона о возвращении, который существовал в 40-е и 50-е, уже нерелевантен.

Поэтому, мы утверждаем, что все смогут репатриироваться, даже в соответствии с существующим на сегодняшний день законом. Но внук еврея сможет приехать сюда на ПМЖ и пройти процесс натурализации в дальнейшем – не сразу получить гражданство. Эту поправку, на наш взгляд, возможно и логично внести в закон – в отношении будущих репатриантов, а не в отношении тех, кто уже прибыл в страну.

фото пресс-служба ЦАХАЛа

О профессиональной армии

— Мы заинтересованы в создании ситуации, в которой армия станет профессиональной. Сегодня всем ясно, что Закон о всеобщей воинской повинности нерелевантен в наших реалиях. Нас больше не окружают арабские армии, основная потребность в сфере безопасности – это борьба с террористическими организациями. Этот вопрос сегодня решается с помощью учений, применения современных технологий, с минимальной потребностью в человеческих ресурсах. Если сегодня пройтись по Кирье (комплексу Министерства обороны), Вы увидите множество людей в форме, сидящих на траве – это армейская «скрытая безработица».

Партия «Зеут говорит о переходе к профессиональной армии с добровольным призывом. Технологические и другие изменения, имевшие место в сфере безопасности Израиля в последние десятилетия, требуют обновления модели мобилизации. На сегодняшний день армия нуждается в меньшем объёме человеческих ресурсов, в повышении их качества и более основательной их подготовке. В нынешних условиях призыв большинства новобранцев не является необходимым.

Photo by Gili Yaari/FLASH90

Сокращение срока службы

— Концепция партии «Зеут» заключается в сокращении срока обязательной службы до периода базовой подготовки. После курса молодого бойца любой желающий продолжить службу в профессиональной армии, сможет подать заявку. Армия выберет из числа кандидатов тех, кто ей более необходим. Новобранцам будет обеспечена достойная оплата (в соответствии с текущей средней зарплатой). Они получат соответствующую подготовку, новейшее оборудование, академическое образование, высокий социальный статус в силу своего вклада в безопасность государства и другие льготы.

О призыве ультраортодоксов

В этой модели нет проблемы призыва харедим. И с моей точки зрения главная проблема – это не ортодоксы. Самая распространённая причина гибели солдат в армии – это самоубийство. Закон о всеобщей воинской повинности убивает нас больше, чем враги».

Шабат

— Вопрос с шабатом — не является проблемой. Не нужно пускать автобусы в шабат в Бней-Браке. Но партия «Зеут» — партия либеральная. В государстве, которое соответствует нашему пониманию, пусть автобусы в субботу ходят там, где в них нуждаются. Мы хотим вытащить государство и Кнессет из нашей личной жизни и оставить им те функции, которые оны должны выполнять – оборона, судебная система и базисные инфраструктуры. Всё остальное может создать частный рынок. Таким образом мы обеспечиваем свободный диалог между всеми составляющими нашего общества, а еврейская самоидентификация будет развиваться из диалога, а не из диктата.

Мы говорим об отделении религии от государства, так что вопрос о защите субботы теряет свою актуальность. Община, которая хочет шабат – у неё будет шабат, те, кто хочет меньше шабата, получает желаемое. Те, кому нужны магазины в субботу, смогут ими пользоваться. Кто захочет закрыть бизнес в шабат, закроет. Эти вопросы будут решать общины, а не государство. Кнессет не будет решать эти вопросы. То же касается и ресторанов, кашрута и пр.

Как победить ХАМАС?

— У партии «Зеут» есть чёткая программа о том, что нужно сделать в Газе. На этих выборах мы продвигаем нашу социальную и экономическую адженду. Для решения вопросов внешней политики, мне нужно стать премьер-министром.

…Основа этой проблемы — не безопасность или государственная проблематика. Это нравственная проблема. Соглашения Осло: когда Рабин, Перес, Нетаниягу и Шарон пожимали руку Арафата и признали его, они привели к освобождению всей Эрец-Исраэль от всех евреев. В этом суть. Это смысл этих договорённостей.

Арафат и Нетаниягу

В Газе живут арабы, эмигрировавшие в начале 20 века. Мы наделили их титулом «народа» несмотря на то, что у них нет истории. Нет народа без истории. И вдруг родился народ. Они получили от нас признание, что само библейское сердце нашей земли принадлежит этому народу. Это произошло потому, что сначала левые, а затем и правые признали их. И незамедлительно они превратили всех нас в колониалистов в нашей стране.

То есть, из-за этой серии рукопожатий мы потеряли самое важное, самое сильное, самое существенное оружие – сильнее всех F-15, F-31, сильнее всех подлодок – мы потеряли ощущение справедливости.

С того момента, когда мы не можем больше сказать «это наша страна, и только наша» — мы проиграли войну. И с того момента, когда мы начали называть их «палестинцами» — мы проиграли войну. Если они палестинцы, то нет Эрец-Исраэль. Есть Палестина, и это их страна.

В Бар-Иланской речи глава правительства Биньямин Нетаниягу однозначно прояснил этот вопрос: эта земля принадлежит двум народам. Она принадлежит мне и моему соседу. Это суть Бар-Иланской речи.

