Гражданин мира

Толпа на Парламентской площади в Лондоне вечером 31 января 2020 года ожидает момент выхода Великобритании из ЕС. Фото: Andrew Davidson. википедия

Brexit: конец или начало?

К концу года британцы могут в полной мере ощутить реальную цену разрыва с ЕС и выхода из крупнейшей в мире зоны свободной торговли. Многое будет зависеть от того, как скоро Британии удастся заключить новые договоры о свободной торговле. И это будет непростая задача. Пока такие договоры удалось заключить только с Израилем, Марокко, Швейцарией и Южной Кореей.

В ночь с пятницы на субботу, произошло то, чего боялись, ждали и во что не верили в Европе – через три с половиной года после референдума Британия покинула-таки Евросоюз. Акт этот пока формальный, поскольку Лондон и Брюссель еще до сих пор не договорились об условиях выхода и дальнейшего сосуществования бывшего целого и его части, но пути назад уже нет. Воленс-неволенс, политикам придется договариваться.

Трудно сосчитать, сколько раз британский парламент пытался одобрить договор с ЕС, регулирующий процедуру выхода из ЕС, это был бесконечный танец по кругу. Все-таки, что ни говори, а сорок семь лет совместной жизни так просто на помойку не выбросишь. Британия и хотела, и не хотела уходить, референдум практически расколол британское общество пополам, обострив все национальные противоречия и проблемы, и разногласия в парламенте наглядно это демонстрировали. Брексит стоил стране двух досрочных выборов и двух премьеров. Но после того, как в декабре прошлого года консерваторы во главе с яростным сторонником брексита Борисом Джонсоном с большим перевесом победили на досрочных выборах в Палату общин, стало очевидно, что страна стоит наготове у выхода из ЕС – уже в шляпе и с зонтиком, осталось только отпереть дверь. И дверь была отперта – новый парламент мгновенно утвердил договор с ЕС, а затем 24 января Лондон и Брюссель подписали соглашение о выходе Британии из Евросоюза.

Борис Джонсон уверен, что брексит – это «не конец, а новое начало». «Считаю, что при всех своих сильных сторонах Евросоюз уже 50 лет развивается в направлении, которое больше не подходит для нашей страны», – заявил он в своем обращении к нации и пообещал, что день выхода страны из ЕС станет начальной точкой для национального возрождения Британии. «Наступил момент, когда мы можем по-настоящему объединиться и повысить свой уровень. Победив преступность, трансформировав Национальную службу здравоохранения, улучшив образование и используя лучшие технологии, проведя самое значительное возрождение нашей инфраструктуры с викторианских времен», – сказал премьер. Видимо, прежде главным препятствием в решении этих задач для Великобритании был именно Евросоюз.

С 1 февраля Британия лишилась представительства во всех органах Евросоюза. До конца 2020 года будет продолжаться переходный период, в рамках которого отношения Британии и ЕС не изменятся, страна будет подчиняться правилам и решениям ЕС, но уже не сможет участвовать в их принятии. Британия останется участником единого европейского рынка и продолжит пользоваться привилегиями свободного перемещения товаров, капитала, услуг и рабочей силы. В течение всего года стороны будет вести переговоры о дальнейших взаимоотношениях, и к концу года можно ожидать столкновения интересов Брюсселя и Лондона в вопросе заключения торгового соглашения. Выйдя из ЕС, Лондон все же рассчитывает на то, что он будет иметь те же права на европейский рынок, что и прежде, однако у Брюсселя другая точка зрения. Он настроен в этом вопросе очень жестко, поскольку опасается недобросовестной конкуренции со стороны британских товаропроизводителей, поддерживаемых бюджетными субсидиями и налоговыми льготами. Так что к концу года британцы могут в полной мере ощутить реальную цену разрыва с ЕС и выхода из крупнейшей в мире зоны свободной торговли. Многое будет зависеть от того, как скоро Британии удастся заключить новые договоры о свободной торговле. И это будет непростая задача. Пока такие договоры удалось заключить только с Израилем, Марокко, Швейцарией и Южной Кореей.

Помимо введения импортных пошлин для британских товаров Британию ждут и другие проблемы, в том числе и такая, как закрытие рынка для дешевой рабочей силы из стран Восточной Европы. Только в системе здравоохранения Великобритании, по оценкам экспертов, работают 43 тысячи медсестер из континентальной Европы, т.е. в ближайшем будущем британское здравоохранение, в котором сегодня и так более чем достаточно проблем, столкнется с серьезным дефицитом младшего медицинского персонала. Подобные проблемы возникнут и в других отраслях экономики. С момента референдума по брекситу британская экономика уже потеряла более 130 миллиардов фунтов стерлингов в виде недополученных инвестиций и снижения потребительских расходов, и дальше страну ожидает замедление темпов экономического роста и рост инфляции. Помимо торгового соглашения, стране придется договариваться с ЕС еще по 10 направлениям, включая сферу безопасности. Если соглашение не будет достигнуто, Британию ожидает «жесткий» сценарий выхода в виде введения тарифов ВТО и разрыва связей между Британией и континентальной Европой.

Брексит вновь вернул на повестку дня проблему независимости Шотландии. На последних выборах Шотландская партия, лидером которой является глава правительства шотландской автономии Никола Стерджен, усилила свои позиции в парламенте, получив тринадцать дополнительных мест, и Стерджен считает, что это дает ей право поднять вопрос о независимости. Предметом спора между Эдинбургом и Лондоном являются два референдума – на первом, в 2014 году, 55% шотландцев проголосовали за то, чтобы остаться в Соединенном Королевстве, на втором, в 2016 году, 62% проголосовали против брексита. По мнению Стерджен, результаты второго референдума фактически аннулировали результаты первого, и теперь референдум о независимости должен быть проведен заново. В ответ на официальный запрос Борис Джонсон отказался передать шотландскому законодательному собранию полномочия по проведению референдума, но лидер шотландских сепаратистов утверждает, что Англия с Уэльсом насильно вырывают Шотландию из ЕС и продолжает настаивать на том, что Шотландия вскоре вернется в ЕС в статусе независимого государства. Правда при этом она обещает действовать строго в рамках закона, а для этого согласие на референдум должны дать обе палаты британского парламента, что в нынешней ситуации маловероятно. Пока же в городах Шотландии прошли митинги и шествия против брексита, а над зданиями шотландского правительства и парламента в Эдинбурге по-прежнему поднят европейский флаг.

Не все просто и с Северной Ирландией. Камнем преткновения между Брюсселем и Лондоном был режим границы между Северной Ирландией, которая является частью Соединенного Королевства, и членом ЕС Ирландией. Лондон опасался, что установление фактической границы между ними вновь приведет к всплеску ирландского сепаратизма, и Белфаст может выйти из его подчинения (кстати, в 2016 году Северная Ирландия проголосовала против брексита: 56% против 44%). В итоге, согласно так называемому «ирландскому протоколу», границы между Ирландской республикой и британской Северной Ирландией не будет. Зато теперь возникнет фактическая граница по морю между Северной Ирландией и остальной Британией, и как это будет работать, похоже, еще не очень понимают и в самой Британии.

Пока Британия ликует и пьет за брексит, но станет ли он «началом новой эры» или страну ждет тяжелое похмелье, мы увидим уже скоро.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x