Политика

Photo by Tomer Neuberg/Flash90

Не семейный советник

Несмотря на огромную и беспрецедентную публичную критику, которой он подвергается со всех сторон, Мандельблиту пока удается обходить подводные камни. А если он иногда и спотыкается об них, то это потому, что ему противостоит один из самых влиятельных политиков Израиля. Человек, обладающий способностью задавать свой тон событиям и не чурающийся никаких правовых средств, чтобы отложить судебное слушание и сделать его цирковым представлением для СМИ.

Утром 2-го октября несколько ведущих юристов и адвокатов страны вошли в зал суда министерства юстиции, расположенном на улице Салах ад-Дина  в Иерусалиме. В течение четырех дней адвокаты премьер-министра Биньямина Нетаниягу, подозреваемого в уголовных преступлениях, пытаются убедить высших чинов прокуратуры в не предъявлять обвинения Нетаниягу по «Делу 1000» и «Делу 2000», согласно которым он подозревается в мошенничестве и злоупотреблении доверием, а также по «Делу 4000» (подозрение во взяточничестве, мошенничестве и злоупотреблении доверием).

Все те годы, что прокуратура занималась расследованием действий Нетаниягу, мы слышали в ее адрес обвинения в попытках искоренить и свергнуть «правое правительство» — кодовое название, которое премьер-министру сумел с успехом, вызывающим восхищение (или ужас) закрепить за годами своего правления (будто бы правое правительство не может существовать без Биби). С другой стороны, мы слышали обвинения против «семейного советника» и «советника мафии» Мандельблита, который делает все, чтобы уничтожить материалы расследования и снять подозрения с Нетаниягу.

Но юридический советник правительства Авихай Мандельблит доказал, что наряду с попытками удовлетворить практически все запросы и прихоти премьер-министра Нетаниягу, он рассматривает обвинения против премьер-министра очень профессионально и тщательно, делая все возможное, чтобы не оставалось никаких вопросов по поводу решений, принятых в ходе расследования.

Вряд ли за всю историю Израиль прокуратура сталкивалась с подозреваемым, который подверг их такому количеству испытаний

И выходя на финишеную прямую, очень важно четко понять: хотя Нетаниягу и может тянуть резину практически до тех пор, пока она не порвется, все решения Мандельблита до сих пор касались процесса слушания, а не его основной сути — решения прокурора в конце данного пути

Все решения Мандельблита до сих пор касались процесса слушания, а не его основной сути

На самом деле Мандельблит предпочел разрешить Нетаниягу почти все, о чем он просил, и тот не сможет пожаловаться в конце процесса, что ему не давали возможности опровергнуть претензии. В то же время юридический советник ни разу не пошел на компромисс, когда доходило сути дела — самих обвинений и их тщательной проверки расширенной группой адвокатов.

Давайте начнем с большого и необычного количества юристов, привлеченных Мандельблитом: не менее 25 адвокатов приняли участие в процессе, приведшему к решению предъявить обвинительные заключения накануне слушания. Среди них была прокурор Тель-авивского округа по вопросам налогообложения и экономики, адвокат Лиат Бен-Ари со своей командой. А также заместитель юридического советника правительства, адвокат Амит Мерари со своими сотрудниками. Мандельблит подключил ее к процессу, чтобы получить еще одно профессиональное мнение после того, как Лиат Бен-Ари высказала свою точку зрения.

После решения, принятого 28 февраля, Мандельблит удовлетворил практически все запросы со стороны Нетаниягу и его команды, какими бы надуманными и популистскими они ни были. Еще в самом начале Нетаниягу попросил отложить передачу материалов расследования (что привело бы к судебному слушанию) до окончания выборов. Он утверждал, что доставка материалов обязательно приведет к утечке информации до выборов, и его просьба была удовлетворена.

Впоследствии, хотя несколько раз и было объявлено, что слушание состоится не позднее 10 июля, юридический советник согласился перенести слушание на несколько месяцев и провести его только в начале октября. Мандельблит дал свое согласие, несмотря на отсутствие сотрудничества со стороны Нетаниягу и на то, что его адвокаты не спешили забрать материалы расследования, а позже (что известно из показаний самого юридического советника правительства) отказались принять документы, когда им отправили их в порядке исключения.