Нетаниягу и Арафат

Мы потеряли ощущение справедливости, и с того момента, как мы её потеряли, мир принимает с пониманием тот факт, что нас обстреливают. Мы – колониалисты, милитаристы, оккупанты.

Проблема не в демографии, не в безопасности, не в гуманизме, не в Женевской конвенции. Проблема заключается в потере чувства справедливости. И пока мы не сможем вернуть себе признание нашей справедливости, единственное, что нам осталось – это платить им бакшиш, чтобы купить себе ещё один день-два тишины и покоя.

А что же будет с территорией?

— Внешнеполитическая программа движения «Зо арцену» основана на чувстве справедливости. И если мы не можем сказать: «Зо арцену» — это наша страна, наша земля – программа не имеет смысла.

И единственным решением остаётся выплата взяток шантажистам.

Потому, что мы не можем захватить эту территорию, потому что мы не хотим захватить её. Мы забыли – кто мы. Мы пытаемся убежать от нашей самоидентификации.

Государство Израиль бежит от своей самоидентификации с момента его создания. Кто мы – евреи? Израильтяне? Еврейское государство? Государство, потерявшее национальную самоидентификацию? Мы не знаем сами, кто мы. Именно поэтому Израиль – единственное государство на планете, которое не знает и не имеет своих границ.

Во время операции «Нерушимая скала» я спросил тогдашнего заместителя главы Генштаба Гади Айзенкота: «Тель-Авив под ракетными обстрелами. Кто он – наш враг?» И он не смог ответить на этот вопрос в комиссии по внешним делам и безопасности. Здесь начинается проблема. Она не военная, не демографическая.

Мы сильны, и проблема не в этом. Она лежит совсем в другой плоскости.

Фото: Abed Rahim Khatib, Flash-90

Мы — не прагматики

— Итак, партия «Зеут» говорит, в первую очередь – «зо арцену». Понимая это, мы можем говорить о территории. Я был обязан сделать это вступление.
Мы — не прагматики. Мы понимаем связь между физическим и метафизическим. Нет ничего более прагматичного, чем справедливость.

Наша программа заключается в следующем: когда в очередной раз нам придётся войти в Газу, и это обязательно случится, когда ракета попадёт в детский сад – ведь в Государстве Израиль нет стратегии, мы лишь реагируем – поэтому наши солдаты будут на улицах Газы и в тоннелях. Не дай Бог! Я категорически против этого. Но это произойдёт.

Фото: Abed Rahim Khatib, Flash-90

Победить Хамас — очень просто

— И когда это произойдёт в очередной раз, нужно будет незамедлительно уничтожить Хамас. И я говорю это основываясь на чёткой программе, а не как многие лидеры – перед выборами.

Победить Хамас — очень просто. Я могу это сделать без входа в Газу. Нужно ударить по тем местам, где они находятся.

У нас есть оружие, которое может уничтожить весь Хамас, где бы он ни был. И нужно незамедлительно захватить Газу. Выбросить Соглашения Осло в мусорное ведро истории. Вернуть военный режим в Газу. Восстановить прежнюю ситуацию и контролируемым образом вернуть израильский суверенитет и предложить 1.5 миллионам жителей Газы – и это правильная цифра – три возможности: первая – исполнить желание более 90% населения Газы – эмигрировать.

Изгнание палестинцев

— Уже сегодня молодые жители Газы, скрипя зубами, собирают деньги для взятки Хамасу – около 10.000 долларов – чтобы им позволили ускользнуть. Сесть на корабль, плывущий через Александрию в Италию. Конечно же, с удостоверением беженца, которое выдаёт им УНРА. И получив статус беженца ЕС примет их.

Кроме этого, их принимают и в Южной Америке, и в Дубае, в Канаде и в других местах. Израиль может создать «корзину эмиграции» за счёт колоссальных вложений средств, идущих на реализацию соглашений Осло. Они уже обошлись нам в более чем 1 триллион шекелей. Это 12% госбюджета ежегодно. Мы уверены, что большая часть молодёжи в Газе будет рада получению такой помощи – экономической и технической для переезда.

Вторая возможность – остаться в Газе на ПМЖ, не получая гражданство. Мы обеспечим им все права человека, то есть, не будет делать им того, что сделали себе в Гуш-Катифе – не нанесём ущерб имуществу, их работе. И по истечению некоторого периода, когда они проявят лояльность и, естественно, не будут замешаны в терроре, они смогут получить право свободного передвижения. Речь идёт о взрослых и пожилых людях.

Третья возможность: минимальная часть населения Газы, которая захочет связать свою судьбу с еврейским народом на самом деле – служить в армии, присягнуть на верность Государству Израиль – государству еврейского народа, и когда ситуация стабилизируется, и мы восстановим свой суверенитет в Газе, они смогут стать полноценными и полноправными гражданами. Это не произойдёт с сегодня на завтра, это будет длительный процесс, который займёт 10 и 15 лет. Но у нас есть терпение. Наше видение заключается в том, что наши дети не унаследуют от нас то, что наши отцы, не справившись с ситуацией, передали нам после 1967 года.

*Мнения авторов или героев могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x