Политика

Photo by Chen Leopold/flash90

Доедая Мейрав Михаэли

Михаэли сказала, что сегодня ближайшая семья ребенка является самой небезопасной для него средой, каждый пятый ребенок подвергается насилию. Но ведь это не ее домыслы, об этом говорилось в 2016 году в отчете генерального директора Комитета по защите ребенка. Михаэли просто озвучила этот факт с трибуны.

По поводу Мейрав Михаэли и ее речи в австралийской передаче на тему структуры семьи и воспитания детей высказались все, кому не лень, начиная со СМИ и заканчивая политиками. Кому было лень высказаться – укоризненно покачал головой.

Оговорюсь сразу, я не большая поклонница Михаэли и ее идей, но мне стало интересно, что такого она умудрилась ляпнуть, за что ее уже который день поедают в СМИ и соцсетях. Я посмотрела  отрывок в оригинале ее речи, и, честное слово, не поняла, в чем криминал.

Оставим в стороне на минуту тот факт, что в демократической стране, по идее, существует свобода слова, каждый имеет право говорить любые глупости, если ему этого хочется, даже если он политик. Взять для примера одного из моих любимых персонажей в политике (сразу после Лапида и Бенета), великого ума и большой образованности господина Смотрича, который вон сколько всего наговорил за последние годы . Например, его высказывания на тему кампейна женщин, переживших насилие. Или его перлы на тему разделения еврейских и арабских рожениц, практически образец полета мысли. И ничего, живет и здравствует.

Про саму Михаэли он сказал — » Такие извращения мог выдумать только мозг бедного человека, не познавшего, что значит быть родителем и быть частью радостной и счастливой семьи. Честно, только пожалеть ее».  Судя по логике Смотрича, раз у Мейрав нет детей, она не имеет права иметь и высказывать мнение по этому вопросу. Значит, для того, чтобы быть хорошим гинекологом надо самому выносить и родить нескольких. Даже странно, почему самые лучшие гинекологи, которых я встречала – мужчины.

А если  разобраться серьезно и объективно, действительно ли Михаэли сказала такую уже несусветную глупость, или же все-таки здравое зерно в ее словах есть?

В своем выступлении Михаэли затрагивает две темы.

Идея первая — структура семьи и понятие брака, как такового.  Михаэли обвинили в том, что она стремится отменить гетеросексуальные семьи в пользу однополых. Если честно, прослушав все выступление, я не поняла, с чего пришли к такому выводу. Мне кажется, Михаэли имела в виду изменения в понятии «семья» с социологической точки зрения.

Что такое семья, в сегодняшнем социологическом понимании? Это базовая  ячейка общества, характеризующаяся, в частности, следующими признаками: добровольное вступление в брак или в брачные отношения, общий быт, стремление к рождению, социализации и воспитанию детей. Содержание понятия «семья» трансформируется вслед за социокультурным изменением обществаПод семьей также может пониматься родительская пара или один родитель как минимум с одним ребенком, а также однополые союзы.

Наше общество меняется, а с ним меняется и понятие семьи. У меня есть знакомый, совершенно гетеросексуальный холостяк, которому не повезло, он не смог встретить свою пару. Ему родила ребенка суррогатная мать и он воспитывает его в одиночку. Он и его сын считаются семьей или нет? Михаэли не призывает отменить институт семьи, она призывает принять тот факт, что сегодня семья это не только традиционные папа-мама-я, существует еще масса вариантов. Их можно отрицать, они могут не нравиться, но они есть. И их становится все больше. Посмотрите, сколько детей в русскоязычном секторе воспитываются в однополых семьях — мамой и бабушкой. Или это не семьи?

То же верно и по отношению к институту брака. Насколько я в этих вопросах старомодна и мне нравится этот институт, хочется замуж и традиционной семьи – глядя вокруг я понимаю, что возможны варианты. Можно не соглашаться, ругать Михаэли, но нельзя отрицать очевидное — гражданский брак, однополые браки, общий быт, просто совместное воспитание ребенка по контракту существуют, и никуда деваться не собираются.

Мейрав Михаэли. Photo by Miriam Alster/Flash90

Идея вторая. Михаэли сказала, что сегодня ближайшая семья ребенка является самой небезопасной для него средой, каждый пятый ребенок подвергается насилию. Но ведь это не ее домыслы, об этом говорилось в 2016 году в отчете генерального директора Комитета по защите ребенка. Михаэли просто озвучила этот факт с трибуны.

Ни для кого не секрет, что существуют родители, считающие родительские права синонимом безнаказанности, а ребенка своим имуществом, на которое не распространяются законы.

К примеру, если я решу встретить того же Смотрича и высказать свое несогласие с ним, двинув его по физиономии – скорее всего я сяду с тюрьму, под одобрительные возгласы общества, мол агрессор должен сидеть в тюрьме. Но если я решу точно так же выразить свое несогласие со своим ребенком, или научить его уму-разуму с помощью кулаков – это личное, внутреннее дело семьи. Вмешается ли государство? Это очень зависит от других взрослых, которые общаются с ребенком, и их готовности «донести» властям. А в некоторых общинах, как вы понимаете, «доносчиков» нету, и там с детьми в принципе можно делать что угодно.

К сожалению,  дети – одни из самых беззащитных слоев населения. Если родитель, человек предназначенный обеспечивать ребенку теплую и безопасную среду для взросления, по каким-то причинам отказывается или не в состоянии  брать на себя эту функцию – закон, в общем-то, практически бессилен. И если родитель вообще намеревается избавиться от ребенка –тоже.

Есть еще такая не менее ужасная тема, как родительская небрежность и халатность. И не обязательно в том смысле, что ребенка забывают помыть. Сколько раз я встречала случаи, когда ребенок не получает необходимой ему психологической помощи, потому что родители не считают ее нужной. Или же совсем вопиющие случаи, когда ребенок сереьзно говорит о самоубийстве, занимается самоувечьем, а родители отмахиваются и отказываются от психиатрической помощи под лозунгом «это подростковое, перерастет».

Еще две болезненные темы – случаи забытых детей в транспортных средствах и случаи родителей, убивающих своих детей и кончающих самоубийством. Этим детям законы не помогли остаться в живых. Я вспоминаю эти жуткие случаи не с точки зрения осуждения родителей или анализа их душевного состояния, а только в качестве примера страшной гибели детей от рук их опекунов, ближайших членов семьи, на первый взгляд, совершенно нормативной. Да, слава богу, таких случаев немного, мы можем называть их несчастными, но они есть. Да, можно сказать, что трагические случаи гибели детей были всегда, это не новость. Но это не повод их игнорировать и замалчивать. Наоборот, в свете меняющихся общественных норм, возможно, стоит начать уделять искоренению таких случаев повышенное внимание?

Можно любить или не любить Михаэли, но ее слова далеки от глупостей и извращения больного ума, как их назвал Смотрич. Темы, которые она затронула – очень болезненные, спорные, и как минимум они заслуживают того, чтобы над ними задумались, заслуживают серьезного общественного обсуждения. Не путать с осуждением.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x