Политика

Тамар Зандбер спорит с Амиром Охана по поводу депортации беженцев. Фото: Miriam Alster, Flash-90

Мастера демонизации и "Мерец"

Все последние годы одним из последовательных нарративов, связанных с левыми партиями  и организациями в Израиле, является делегитимация и подстрекательство в их адрес. Однако, можно ли из этих "лимонов" сделать "лимонад"?

«Клугхафт-гейт» уже вроде позади, а партию «Мерец» трясет до сих пор.

Новость о том, что Тамар Зандберг, выбранная на пост председателя партии на выборах, прошедших в прошлый четверг, в ходе своей кампании тайно и неофициально контактировала с политтехнологом Моше Клугхафтом, получая от него советы для своей предвыборной кампании, всколыхнула не на шутку членов партии и сочувствующих ей. Еще до выборов информация о сотрудничестве Зандберг и Клугхафт просочилась к журналистам, те пытались добиться от героев истории ответов, и получили от Клугхафта уклончивую отговорку, а от Зандберг отрицание самого факта работы с этим политтехнологом.

Выборы прошли без эксцессов, и вполне ожидаемым образом Зандберг заняла первое место, значительно опередив своего главного соперника Ави Бускилу. А буря разразилась в субботу, когда было в новостях 2 канала показали интервью с Клугхафтом. Тот рассказал о том, что он помогал Зандберг на внутрипартийных выборах. И тогда понеслось…..

Для того, чтобы понять причину столь высокого градуса скандала, надо вспомнить, чем именно более всего известен Клугхафт как политтехнолог. Его специализацией всегда была организация громких акций, в которых истинная цель кампании неизменно находилась в тени. Партизанская политтехнология как средство эффективного продвижения нужных заказчику целей. Так, например, после Второй Ливанской войны он раскрутил движение протеста резервистов, требовавших, по итогам войны, отставки премьер-министра Ольмерта. Клугхафт стоял и за протестом семей, потерявших на войне родных. Целью его деятельности была общественная дискредитация Ольмерта, а такие вот теневые методы в свое время в Израиле были прямо ноу-хау, и организованные им протесты выглядели достаточно аутентичными.

Одним из клиентов Клугхафта была радикально правая организация «Им Тирцу», и по ее заказу политтехнолог занимался последовательной дискредитацией Нового Израильского Фонда, и Наоми Хазан, стоявшей тогда во главе его. Один из плакатов негативного кампейна, связанного с претензиями в адрес организаций, сотрудничавших с комиссией Голдстона, расследовавшей последствия операции ЦАХАЛа в Газе «Литой свинец», и которых, по утверждению «Им Тирцу», финансировал Фонд, изображал Хазан с рогом на голове, бодающей израильский флаг (Нехитрая игра слов. И рог и фонд на иврите обозначают словом «керен»).

В 2010-м году «Им Тирцу» выступали с обвинениями в адрес Фонда из-за поддержки комиссии Шишинского, цель которой было наложить налог на дополнительную прибыль газовых компаний. С подачи Клугхафта, «Им Тирцу» обвиняли Фонд в намерении нанести вред Израилю посредством этой комиссии, деятельность которой могла отпугнуть вкладчиков от вложений в израильскую газовую промышленность.

Позже Клугхафт стал работать с Нафтали Беннетом и способствовал ребрендингу «Мафдаля» из усталой партии, контролируемой престарелыми функционерами, в шустрый, боевитый, молодой и модный «Еврейский Дом». Во многом Клугхафт несет ответственность за выстраивание имиджа Беннета как эффективного либерально-религиозного хай-текиста, пришедшего завоевывать политику новыми методами. В 2015 году, в разгар «ножевой интифады» Клугхафт снова разработал кампанию для «Им тирцу», в ходе которой организации прав человека объявлялись внедренными/засланными (а-Штулим), и в ролике кампании фигурировал террорист, замахнувшийся ножом, а его пособниками объявлялись правозащитные организации.

