Арабский мир

Иллюстрация: википедия

Ливан и Ирак: люди делают революцию

С каждым прошедшим днём население арабских стран отдаляется от его правящих элит на световые годы. Эти элиты живут в мире, который они не понимают, но они уже не решаются задействовать армию против гражданского населения. Им остаётся лишь пассивно наблюдать, а граждане не прекратят бороться за свои интересы.

Каждый, у кого есть голова на плечах, понимает, что арабские народы, в особенности – молодое поколение, совершающее революции, вступили в новую эпоху. На улицах и площадях арабских городов они учатся чётко формулировать принципы нового мира, который они хотят построить. Ненасильственные акции протеста доказывают глубину произошедших перемен: они отражаются на поведении людей, на их отношениях друг с другом и на новом языке, на котором они выражают свои требования – языке свободы.

Молодые парни и девушки воодушевлены, они видят будущее, своих близких и самих себя в самом оптимистичном свете. Религия, государство, самоидентификация, отношения между полами, роль женщины и её положение в обществе, город и общественное пространство, ближайшее окружение и весь мир – ко всем этим понятиям молодое поколение в арабских странах относится совершенно по-другому, чем его родители и правящие элиты! Исследователям, наблюдающим за происходящими процессами со стороны или на экранах телевизоров, становится ясно, что буквально на наших глазах, в борьбе против лицемерия и фальши, рождается современное общество, в котором взаимоотношения между людьми свободные и открытые.

Ежедневные демонстрации и манифестации привели к революционным переменам, коснувшимся всех сфер жизнедеятельности: взаимоотношений внутри общества, взаимоотношений между обществом и государством, правящими элитами, взаимоотношений между членами общества и между человеком и окружающим его миром. Народ вновь с воодушевлением обрёл отечество и гражданский дух, который раньше подавлялся сверху. В прошлые годы главной, если не единственной мечтой арабской молодёжи была эмиграция и обеспеченная жизнь за границей. Это был единственный способ спастись от отчаяния и жалкой смерти, поскольку на родине правящий режим и коррумпированные политические элиты блокировали горизонты для личности.

Сейчас же ситуация в корне изменилась. Исчезла атмосфера отчаянья, безысходности и пессимизма. Произошедшие перемены коснулись и общественной жизни. За годы тирании и коррупции в обществе воцарились страх и ксенофобия, но в последнее время арабское общество научилось признавать инакомыслящих и вести с ними диалог. На протяжении долгих лет общество, изо всех сил державшееся за  идею глобализации, открывает для себя  национальную самоидентификацию. Народы заново познают свою культуру, искусство, литературу и философию, и с радостью окунаются в политическую жизнь.

Суть происходящей революции не только в отстранении от власти старых правящих элит. В арабском мире – сейчас в Ираке и Ливане, раньше – в Алжире, Судане, Сирии, Йемене и Тунисе – революция стала плавильным котлом, породившим новый и единый народ.  В прошлые годы силы, стоявшие у власти в арабских странах, не допускали какого-либо участия народных масс в управлении государством. К народу не принято было относиться серьёзно, он нужен был лишь для удовлетворения личных потребностей верхушки.

Сегодня ситуация изменилась кардинальным образом: плавильный котёл революции  породил новую, активную силу, обладающую  волей в борьбе за достижение её целей.  Народы арабских стран стали суверенами, именно они устанавливают сейчас режимы и назначают правительства. Эта динамика привела к падению старых правивших режимов, а, вместе с их падением, обрушился и старый общественный миропорядок. Соответственно, новый порядок установился во всех сферах жизни – гражданской, политической, классовой и этнической. Старый мир рухнул и больше никогда не возродится. Жребий уже брошен, и уже не суть важно, какие именно события произойдут в ближайшие недели или месяцы, будь то в Ливане, Ираке или других арабских странах..

С другой стороны, старые элиты и представляющее их интересы политическое руководство всё ещё живут в старом мире. Для того, чтобы умерить общественное возмущение они предлагают оскорбительные «компромиссы»: например, замена тех или иных деятелей в руководстве, обещания провести в будущем реформы. Всё это выглядит, как брошенная голодным кость. Такого рода действия лишены какого бы то либо смысла, потому, что они предпринимаются единственно с целью предоставить элитам ещё одну попытку заручиться поддержкой общества. Но шансов на это нет. С каждым днём общественность отдаляется от правящих элит на световые годы. Она уже находится на таких высотах, о которых элиты не могут и помыслить, не говоря уже о том, чтобы попасть туда. Эти элиты не в состоянии понять, что с ними происходит. Возможно, они не могут или не хотят осознать, что свою историческую роль они выполнили, и теперь им осталось только уйти со сцены. Общественность не остановится на достигнутом, и продолжит начатое.

