Арабский мир

Фото: кадр видео

Ливан ликует

Правительство, перепуганное массовостью протеста, утвердило программу мер по стабилизации экономики. Антикризисная программа Саада Харири включала увеличение налогов на доходы банков и страховых компаний, сокращение вдвое зарплат министров и депутатов, отказ от принятых ранее решений по сокращению социальных выплат и пенсий для госслужащих и так далее. Но участники манифестации в центре Бейрута назвали эти меры недостаточными и запоздавшими. «Ложь, ложь, ложь и снова ложь, – говорили они. – Они правят нами так долго, что если бы они действительно хотели сделать то, что сейчас обещают, они бы уже давно это сделали».

Уже две недели в Ливане продолжаются массовые акции протеста. Поводом к их началу послужило решение правительства ввести налог на звонки через приложение WhatsApp и другие мессенджеры в размере 6 долларов в месяц. Идея о введении налога принадлежала министру телекоммуникаций Мухаммеду Шукиру – ожидалось, что это принесет в бюджет до 200 млн долларов в год. В правительстве объясняли, что эта мера необходима, чтобы справиться с финансовым кризисом и получить помощь от международных кредиторов.

Конечно, мессенджерами дело не ограничивалось. Кабинет министров планировал также ввести налог на табачную продукцию (около 1,3 доллара за импортные сигареты, 0,5 долларов – за местные) и увеличить НДС до 15% к 2022 году. И, возможно, все бы получилось, только вот пользователей WhatsApp трогать не стоило. Эти 6 долларов слишком дорого обошлись премьер-министру коалиционного правительства Ливана Сааду Харири. Для страны, экономика которой давно уже находится в кризисном состоянии, налог на WhatsApp сыграл роль зажженной спички, неосторожно брошенной в бочку с порохом.

На следующий же день с протестом против политики правительства Харири на улицы Бейрута вышли десятки тысяч людей. Это неожиданная активность ранее все безропотно сносившего населения так перепугала кабинет, что в эту же ночь Шукир отыграл назад, объявив об отмене налога на мессенджеры, однако, было уже поздно – лавину народного гнева было уже не остановить. Люди начали требовать реформ.

Ливанская экономика давно находится в тяжелом состоянии. Госдолг Ливана достиг почти 90 млрд долларов, что соответствует 150% ВВП страны. Дефицит бюджета составляет 11% ВВП. По оценке Всемирного банка, более четверти населения страны живет за чертой бедности. В банковском секторе наблюдается валютный дефицит, ограничена выдача валюты и повышен процент комиссии при обмене, что серьезно затрудняет работу многих компаний и предприятий, ведущих расчеты в долларах. Безработица среди молодежи достигает почти 40%. В стране отвратительно функционируют коммунальные службы, что привело к так называемому «мусорному кризису» (и, хотя считается, что для Ближнего Востока это обычная ситуация, та же проблема годом ранее вывела на улицы жителей Ирака). Состояние экономики усугубляет и тот факт, что страна приняла около 1,5 млн беженцев из Сирии. Не говоря уже о коррупции, которая является глобальной проблемой для всех без исключения ближневосточных стран.

Первые протесты в Ливане прошли в апреле-мае, они были организованы профсоюзами после того, как правительство заложило в бюджет 2019 финансового года сокращение зарплат и социальных выплат госслужащим и отставным военным. Правительство вынуждено было принять компромиссные поправки, чтобы успокоить профсоюзы, забастовки прекратились, но недовольство экономическими мерами правительства Харири продолжало тлеть, и этот огонь рано или поздно должен был где-то прорваться.

В 2018 году на международной конференции Париж-4 («Кедр») страны-доноры пообещали выделить Ливану более 11 млрд долларов в качестве льготных кредитов и безвозмездных субсидий на программу стабилизации экономики и крупных инфраструктурных проектов. Но для этого страна должна была выполнить ряд требований. В частности – по итогам 2019 года сократить бюджетный дефицит с 11 до 7,5%. Чтобы добиться этой цели, правительство в сентябре нынешнего года ввело в национальной экономике режим чрезвычайного положения. Харири призвал все партии, входящие в коалиционный кабинет, обеспечить строгое соблюдение статей бюджета на 2019 год. По его мнению, это должно было позволить Ливану избежать кризиса, подобного греческому. «Мы не хотим, чтобы это случилось с нами. Поэтому мы принимаем меры для спасения страны», – объяснял он. Предложенные правительством налоговые изменения в бюджете на 2020 год также должны были послужить этим целям, но у населения, задавленного экономическим кризисом и уставшего терпеть правительственные эксперименты, оказалась другая точка зрения на сей счет.

