Арт-политика

Фото: pixebay

Амос Оз. Между сном и реальностью

В романе есть место и вечным серьезным вопросам: здесь и проблема военных конфликтов между арабами и евреями, и память о Холокосте, и библейская легенда о сыноубийстве, и мысли о детях, которым нужно рассказать об этом мире так, чтобы они его не возненавидели.

На русском языке впервые вышел роман знаменитого израильского писателя Амоса Оза «Фима» (издательство «Фантом Пресс»). Образ главного героя, этакого добряка-толстяка, для нашего читателя узнаваем — своей оторванностью от реальной жизни он чем-то напоминает Обломова. Одновременно образ Фимы — очень реалистичный, живой; такой чудак или клоун, как его называют в округе, запросто может быть вашим соседом с третьего этажа или оказаться посетителем кафе за столиком напротив. Этот с виду неопрятный увалень со взглядом, смотрящим внутрь себя, — самый человечный и всепрощающий герой в произведениях Амоса Оза. И из этого героя вырастает другой — вечный студент Шмуэль из более позднего  романа «Иуда».

«Фима» был опубликован на иврите в 1991 году под названием «Третье состояние». Израильские критики  признали роман одним из лучших  в творчестве Амоса Оза. У текста как бы две плоскости. Первая — «физическая», рассказывающая об интеллигенте-неудачнике Фиме с донжуанским юношеским прошлым и скучнейшим настоящим в его пятьдесят четыре. Вторая — метафизическая, когда Фима пробивается-таки сквозь этот физический мир. Он видит некий свет и познает Третье Состояние, чувство между сном и бодрствованием. Третье Состояние — это Милость, которая познается в отказе от всех желаний. Для осознания этого состояния необходимо «стоять под ночным небом, не имея ни возраста, ни пола, ни времени, не имея абсолютно ничего».

Весь роман состоит из постоянных мельтешений Фимы в физическом пространстве. Он думает, но редко делает. Он представляет себя то героем  Шестидневной войны, то премьер-министром Израиля, обдумывает важные политические решения, знает ответы на многочисленные вопросы , но в то же время со стороны он выглядит как увалень-добряк, не умеющий ни нормально побриться, ни прибраться на кухне. Он даже таракана убить не может: в усатом насекомом ему видится Троцкий, заказное убийство которого он так ярко переживает, что оставляет насекомое бегать около мусорного ведра, а найдя на следующий день таракана дохлым, закапывает его в цветочный горшок на подоконнике — жалко.

Не просты отношения у Фимы и с женщинами. К женщинам он имеет сильную слабость — с каждой в окружении своем переспал, чем тихонько гордится.  Он был тем еще ловеласом в юности, путешествуя по миру и завоевывая женщин; впоследствии женился на одной из них. Читатель постепенно узнает, что Фима в десять лет потерял мать и остался вечным ребенком: ему уже за пятьдесят, а его старик-отец Барух продолжает баловать Фиму, незаметно засовывая в карманы его штанов денежные купюры, решать за него вопросы покупки и ремонта квартиры и даже участвовать в расторжении брака. Что может Фима без отца? Это писатель предоставляет решать читателю — в финале старик умирает, оставляя Фиме огромное наследство.

Фима, несмотря на свой  ум (давным-давно он даже прославился сборником стихотворений) — работает в регистратуре частной гинекологической клиники, куда женщины приходят либо рожать, либо делать аборт. В какой-то момент он внезапно испытывает чувство экзистенциального ужаса, боясь представить себе, куда деваются не родившиеся эмбрионы — уж не смывают ли их в унитаз? У самого Фимы детей нет . Однако в романе есть необычный мальчик. Он похож на маленького старичка —  в очках с толстыми линзами. Это Дими — сын бывшей жены Фимы .

Мудрый Дими — как ровесник Фимы. Вместе они могут играть, рассказывать друг другу истории, ссориться и делиться страшным. Фиме пятьдесят четыре, Дими десять. Именно с мальчиком связан самый страшный сюжетный эпизод в романе. Одноклассники заставляют Дими принести в жертву бездомную собаку. Ребенок переживает ужасное: он рассказывает Фиме, как он это делает, понимая, что совершил убийство. Игра в жертвоприношение напоминает библейский эпизод об Аврааме, безропотно приносящем в жертву Богу своего сына. Вот так кроваво на самом деле закончилось бы жертвоприношение, не вмешайся Бог. И в то же время — что такое гинекологическая клиника, где работает Фима, не тот же жертвенный алтарь, куда кладут не увидевших этого мира детей на заклание?

«Фима» — это роман-иллюзия. Начавшись со сновидения, он и заканчивается моментом засыпания: главный герой после смерти отца в воскресенье выходит погулять по ночному Иерусалиму, заходит в кинотеатр, где его и настигает сон. Фима больше не следит за сюжетом, он растворился в потоке Милости.

В романе есть место и вечным серьезным вопросам: здесь и проблема военных конфликтов между арабами и евреями, и память о Холокосте, и библейская легенда о сыноубийстве, и мысли о детях, которым нужно рассказать об этом мире так, чтобы они его не возненавидели. Кто будет жить в этих же самых домах Иерусалима через 100 лет после нас? Фима даже придумывает такого человека, называет его Иоэзер и поселяет в 2089 году в своей квартире. Он наделяет людей будущего совершенным интеллектом, способным разрешить все конфликты прошлого между нациями, культурами и религиями. Каждый раз, засыпая, Фима словно провозглашает: память не важна, здесь и сейчас важен только человек — и вот он я, лежу перед вами в самой беззащитной позе, в позе зародыша.

Оригинал на сайте Pro.Knigi

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x