Следует отметить, что Клугхафт работал с Арэлем Маргалитом на внутрипартийных выборах партии «Авода», за границей он был советником и левых партий, а также сотрудничал с Авивом Гефеном в постановке документального фильма об опасностях педофилии в интернете. Для Маргалита Клугхафт разработал напористую и энергичную компанию, в ходе которой Маргалит призывал левых перестать стесняться того, что они левые (похожий мотив «не извиняться» Клугхафт использовал в кампании партии ЕД на последних выборах), а Биньямина Нетаниягу Маргалит призывал отправить далеко, а именно «кибенимат» (корни этого слова ивритского сленга растут, естественно, из русского языка). Многие левые, да и я сам, распространяли ролики Маргалита во время праймериз в «Аводе», и их главное послание «не стесняемся быть левыми» пришлось как раз в тему. Причем именно на фоне делигитимации левых партий и движений, раскрученной в том числе и самим Клугхафтом. Такой вот замкнутый круг, инспирированный, в том числе, и противоречивым героем этой истории.

Почему же работа с политтехнологом, уже обслуживавшим по крайней мере одного из деятелей видной партии левого лагеря, вызвала такой гнев у столь многих избирателей Мереца?

Все последние годы одним из последовательных нарративов левых партий  и организаций в Израиле является делегитимация и подстрекательство в их адрес со стороны организаций вроде «Им Тирцу». И именно Клугхафт по праву ассоциируется с подстрекательством самого низменного толка. Перед последними выборами одним из самых спорных предвыборных плакатов было использованное партией ЕД изображение профессора Йоси Йоны, члена списка партии «Сионисткий Лагерь», сопровождаемое надписью «Это не Хамас. Это Йоси Йона». Это тоже работа Клугхафта. Мастер демонизации, именно он раскрутил те самые волны ненависти, по поводу которых партия Мерец так громко протестовала и протестует. А тут выясняется, что новоиспеченная руководительница партии и сама готова работать с демонизатором…. Причем, прекрасно понимая какую это вызовет реакцию, и чем ей это грозит на выборах, делала это в полной тайне от членов партии.

Когда Зандберг поняла, что градус скандала стал угрожающим, она опубликовала долгое объяснение, сообщив, что у нее вызывает боль то чувство разочарования, которое постигло многих однопартийцев, в связи с ее сотрудничеством с одиозным политтехнологом. Зандберг признала неофициальное сотрудничество с Клугхафтом своей ошибкой, извинилась за него, особенно перед правозащитными организациями и Новым Израильским Фондом, и призвала двигаться дальше, помня то, что самое главное — это ценности «Мереца» и компас, который ведет партию в борьбе против делигитимации со стороны правых сил.

Это извинение не сняло проблему с повестки дня, и социальные сети и СМИ, в особенности газета и сайт «Гаарец»  постоянно публикуют все новые и новые материалы на тему, в подавляющем большинстве, со стороны сторонников партии «Мерец». Одни считают, что надо эту неприятную историю отложить в сторону, иначе этот процесс может просто погубить партию на следующих выборах. Перефразируя популярнейшую песню, можно сказать — «нет у нас другого Мереца». Погоня за чистотой и высокой нравственностью ничего хорошего не принесет, особенно учитывая то поле, на котором играет «Мерец» — политическая площадка, где идет игра без правил.

Их оппоненты требуют отставки Зандберг, и некоторые из них даже подписывают петицию с соответствующим призывом. Для них Клугхафт является однозначным злом, и это мнение не могут изменить даже его нынешнее дистанцирование от подстрекательских кампаний его производства, и заявления о том, что сегодня он уже не придерживается таких радикальных мнений по поводу левых организаций, как это было в прошлом. Как можно сотрудничать с тем, кто науськивал толпу на весь левый лагерь, с тем, кто делал это по идейным соображениям (Клугхафт всегда считался человеком радикально правых взглядов, работавшим на «Еврейский Дом» и «Им Тирцу» не только для денег, но и за идею), как можно было с самого начала не понимать, какой кризис доверия в рядах партии вызовет неизбежное обнаружение самого факта тайных совещаний между новоиспеченной руководительницей партии и пресловутым политтехнологом?! Что это? Проявление глупости со стороны Зандберг, и/или признак того, что для достижения своих целей она готова использовать любые средства, даже  такие, которые могут вызвать гнев единомышленников? Но так как во время своей уже не такой короткой политической деятельности, уж в чем, но в глупости Тамар Зандберг замечена не была, поэтому остается вариант неслыханной дерзости, помноженной на холодный политический прагматизм.