В воскресенье, 20 октября, в антиправительственных демонстрациях, которые прошли в Бейруте и шести других городах, приняли участие уже 1,5 млн человек (а это, ни много ни мало – четверть населения страны). Участники акции приняли воззвание, в котором отвергли антикризисный план правительства Харири, потребовали отставки кабинета и проведения досрочных выборов. Манифестанты обвиняли правительство в коррупции и «политическом ожирении» элит, которые за 30 лет после окончания гражданской войны так и не смогли улучшить жизнь людей. О поддержке массовых акций протеста заявила также Всеобщая конфедерация трудящихся Ливана – в стране началась всеобщая забастовка, закрылись все госучреждения, магазины и торговые центры, банки, школы и университеты, прекратил работу общественный транспорт. Демонстранты перекрыли горящими покрышками дороги, связывающие Бейрут с южными и северными районами страны, а также стратегическое шоссе в Дамаск, разбивали палаточные лагеря прямо на проезжей части. Начались столкновения с полицией, для разгона протестующих силы безопасности Ливана применили слезоточивый газ и резиновые дубинки.

На четвертый день протеста правительство, перепуганное массовостью протеста, утвердило программу мер по стабилизации экономики и проект дефицитного государственного бюджета на 2020 финансовый год. Антикризисная программа Саада Харири включала увеличение налогов на доходы банков и страховых компаний, сокращение вдвое зарплат министров и депутатов, приватизацию ряда крупных компаний и отказ от принятых ранее решений по сокращению социальных выплат и пенсий для госслужащих. Но участники манифестации в центре Бейрута назвали эти меры недостаточными и запоздавшими. «Ложь, ложь, ложь и снова ложь, – говорили они. – Если бы собирался дождь, мы бы сначала увидели облака. Они правят нами так долго, что если бы они действительно хотели сделать то, что сейчас обещают, они бы уже давно это сделали».

Антиправительственные акции не утихают уже две недели и носят самый массовый характер за всю историю страны – ежедневно в них принимает участие до четверти населения страны. Важная их особенность заключается в том, что они носят внеконфессиональный характер – протесты охватили все крупные города, все районы страны, независимо от того, проживают там шииты, сунниты или христиане. Это отметил даже Саад Харири. «Вы поставили ливанскую национальную идентичность выше всех конфессиональных и религиозных разделений, и это самая большая национальная победа», – заявил он, обращаясь к протестующим. Тем не менее, по сообщениям Ливанского общества Красного Креста, в ходе столкновения протестующих со стражами порядка уже пострадали более 70 человек, 23 из них были доставлены в больницы (правда, для столь массовых протестов эти цифры можно считать незначительными). Против демонстрантов выступают также активисты «Хизбалла» – они уже несколько раз нападали на протестующих и громили их палаточные лагеря. Но в этих случаях полиция и армия выступили на стороне митингующих, стянув дополнительные силы к месту беспорядков и взяв ситуацию под контроль. Однако, это не помешало лидеру «Хизбаллы» Хасану Насралле заявить о том, что протесты – это дело рук внешних сил, которые надеются посеять хаос в Ливане и воспользоваться этой ситуацией.

У Насраллы есть все причины для недовольства. До недавнего времени «Хизбалла» пользовалась поддержкой всех ливанских шиитов, то есть почти 40% населения страны, но сегодня в протестах принимают участие сотни тысяч шиитов, и после его окриков никто из них не ушел с улиц. Решение социальных проблем оказалось для них важнее, чем идеологические установки лидера «Хизбаллы», а это для него опасный сигнал. Кроме того, улица требует отставки всего кабинета и внеочередных выборов, а это означает, что свои места потеряют и сидящие во власти люди «Хизбаллы».

«Внешняя» от «Хизбаллы» сила – народ Ливана – все же добилась своего. Премьер-министр Саад Харири признал, что в своих попытках разрешить кризис он зашел в тупик, и объявил о своем намерении подать прошение об отставке президенту страны Мишелю Ауну. «Чтобы справиться с кризисом, нужна шоковая терапия», – заявил побежденный премьер. Сегодня Ливан ликует, празднуя победу. Он пока еще не представляет, какой будет эта «шоковая терапия».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x