Правящие элиты и политические деятели потерпели такое поражение, от которого они уже не оправятся. Они понимают, что, в отличие от режимов, базировавшихся на геноциде, как было в Сирии, их пространство для политического манёвра довольно узкое.  Они опасаются объявить своим народам войну и отдают себе отчёт в том, что применение силы к демонстрантам уже не вернёт народ на его прежнее место в старом миропорядке, но вернётся им бумерангом. Деятели правящих режимов, даже самые глупые и расистские из них, такие, что называли протестующих «невеждами» и «безграмотными фанатиками», не осмелятся теперь прибегнуть к помощи армии, полиции или разного рода специалистов, присланных их заграничными патронами. Такому больше не быть, потому, что требование народов о выводе иностранных воинских формирований прозвучало ещё громче, чем призывы к внутренним реформам.

Чего только не перепробовали правящие режимы! Они надеялись, что им поможет рост влияния Ирана в регионе, они обвиняли демонстрантов в том, что их используют иностранные заговорщики и вешали на них ярлыки религиозных фанатиков, панарабистов и этнических сепаратистов. Правительства даже пытались связать протестующие народные массы с террористическими организациями. И всё это делалось для того, чтобы ошельмовать их, лишить протесты легитимности и оправдать нежелание власти вести конструктивный диалог с народом. К счастью, все эти усилия не только не помогли правящим режимам скрыть свою агрессивную сущность, но и в изрядной степени ухудшили их положение.

Правительства в ряде случаев намеревались применить силу к демонстрантам, но поставленные цели не были достигнуты. Они пытались очернить протесты и делали всяческие намёки, но ничего не добились. Все эти попытки только добавляют позора всей старой политической системе. Они свидетельствуют о её полном моральном и политическом банкротстве. Сейчас эти режимы немощны и не могут ни отомстить, ни выместить ярость на жертвах.  Сирия преподнесла урок: режим, который с пренебрежением относится к своему народу, ущемляет его права и пытается подавить его волю к свободе насильственными методами – в конечном итоге, предпочтёт интересы других стран интересам своего народа, пожертвует суверенитетом страны и разрушит её до такой степени, что жизнь в ней станет невозможна. Сирия показала нам всем, что правитель не может победить свой народ. Подобная «победа» означала бы уничтожение народа и родины и приглашение иностранных завоевателей.

Вариант силового подавления гражданских протестов снят с повестки дня. Если старые элиты хотят сохранить что-то из того, чем они владеют, не разрушая при этом страну, они могут сделать только одно: признать факт случившихся перемен и освободить место для нового режима и новых элит, которые будут выполнять волю народа и строить новое будущее. Но старые элиты отказались идти на компромисс и двигаться вперёд, и этим они подписали себе смертный приговор.

Они закостенели, и вся политическая система вокруг них закостенела в идейном и практическом смысле. Политическая система в арабских странах привязана к партийному истеблишменту и фигурам из далёкого прошлого, которые ничего не значат для нового поколения граждан. Другими словами, старые элиты превратились в труп, командующий живыми людьми и мешающий им жить.

После Великой Французской революции были такие, кто говорил: «революция пожирает своих детей». Но череда революций «арабской весны» доказали прямо противоположное: то, что произошло на площадях столиц арабских государств, свидетельствует о том, что революции создают новых людей и дают им жизнь. В прошлые годы связь между правящими элитами и народом напоминала взаимоотношения волков и овец. Государство со всеми его службами помогало волкам делить между собой добычу и относиться в «овцам» так, как заведено в природе: с холодной жестокостью хищников. Так власть действовала в прошлом – разобщая и морально дезориентируя народ. Теперь же революции создают общество заново и вдыхают в него новую жизнь. Преступления старых элит вернулись к ним бумерангом: страх, которым они сковали общество, породил такую силу народной воли, перед которой невозможно устоять, которая сильнее любого оружия. Всё поменялось местами.

Политические деятели из старого истеблишмента надеются выиграть время. Они рассчитывают, что народ устанет или его остановит угроза массовых открытых или тайных репрессий. Они ошиблись и проиграли эту войну. Когда человек мобилизует все силы на борьбу за свою надежду и мечту, за то, что является аналогом религии или идеологии, то такие вещи, как жизнь или время уже не имеют для него значения. Именно такой стала революция, происходящая на наших глазах. Она оказалась успешнее, чем могли себе представить самые большие оптимисты. Правда, старые элиты пытаются затормозить исторические достижения общества. Скоро они убедятся, что такая позиция только углубляет пропасть между угасающим прошлым и зарождающимся будущим. Этот переходный период предоставляет возможность размышлять о новой реальности, о накопленном опыте и планах на будущее. Вся общественность учится моральным ценностям, важности принципов, политической активности и гражданской ответственности – всему тому, без чего общественная жизнь не может существовать.

Старая эпоха закончилась и никогда больше не вернётся.

Профессор Бурхан Гальюн — политолог и сирийский писатель. Живёт в Париже. В прошлом был председателем организации «Сирийский национальный совет», боровшейся с правлением президента Асада.

Статья была опубликована на веб-сайте «Аль-Араб аль-Джадид» 

Оригинал статьи на сайте «Ха-форум ле-хашива эзрахит»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x