Фото: Тамар Зандберг — фото Gili Yaari/Flash90,
Моше Клугфахт. Фото: фейсбук

Некоторые считают политтехнологов, в том числе и Клугхафта, просто профессионалами, отрабатывающими заказ, и они совершенно не понимают, о чем весь шум. Сегодня он работает на правых, завтра на левых, послезавтра может вообще будет анархистов продвигать. Настоящий профессионал в этой области не брезгует никаким заказом так что принимать близко к сердцу плоды его работы на одну из сторон просто не разумно.

Я, в общих чертах, колеблюсь между первым и вторым вариантом.

Не хочется, чтобы партии был нанесен ущерб по итогам этой истории, но и сотрудничество Зандберг с Клугхафтом я не могу принять ни в коем варианте. И особенно из-за того, что оно происходило в тайне от членов партии. К тому же тут надо учесть, что Клугхафт не помогал Зандберг на всеобщих выборах, а только на внутренних. Использовать этого знатока негативных партизанских кампаний против однопартийцев?! Плюс к этому по ходу предвыборной гонки происходили странные ситуации, которые бросили тень на имидж партии. Распостранялись сообщения СМС, в том числе зараженные грехом эйджизма. И когда в один день из борьбы вышли два старших по возрасту соперника, Захава Гальон и Илан Гилъон, трудно было это не связать это со стилем кампании.

В своем объяснении-извинении Зандберг разъяснила, что ее стратегия определялась не советами Клугхафта, а ее мировозрением, ее стремлением превратить «Мерец» в значительную силу на политической арене, ее готовностью к бескомпромиссной борьбе за идеалы либерального левого движения. Это была положительная кампания, сообщила Зандберг, фактически отметая этим подозрения в том, что она стоит за негативным пиаром, который был направлен против партийных аксакалов.  Непонятно кому верить, но возможно действительно Клугхафт лишь давал Зандберг конструктивные рекомендации?

Что будет дальше?

Я очень надеюсь, что эта история не станет началом конца партии. Зандберг должна доказать свою состоятельность , так что в конечном итоге есть шанс на то, что произойдет обратный эффект — «Клугхафт-гейт» послужит усилению партии, увеличению ее электоральной базы, и как следствие — повышению количества депутатов в Кнессете. Как раз склонность Зандберг к нетривиальным поступкам и ее политический прагматизм могут продвинуть идеи «Мерец» в широкие массы избирателей. Да, возможно, я сейчас просто пытаюсь всеми силами сотворить из горы лимонов много банок лимонада, однако мой врожденный оптимизм пытается найти светлые стороны даже в такой дурацкой истории. И при радужном сценарии, в сочетании с потенциально возможным поражением правых сил на следующих выборах, усиление партии «Мерец» может привести ее в правительство. То есть именно туда, откуда влиять на общество можно будет с гораздо большей эффективностью, чем это происходит сегодня. Ради этого можно и Клугхафта немного потерпеть…

…И вот уже сейчас Зандберг демонстрирует твердый характер и публикует весьма резкое заявление по поводу событий 30 марта на границе с Газой. На нее обрушиваются не только деятели правого лагеря, негодуют и собратья по левому блоку из «Сионисткого Лагеря». Даже изнутри партии раздаются недовольные голоса. Про то, что творится в социальных сетях, лучше вообще не упоминать! В наши времена, чтобы представить настолько отличающуюся от мейнстримной позицию, требуется недюжинная политическая и личная смелость. Можно и в этом усмотреть влияние идей Клугхафта (не извиняемся, не виляем, занимаем последовательную, хоть и не популярную позицию), а можно, и может даже и нужно, просто видеть в этом эпизоде качества настоящего твердого лидера, который сможет превратить «Мерец» в то место, где люди, занимающие левые позиции, будут себя чувствовать  дома.

*Мнение авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x