Политика

Ципи Ливни. Фото: Yonatan Syndel. Flash-90

Одиночество Ципи Ливни

Тема политического урегулирования исчезла из избирательной кампании. Длительная делегитимация любой идеи мира с палестинцами со стороны правого лагеря подтолкнула левоцентристов сосредоточиться на социальных акциях протеста. Комплексная атака на демократическую структуру в суверенном государстве Израиль побудила левоцентристов задуматься о своей защите. Разговор о прекращении оккупации и мирном соглашении с палестинцами отошел на задний план.

В разгар скандала вокруг публичного унижения, которому Ави Габай подверг Ципи Ливни, все практически упустили из вида один момент, о котором можно сказать сейчас. После распада сионистского лагеря «А-Тнуа» осталась едва ли не единственной партией в левоцентристском лагере, сделавшей разрешение палестино-израильского конфликта центральной темой предвыборной кампании. Разумеется, «Мерец» тоже поддерживает идею двух государств и прекращение оккупации. Как и «Общий список», со всеми входящими в него партиями. Но у этих двух фракций есть множество других тем на повестке дня. От проблем религии и государства до социальной справедливости и государства для всех граждан. Не говоря уже о партиях «Авода» и «Еш Атид», которые в своих программах практически не уделяют внимания политическому урегулированию конфликта с палестинцами. О Бени Ганце вообще нечего сказать в этом контексте. Скорее всего, у него есть позиция по этому вопросу, но мы не знаем, какова она.

1.01, 2019. Фото: Yonatan Sindel/Flash90

Для партии «А-Тнуа» урегулирование отношений с палестинцами — политическое удостоверение личности, ее единственная политическая цель. Это кажется еще более странным, потому что не только Ливни пришла из «Ликуда». Даже Йоэль Хасон, самый близкий к Ливни политический деятель и второй номер в «А-Тнуа», начал свою политическую карьеру в качестве председателя молодежного крыла «Ликуда». По иронии судьбы это продолжение того, что Жаботинский называл идеологией «Только одно знамя». В отличие от исторического движения «Авода», выросшего одновременно на идеях социализма и сионизма, у  ревизионистов был только один флаг — политический, «идеал создания еврейского государства», как написано на сайте Института Жаботинского.

Возможно, из-за своего прошлого в движении «Бейтар» Ливни придерживается практически исключительно политической повестки дня, отодвигая на второй план вопросы религии, государства или коррупции. Она несомненно скажет, что она также верна идеям Жаботинского о создании еврейского государства. Надо полагать, именно поэтому она настаивает на признании палестинцами Израиля как еврейского государства. Но в то же время, похоже, Ливни убеждена, что для существования еврейского государства необходимо заключить мирное соглашение с палестинцами. И нужно сказать, что с годами ее убеждение, по-видимому, не ослабевает, а только укрепляется, в отличие от убеждений многих других лидеров левоцентристов.

Это не значит, что Ципи Ливни — «женщина мира». Это далеко не так. Она была министром иностранных дел во время Второй ливанской войны и операции «Литой свинец», а также — министром юстиции во время операции «Нерушимая скала». Мы не слышали, чтобы она возражала против израильских бомбардировок, которые привели к гибели тысяч мирных жителей в Газе и Ливане. И однозначное требование к палестинцам признать Израиль еврейским государством, выдвинутое Ливни на переговорах при правительстве Ольмерта, стало практически непреодолимым препятствием на пути к урегулированию конфликта. Не говоря уже о том, какой посыл это транслирует 1,5 миллионам палестинских граждан Израиля, которые не могут идентифицировать себя с таким государством.

Не левый и не правый

Тем не менее, интересно понять, почему тема политического урегулирования с палестинцами практически отсутствует в нынешней избирательной кампании. Есть несколько объяснений. Нет сомнений в том, что большую роль сыграла идея «Для достижения мира нет партнера», которую Эхуд Барак выдвинул почти 20 лет назад после провала саммита в Кэмп-Дэвиде. До этого в течение многих лет процесс политического урегулирования был главным постулатом партии «Авода» и ее партии-спутника — «Мерец». Под этим знаменем работали правительства, возглавляемые партией«Авода», под руководством Шимона Переса, Ицхака Рабина и снова Переса.

