Родительский день

Фото: James Emery. flickr.com

Мория хочет знать, что с ней будет

Близится сентябрь, но в стране всё ещё не хватает более сотни учебных классов для детей с аутизмом. Родители жалуются на невозможность найти нужный класс для ребенка. Министерство просвещения отвечает: процесс распределения детей в самом разгаре

Каждый вечер дочь спрашивает, есть ли уже для неё учебный класс. И каждый раз заново разочаровывается. Новый учебный год на пороге, но в стране всё ещё не хватает более сотни учебных классов для детей с аутизмом. Варианты решения проблемы, предлагаемые министерством просвещения, не соответствуют потребностям детей.

«Мория не разбирается в социальных ситуациях, – говорит Авиэла Дойч, мать шестерых детей, в том числе 12-летней Мории, которой врачи поставили диагноз ASD  (аутизм с высоким уровнем функционирования). – Она, например, будет сидеть на лестнице в бассейне, потому, что там ей удобно и не поймёт, почему других девочек это раздражает. Если же её попросят подвинуться, она воспримет это, как угрозу. Она умная девочка, способная глубоко постигать изучаемые предметы. Особенно точные науки. Но, вместе с тем, в быту она ведёт себя, как маленький ребёнок, первоклашка или второклашка. Она пытается подружиться с одноклассницами, но из этого ничего не выходит. Всё больше и больше она привязывается к разной живности».

Родителям Мории трудно найти для девочки подходящий ей учебный класс. «Мы уже больше, чем полгода ищем походящий для Мории 7 класс специальной школы, рассказывает Авиэла. – Выяснилось, что в стране есть очень мало девочек с таким же диагнозом. Ни в районе Биньямин, где мы живём, ни в соседней Самарии, ни в Иерусалиме, ни в Маале-Адумим, ни в других местах я не нашла классов, где набирается требуемые по стандарту 4-5 учащихся. Мы согласны ездить каждый день максимум час в одну сторону. Наконец, мы нашли 7 девочек в возрасте 7 и 8 класса, чьи родители искали для них специальные учебные заведения в системе религиозного или национально-религиозного образования. Но все они проживают на территории разных местных советов, ни один из которых не счёл оправданными затраты на создание специального учебного класса».

Почему бы ему не остаться на второй год?

Через две недели начнётся новый учебный год, но для детей с синдромом аутизма всё остаётся по-прежнему неопределённо. Более сотни предназначенных для них учебных классов не будут готовы принять учащихся в первый день занятий 2 сентября.

«Снова новый учебный год начнётся с несоответствия числа подготовленных министерством просвещения учебных классов и числа учеников, которые должны в них учиться, — сказала на этой неделе генеральный директор организации АЛОТ Анат Горен на заседании комиссии Кнессета по образованию. – На этом обсуждении мы рассчитывали увидеть составленный министерством просвещения чёткий план работы и конкретные планы на будущие, касающиеся специального образования в целом и образования для детей-аутистов, в частности. Вместо этого нам показали таблицы с цифрами бюджетов на специальное образование – без объяснения, на какие именно проекты и в каких школах они будут направлены».

Такое же, как Анат Горен разочарование испытывает и Ифат Оз, мать 15-летнего подростка, переходящего в этом году в 10 класс. В конце учёбы в 8 классе у него был диагностирован синдром Аспергера, аутизм с высоким уровнем функционирования. Перед началом сентября семья Оз собирается переехать в Беэр-Шеву. Но там Ифат сразу сказали, что мальчика не смогут записать в специальный класс, потому что все места в нём уже заняты.

Единственный предложенный Ифат вариант записи сына в школу был… оставить его на второй год в 8 классе! В этом случае ему могли предложить место в специализированном классе для детей с трудностями восприятия учебного материала. «Но мой сын не согласился снова учиться в 8 классе, – говорит Ифат. – Мне взялась помогать организация АЛОТ, которая отправила в беэр-шевское Управление по образованию письмо с требованием открыть новый класс для детей-аутистов. Только после этого письма мальчика согласились записать в специализированный 9 класс».

«Мой сын стал 9 учеником в классе, в котором по стандарту должно быть от 6 до 8 детей. Я согласилась, но со следующего года продлённый учебный день будет сокращён на час, так что в неделю получается на 5 часов меньше. Это очень существенное изменение, потому что моему сыну нужно быть в школе до вечера. Там он при деле, с ним занимаются. Дома же он не может выйти играть во двор со сверстниками, друзей у него нет».