В течение всего этого периода Нетаниягу вел кампанию против комиссии по выдаче разрешений при канцелярии государственного контролера, которая отказала ему в использовании внешнего финансирования для судебной защиты. Хотя отказ был прямым следствием отказа премьер-министра сотрудничать и передать необходимые документы о характере его отношений с соответствующими спонсорами и о его финансовом положении, Нетаниягу не постеснялся обвинить членов комиссии. Он утверждал, что отказ помешал ему получить надлежащую юридическую защиту, и в то же время заявил, что он не может должным образом подготовиться к слушанию, что привело к новым отсрочкам.

Неловкий запрос, который не был удовлетворен

После нескольких месяцев отсрочки и после просьбы Нетаниягу выделить дополнительное время для оценки его адвокатов, терпение юридического советника правительства подверглось самому серьезному испытанию. Когда премьер-министру дали возможность изложить свои аргументы в письменном виде, он решил предоставить бессодержательный документ, в котором отсутствовали какие-либо реальные обоснования. И несмотря на то, что в инструкциях государственного прокурора прописано наличие устного слушания в случае предоставления убедительных аргументов в письменной форме, юридический советник предпочел и на этот раз прикусить язык.

Слушание — и особенно устное — это привилегированное разбирательство и исключительное право, предоставляемое обвиняемому по его просьбе, или в случае, когда прокуратура считает, что оно имеет общественную или юридическую ценность.

Нетаниягу было предоставлено исключительное право на проведение слушания в устной форме, которое началось 2-го октября, несмотря на то, что на протяжении всего процесса премьер-министр вел себя так, что в случае с любым другим подозреваемым это привело бы к отмене разбирательства и вынесению решение прокурора на основании доказательств, доступных обвинению, даже до слушания.

Однако Мандельблит также не ожидал подобного финального аккорда, когда в канун Рош а-Шана премьер-министр выложил в социальных сетях видеоролик с призывом к прямой трансляции слушания — публичного и при открытых дверях. Нетаниягу четко понимал, что подобная просьба, не имеющая никаких юридических оснований, не будет удовлетворена. Но он проделывал подобные трюки сотни раз. Вот и на этот раз он получил волну в СМИ на эту тему и целый ряд комментаторов, выступивших против юридического советника и «власти бюрократов», которые не дали разрешение на прямую трансляцию.

Тот факт, что премьер-министр стремился превратить процесс в общественный и медийный цирк, используя свою власть для получения исключительных и прецедентных выгод, не слишком интересовал всех тех комментаторов, которые кричали «А что, им есть, что скрывать?».

На этот раз юридический советник решил положить конец действиям Нетаниягу. Мандельблит ответил ему жестким письмом, в котором отклонил запрос премьер-министра и добавил: «Лучше бы вы прислали нам правильно изложенные письменные аргументы, а не этот неловкий запрос, который не будет удовлетворен, о чем вам было прекрасно известно».

И все же за несколько часов до праздника Рош-Ашана юридический советник правительства опубликовал заявление, что он удовлетворил еще одну просьбу адвокатов Нетаниягу и распорядился о проведении четырехдневного слушания. Это прецедентное и очень необычное решение, которое дает право подозреваемыми излагать свои документы.

Самое главное решение

Вряд ли за всю историю Израиль прокуратура сталкивалась с подозреваемым, который подверг их такому количеству испытаний. Даже во времена Эхуда Ольмерта, утверждавшего, что прокуратура пытается свергнуть действующего премьер-министра, обвиняемый держался достойно, когда настал момент истины.

Тем не менее, несмотря на огромную и беспрецедентную публичную критику, которой он подвергается со всех сторон, Мандельблиту пока удается обходить подводные камни. А если он иногда и спотыкается об них, то это потому, что ему противостоит один из самых влиятельных политиков Израиля. Человек, обладающий способностью задавать свой тон событиям и не чурающийся никаких правовых средств, чтобы отложить судебное слушание и сделать его цирковым представлением для СМИ.

Мандельблит продолжает демонстрировать, что он сторонник тщательного и углубленного расследования, направленного на то, чтобы принять лучшее и наиболее юридически правильное решение, и что все его соображения до сих пор были исключительно профессиональными. Но в тот день, когда он примет окончательное решение, которое, согласно руководящим указаниям, должно быть озвучено в течение полугода после слушания, он наверняка подвергнется обвинениям со стороны обоих политических лагерей.

Будем надеяться, что самое важное решение — закрытие дела или предъявление обвинений действующему премьер-министру — будет базироваться исключительно на профессиональных соображениях. И после того, как Нетаниягу были предоставлены все возможные права, никто не сможет утверждать, что кто-то пытается свергнуть правительство.

 

*Автор является главой юридического отдела «Движения за качество государственного управления», статья отражает его личное мнение.

Оригинал публикации

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x