Эхуд Барак прервал эту традицию. Независимо от того, был ли он прав или нет, говоря, что у нас нет партнера (а он был совершенно не прав, по моему мнению), это восприятие все еще очень сильно резонирует в левом центре. Поскольку Барак продолжает отстаивать эту идею, а многие по-прежнему считают его будущим лидером этого лагеря, мы можем наблюдать, насколько глубоко проникла эта мысль в умы людей. Даже тоска по Ариэлю Шарону, отцу одностороннего ухода из Газы, является частью того же эмоционально-политического процесса. Кампания «Командующие за безопасность Израиля», призывающая к «разводу с палестинцами», отражает те же идеи. Сейчас у нас нет собеседников серди палестинцев, так что давайте сами найдем способ определить нашу судьбу.

Вторым аспектом является длительная делегитимация любой идеи мира с палестинцами со стороны правого лагеря. Со времен бурных демонстраций против соглашений в Осло, в период первой каденции Биньямина Нетаниягу и, безусловно, при трех правительствах, непрерывно возглавляемых Нетаниягу, сам факт разговора о правах палестинцев стал «подрывным актом против государства». Вторая интифада с террористами-самоубийцами безусловно подлила масла в огонь. Любому, кто говорил о необходимости достичь соглашения с палестинцами или даже просто вступить с ними в переговоры, практически автоматически отвечали, что это будет разговор с убийцами. Систематические нападения на правозащитные организации типа «Бецелем», «Шоврей-штика», «Ееш дин» являются частью систематической делегитимации.

Похоже, что одним из способов левоцентристов ответить на систематические нападки, выставляющие их людей предателями, стал выбор других тем для повестки дня. Не отменяя силу и честность социального протеста в 2011 году или гневных выступлений против предполагаемой коррупции Нетаниягу или против «газового соглашения», нельзя не признать, что это более удобное поле для протеста левоцентристов. Не случайно один из лозунгов протестующих — «Наш протест не левый и не правый». Поскольку требования социального протеста — увеличение бюджета на социальное обеспечение, увеличение государственных субсидий и тому подобное — не могут не восприниматься идеями левонастроенной части общества, единственным смыслом этого лозунга является попытка заявить, что мы, демонстранты, ни в коем случаен не принадлежим к левым, которые хотят соглашения с палестинцами.

С годами выросла уверенность в том, что для существования еврейского государства необходима договоренность с палестинцами. Возможно, пришло время спросить,  связана ли все еще с реальностью идея разделения Израиля и палестинцев. Депутат Кнессета Ципи Ливни на собрании фракции сионистского лагеря в ноябре .Фото: Мирьям Эльстер/ Flash 90)

Третьим явлением, значительно набравшим обороты при последнем правительстве, стали нападки на судебную систему, правоохранительную систему и особенно на палестинское меньшинство в Израиле. Возможно, не существует прямой связи между потоком консервативных судей, назначенных Айелет Шакед, с одной стороны, дикими нападками на правоохранительные органы во время допроса Нетаниягу, с другой стороны, изгнанием и задержанием международных активистов, связанных с BDS, с третьей стороны, и законом о гражданстве, с четвертой (и я, конечно, забыл еще несколько моментов), но все они воспринимаются как комплексная атака на демократическую структуру в суверенном государстве Израиль. Эти нападки, преднамеренно или нет, побудили левоцентристов задуматься о своей защите. Разговор о прекращении оккупации и мирном соглашении с палестинцами отошел на задний план.

Поэтому грубое изгнание Ципи Ливни в прямом эфире может быть истолковано как преднамеренный шаг Габая, решившего избавиться от негативного балласта, которым теперь воспринимается стремление к политическому урегулированию с палестинцами. По мнению политических обозревателей, возможно, что без Ливни Габай будет выше оценен Бени Ганцем. В этом смысле Ципи Ливни и ее «А-Тнуа» напоминают реликтового динозавра из исчезающего мира. Мы должны ценить ее за преданность идеям. Но в то же время и она, и последние приверженцы политического урегулирования должны посмотреть в зеркало и спросить себя, связана ли с реальностью сама идея разделения на два государства: израильских евреев здесь (палестинцы в Израиле не учитываются в этом уравнении) и палестинцев там. Не пора ли всем, кто поддерживает окончание оккупации, а таких людей не так уж и мало, искать новый язык и новые идеи, совместимые с сегодняшней реальностью.

Тот факт, что Ципи Ливни может завершить политическую карьеру на предстоящих выборах, не означает, что израильская общественность больше не заинтересована в прекращении конфликта с палестинцами. Во всех опросах этот вопрос стоит на одном из первых мест. Это означает, что необходимо найти новые слова для борьбы за прекращение оккупации, а также за гражданское и политическое равенство между двумя народами.

Оригинал статьи на сайте Сиха мекомит

*Мнения автора могут не совпадать с позицией редакции

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x