Авиэла Дойч тоже рассказывает о длинной эпопее поисков подходящего класса для её дочери. «К кому я только ни обращалась! В наш местный муниципалитет, в окружное управление по образованию, непосредственно в сами учебные заведения. Мы нашли свободное место в классе в центре страны и уже готовы были на переезд. Вся семья согласна была переехать в другой район, лишь бы Мория смогла бы посещать школу. Но, в конечном итоге, её и туда тоже не приняли, чтобы не превышать разрешённое государственным стандартом число учеников в специализированном классе. Организация АЛОТ изо всех сил пытается нам помочь, мы постоянно находимся на связи, особенно в последнее время. Было время, когда всех тремпистов, которых я подвозила в своём автомобиле, я спрашивала, слышали ли они что-нибудь о свободных местах в спецклассах. Я обращалась ко всем знакомым учителям, даже записалась в фейсбуке в группы учителей – чтобы всегда быть в курсе».

«Мне предлагали различные варианты решения проблемы, советовали с кем поговорить и давали контактные данные учебных заведений по всей стране. В министерстве просвещения мне сказали, что дочери нужна помощница, как было, когда она училась в 5-6 классах. Но помощницы, хоть они и очень хорошие девушки, не сумеют помочь Мории подготовиться к будущей самостоятельной жизни. Помочь в осуществлении её мечты может то, что положено по закону – нормальная учёба в специальном классе».

Родители детей с аутизмом на акции против сокращения бюджета на образовательные программы. 2013 г. Фото: Miriam Alster, Flash-90

 Министерство просвещения не видит важности проблемы

Подобно многим другим родителям детей с синдромом Аспергера, Авиэла Дойч не знает, куда она поведёт свою дочь в первый день нового учебного года. «Всё находится под знаком вопроса, — говорит она. – И это трудно понять девочке, которой совершенно необходимы ежедневные занятия в учебном заведении. Мория хочет знать, что с ней будет, но, пока не получено подтверждения от специального класса, я не знаю, что ей ответить. Она очень хочет «быть, как все», но «все» знают, где будут учиться, а она – нет. Из-за этого она постоянно находится в подавленном состоянии. Каждый вечер она спрашивает, нашёлся ли для неё учебный класс? Но обрадовать её пока нечем. Я даже начала готовить её к тому, что начало нового учебного года она встретит дома. Очень надеюсь, что до этого всё-таки не дойдёт».

«Корень проблемы в том, что в министерстве просвещения не существует рабочих планов, касающихся специального образования, — говорит адвокат Хадас Арнон-Шараби из отдела отстаивания прав организации АЛОТ. – От специального образования ничего не ждут, его деятельность не анализируется, нет индексов, показывающих его эффективность. Это отношение иллюстрирует опубликованный недавно министерством просвещения план работы на 2018 год. В нём поставлены цели в таких областях, как математика, английский язык, сионизм и т. д. Всё это важно, но ни в одной брошюре, выпущенной Минпросом, ни единым словом не упоминается система специального образования.

Это символизирует отношение министерства к специальному образованию. Когда министр хочет добиться конкретных результатов, он прекрасно умеет поставить задачи и определить цели, как с математикой и английским языком. Отсутствие такого же подхода к специальному образованию говорит о том, что Минпрос не считает его важным для общества».

— Это новое явление?

«Проблема существует уже много лет. Каждый год в августе перед началом учебного года в министерстве просвещения проводится «экстренное совещание», на котором АЛОТ и другие организации жалуются на полную и вопиющую неготовность системы просвещения и конкретных школ к приёму учеников-аутистов. На эти заседания, как правило, приходят и родители учащихся со своими жалобами. Мы в АЛОТе знаем случай, когда первокласснику с синдромом Аспергера приходится по два часа ездить в школу. И случай, когда ребёнка, не способного разговаривать, зачислили девятым учеником в специальный класс. Министерство просвещения пытается в последние годы улучшить ситуацию. Но, как было сказано выше, оно не ставит перед собой конкретных целей и не действует по заранее составленному плану».

Реакция на публикацию министерства просвещения:

«Процесс записи в специальные учебные заведения в самом разгаре, и мы прилагаем все усилия для того, чтобы каждый учащийся был зачислен в класс, соответствующий его индивидуальным потребностям. Кроме того, мы стараемся, чтобы детей записывали в учебные заведения, расположенные максимально близко к их месту жительства. Напомним также, что мы находимся в процессе осуществления широкомасштабной реформы, в рамках которой, среди прочего, будет выделен 1 миллиард шекелей на строительство новых учебных классов – чтобы детям не приходилось долго добираться до школы. Что касается учащихся, которые до сих пор не записаны, то речь идёт о небольшом числе, но в эти дни мы работаем над тем, чтобы к началу нового учебного года все они получили места в классах».

Оригинал на сайте А-Маком

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x