Политика

Глава БАГАЦ Эстер Хают, миристр юстиции Айелет Шакед и лидер "Кулану" Моше Кахлон. Hadas Parush. Flash-90

Мечтая жить "по понятиям"

Почему Нетаниягу вдруг начал проталкивать поправку к Основному закону, дающую возможность преодолевать "вето" БАГАЦа большинством в 61 голос депутатов? Недавно в те самые злополучные для него шесть часов он подвергся такой массированной атаке справа и потерял столько потенциальных правых избирателей, что решил реабилитировать себя в их глазах, обойти справа даже Беннета и занять место у правой стенки. Чтобы никакой Смотрич даже не смог втиснуться между ним и стенкой.

Ох, тысячу раз прав Екклезиаст (он же Коэлет), сказав: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». Воистину, наша политическая жизнь идет по кругу, как осел, вращающий ворот на мельнице. Вот и снова — уже в который раз — правительство обсуждает законопроект, позволяющий обходить Высший суд справедливости — БАГАЦ. Такие законопроекты возникают каждый раз, когда БАГАЦ отменяет очередной популистский закон, противоречащий Основным законам Израиля.

Наши депутаты, как известно, в массе своей не блещут юридическим образованием. А многие из них откровенно юристов презирают. «Мы избранники народа или кто? — возмущенно восклицают битаны и амсалемы. — Мы хотим писать законы, опираясь на революционное правосознание народа». «Если нельзя, но очень хочется, то можно». И вообще, кто такие эти судьи? Их назначают, а депутатов — выбирают. Эти депутаты — глас народа и его представители!

Этот аргумент звучит уже много лет. И в каждом созыве кнессета — при правой, либо правоцентристской коалиции — всплывает какой-нибудь законопроект, позволяющий кнессету преодолеть возражения БАГАЦа, а то и просто их игнорировать. Но, одновременно, каждый раз среди лидеров коалиционных партий находится кто-нибудь здравомыслящий, понимающий, что когда страна начинает управляться не по закону, а по «понятиям», или даже по «законам, написанным по понятиям», то это однажды может ударить бумерангом. И уж точно, наносит удар по демократии. Поэтому, как правило, такой закон и до голосования в кнессете не доходит. Насколько я помню, в разные времена  такие законопроекты блокировали Томи Лапид, Ципи Ливни,  Яир Лапид,  Моше Кахлон и — внимание! — сам Биньямин Нетаниягу. Да-да, тот самый Нетаниягу, который сейчас и проталкивает так называемый «особый пункт» — поправку к Основному закону, дающую возможность преодолевать «вето» БАГАЦа большинством в 61 голос депутатов, то есть, голосами только коалиционного большиства.

Дотошные журналисты, любящие откапывать в архивах старые высказывания политиков, расходящиеся с их нынешней позицией, нашли выступление главы правительства Нетаниягу на церемонии вступления в должность председателя Верховного суда Ашера Груниса в феврале 2012 года. Вот дословная цитата из той речи: «Я верю, что сильная и независимая судебная система — это то, что позволяет демократическое существование всех других учреждений государства. Там, где нет сильной и независимой судебной системы, права не могут быть защищены. Я делаю и буду делать всё, что в моих силах, чтобы сохранить сильную и независимую судебную систему. В последние месяцы я заблокировал все законопроекты, которые угрожали независимости системы, и я буду продолжать действовать так. И каждый раз, когда на мой стол ляжет закон, который может повредить независимости израильского суда, мы удалим его».

Конечно, как я не раз цитировал Моше Даяна, «только осел никогда не меняет своего мнения». И если Нетаниягу на днях ухитрился совершить «разворот мнения» на 180 градусов всего через  шесть часов, то, тем более,  за шесть лет — почему бы и нет. И сейчас сам Нетаниягу положил на свой стол законопроект, который, если его примут, лишит БАГАЦ права браковать законы, вступающие в противоречия с Основными (фактически — конституционными) законами. Я не могу влезть в голову Нетаниягу и понять, что заставило его кардинально поменять свое мнение о соотношении сильной судебной власти и демократии. Однако, рискну предположить, что существует некая связь между шестичасовым и шестигодовым поворотами «кругом» в своем мнении. В те злополучные для него шесть часов он подвергся такой массированной атаке справа и потерял столько потенциальных правых избирателей, что решил реабилитировать себя в их глазах, обойти справа даже Беннета и занять место у правой стенки. Чтобы никакой Смотрич даже не смог втиснуться между ним и стенкой.

Защитники «особого пункта», конечно, хотят быть респектабельными. Они ссылаются на Великобританию (всегда найдется какая-нибудь подходящая страна, правда, обычно почему-то не  ссылаются на Россию, на чьи новые законы зачастую очень похожи законопроекты, предлагаемые нашими «запретителями» от коалиции в кнессете).

Да, по британским законам Верховный суд может только указать парламентариям на юридические проблемы с их законами,  чтобы те заново их взвесили, но отменить их не могут. Однако, при этом умалчивают, что депутаты британского парламента куда более профессиональнее наших популистов относятся к законодательной деятельности и не пекут законопроекты, как питы. Я лично не упомню, когда Верховный суд Великобритании в последний раз воспользовался даже этими своими урезанными правами. Потому что британские законопроекты тщательно прорабатываются юристами уже на самой первой стадии. А у нас депутаты игнорируют даже возражения юридических советников правительства и кнессета, для того и назначенными, чтобы предостерегать членов правительства и депутатов от «незаконных законов» (извините за шутливый оксюморон). Зачастую депутаты специально принимают закон, который заведомо не пройдет проверку БАГАЦем, чтобы лишний раз пнуть БАГАЦ, и громогласно заявить: вот какие мы хорошие, а БАГАЦ нам мешает такими быть. Да, иногда избранники народа принимают заведомо популистский «патриотический» (кавычки обязательны)  закон, поддерживаемый большинством народа на эмоциональном уровне. Но бывает, что кнессет принимает так называемые «коалиционные» законы (вспомним недавний закон о «шабатних магазинах», или принятый в предварительном чтении законопроект о «непризыве» харедим на военную службу), которые не поддерживают «в душе» даже многие члены коалиции, голосовавшие за них, и с которыми, по всем опросам,  не согласно подавляющее большинство израильских граждан.

Надеюсь, что новая попытка принять «особый пункт» тоже  не удастся. Во всяком случае, в том виде, в каком его проталкивают Нетаниягу, Беннет и министр юстиции с инженерным образованием Шакед. Во-первых, против такой формулировки — лидер партии «Кулану» Моше Кахлон, а в коалиционных соглашениях этой партии прописано право вето на все возможные ограничения БАГАЦа. Правда, Кахлон согласен на «точечное» ограничение прав БАГАЦа в части вопроса высылки инфильтрантов, что на мой взгляд, тоже не хорошо, но все-таки это не касается демократических свобод граждан Израиля. Во-вторых, сомневаюсь, что такой «особый пункт» поддержит юридический советник правительства. В любом случае, он не согласен с возможностью преодоления отмены закона БАГАЦем большинством в 61 голос, настаивая  на квалифицированном большинстве, как минимум, в 70 голосов.
Как будут развиваться события, мы увидим в ближайшее время. Беннет вообще настаивал на принятии закона чуть ли не аварийном порядке, но Нетаниягу решил действовать не спеша.

То есть, не очень спеша. Если бы я делал ставку в тотализаторе, я бы поставил на то, что будет принят точечный закон, касающийся высылки инфильтрантов без санкции БАГАЦа. Но при этом все равно никого принудительно не вышлют. Просто потому, что некуда.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x