Гражданин мира

Иллюстрация: Arek Socha

Много нервного и паралитического

Тереза Мэй и Борис Джонсон сразу же после инцидента объявили Россию виновной в дерзком акте агрессии на британской территории – теперь выясняется, что доказательств для этого обвинения нет. Может, они появятся в будущем, а может и не появятся. Но категорические и обязывающие заявления уже сделаны, а за ними последовали вполне конкретные действия... Те, кто пытается демонизировать Россию, действуют крайне недальновидно. Ибо Россия, загнанная в угол, оскорбленная, разъяренная нападками и санкциями, справедливыми или несправедливыми, еще теснее сплотится вокруг своего лидера и может стать по-настоящему непредсказуемой и опасной.

Громкая история с незадавшимся отравлением Скрипалей не закончилась – но взяла тайм-аут. Политико-идеологические выбросы с обеих сторон несколько выдохлись, выяснилось, что «слово и дело» сейчас – за Скотланд-Ярдом. А там все развивается неспешно, может быть, даже трудно, одышливо, и сколь-нибудь определенных выводов мы дождемся не скоро.

Однако предварительные итоги уже можно подвести. Начиналось все так, что казалось – путинскому режиму не унести ноги. Нынче ясно, что дело идет к репутационным потерям для Соединенного королевства. Тереза Мэй и Борис Джонсон сразу же после инцидента объявили Россию виновной в дерзком акте агрессии на британской территории – теперь выясняется, что доказательств для этого обвинения нет.

То есть, может, они появятся в будущем, а может и не появятся. Но категорические и обязывающие заявления уже сделаны, а за ними последовали вполне конкретные действия, которые повергли отношения между двумя странами в паралич и причиняют, как минимум, много неприятностей многим людям, отнюдь не только политикам. А международная общественность с готовностью повелась на очередной крутой спин. Нынче западные СМИ несколько меняют тон: с уверенно обличительного на раздумчиво-скептический. На днях комментатор французского новостного канала на английском языке «France 24» говорил примерно следующее: «Легко послу России в Британии Александру Яковенко цинично улыбаться и критиковать Джонсона. Он ведь понимает, что найти неопровержимые доказательства причастности России к отравлению практически невозможно».

Звучит странно. Выходит, британские официальные лица, когда делали безапелляционные заявления, понимали, что за их словами ничего не стоит. Что не помешало им мобилизовать себе на подмогу пресловутую европейскую — и атлантическую – солидарность.

Россия твердо стоит на позиции: не пойман – не вор. Позиция, может быть, не самая безупречная в моральном плане, но юридически вполне состоятельная. К тому же российские представители предлагают совместное расследование и даже настаивают на нем. Но никто не собирается отступать и каяться. В Лондоне нынче говорят, по сути, следующее: пусть Россия сама доказывает, что она не верблюд, в смысле – что невиновна. И добавляют, что есть и другие, помимо «новичка» (предполагаемого), основания подозревать Москву. Иными словами, у Москвы «есть мотив». Если не срабатывает «индуктивный метод» — перейдем к дедуктивному, то есть будем умозаключать от общего – «Россия всегда под подозрением» — к частному «значит, виновна и на сей раз» (заметим, кстати, что в понятиях индукции и дедукции путались еще Холмс с Конан-Дойлем).

Но раз уж мы вступаем в область умозаключений и догадок, то теперь уместным выглядит аргумент, с самого начала выдвигавшийся «адвокатами дьявола»: со стороны русских было безумием и нелепостью совершать подобную попытку покушения накануне президентских выборов и за три месяца до начала футбольного мондиаля. Если принципом «ищи, кому выгодно» следует пользоваться с большой осторожностью (люди и организации далеко не всегда действуют, исходя из своей выгоды), то правило «отсекай тех, кому не выгодно» имеет гораздо большую применимость. В начале этой истории подобное рассуждение опровергалось ссылкой на явные улики. Теперь выясняется, что улик нет, «и мотив не делать» выглядит намного весомее, чем «мотив делать». Выходит, «much ado about nothing»? Много шума из ничего? Похоже, что так — если рассматривать ситуацию с судебной точки зрения.

Но кто сказал, что речь идет о юридическом разбирательстве, о логике, весомых аргументах, поисках истины? Многие комментаторы и аналитики, быстро перегруппировавшись, заявляют в последние дни: да, не будем лицемерить и притворяться — при чем тут право, правда, правота. Никто не собирается докапываться да истины. Все – политика и только политика. Россия систематически нарушает все писаные законы и неписаные правила поведения, и с нее (как сказал бы один персонаж Булгакова) «строжайше взыщется». Великобритания воспользовалась поводом, чтобы создать еще одну коалицию против России, и правильно сделала. Агрессор должен ответить – если не за нынешние, несовершенные, деяния, то за прежние вины и грехи.

Вот это уже гораздо ближе к «телу». Действительно, понятия истины, справедливости, ответственности в последние годы на практике вымываются, выходят из употребления – и это при том, что пустопорожняя моралистическая риторика по-прежнему звучит гулко, как из бочки. Москва и вправду действовала в недавнее время резко и вызывающе — на примеры не стоит тратить время. Но замечу, что стратегия наползания на границы России, ее окружения и оттеснения – в полной мере западная инициатива, хорошо или плохо продуманная, но очень последовательно осуществляемая, и рассчитывать на отсутствие реакции со стороны Путина было бы наивностью.

Не вдаваясь в извилистую историю отношений России и Запада за последние двадцать лет, замечу лишь, что кровавый конфликт вокруг Южной Осетии, после которого эти отношения стали резко деградировать, по факту был начат президентом Грузии Саакашвили. Именно его провокационное решение атаковать во время олимпиады 2008 г. стоило жизни тысячам людей. Верно, ситуация там долгое время была ненормальной и напряженной, истоки конфликта запутаны, но худой мир, как-никак, поддерживался.

И то, что США и Европа полностью стали на сторону Грузии, объяснялось отнюдь не благородным желанием защитить слабую сторону, а намерением наказать Россию за строптивость, за нежелание «знать свой шесток». Что ж, в политике принцип «сила – право» сегодня актуальнее, чем когда-либо. Но тогда не надо удивляться и морально негодовать по поводу того, что Россия перевооружается и огрызается.

Вернемся, однако, к нашим баранам, то есть к пострадавшей семье Скрипалей, а также к их кошкам-мышкам. Люди, к счастью, идут на поправку. Гипотезы случившегося множатся, но становятся все более расплывчатыми, гадательными. Конечно, правительство Ее величества продолжит, во избежание полной потери лица, отстаивать свою версию до конца. Но тут и проявляются преимущества (некоторые скажут — издержки) демократии. Лидер лейбористов Джереми Корбин, в отличие от многих его коллег, решил, что долг оппозиционера выше требований антироссийской солидарности – и вцепился Джонсону в горло.

На мой взгляд, это правильно не только в плане межпартийной борьбы. Очень может быть, что непопулярное британское правительство ринулось в эту авантюрную историю, исходя из сугубо конъюнктурных интересов, в надежде «срубить по-легкому» политические очки. А за подобное легкомыслие надо наказывать.

Но есть в этом деле аспекты намного более широкие и тревожные. Те, кто пытается демонизировать Россию, представить ее вечным средоточием зла, «Мордором» для современного западного сознания, инфантильного и падкого на мифы, действуют крайне недальновидно. Ибо Россия, загнанная в угол, оскорбленная, разъяренная нападками и санкциями, справедливыми или несправедливыми, еще теснее сплотится вокруг своего лидера и может стать по-настоящему непредсказуемой и опасной.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x