Политика

Нетаниягу и Либерман в лучшие времена. Photo by Hadas Parush/FLASH90

Гордо реет НДИ

Целью Либермана в политике является  кресло премьер-министра. Все другие высоты в политике он уже занимал, включая самые престижные министерские посты. Но при израильской системе выборов, когда премьер-министра выбирают не прямым голосованием, у руководителя скромной секториальной партии нет шансов заполучить вожделенное кресло обычным путем. Ему президент никогда не вручит мандат на формирование правительства. Зато в роли исполняющего обязанности премьер-министра, особенно учитывая судебные проблемы Нетаниягу, шансы на занятие премьерского поста резко возрастают.

Авигдор Либерман находится на политической арене уже достаточно долго для того, чтобы мы выработали привычку весьма подозрительно относиться к чистоте его идеологических намерений. И его демарш после апрельских выборов 2019 года, не позволивший Нетаниягу сформировать правительство, менее всего может быть заподозрен в принципиальных идеологических предпосылках. Никто не знает, какими будут результаты выборов, которые состоятся 17 сентября этого года, но уже сейчас в опросах можно наблюдать ощутимый результат демаршевой тактики Либермана. Из партии, которая на прошлых выборах боролась за существование и с трудом набрала пять мандатов, НДИ в опросах как минимум удвоила свою политическую силу. И самое главное — НДИ стало противовесом между блоками, ведущими борьбу на выборах. Из опроса к опросу повторяется одна и та же картина — право-религиозный блок партий набирает 53-55 мандатов, центристко-левый примерно столько же, и между ними гордо реет НДИ с 10-11 мандатами.

Много лет Либерман работал на то, чтобы создать идеологическую платформу, которую трудно определить одним четким словом, таким образом втиснув ее в привычные «право-лево» дефиниции. С одной стороны, Либермана можно однозначно назвать правым политиком. Он носитель правой идеологии, местами даже радикально правой, особенно в вопросах, касающихся израильских арабов. С другой стороны, он не против разделения Эрец Исраэль, даже готов, по его собственным словам, ради настоящего мира демонтировать свое поселение Нокдим. Во времена попытки Обамы достичь мирного договора между Израилем и палестинцами вашингтонская администрация настойчиво обхаживала Либермана, тогда министра иностранных дел, так как он, в отличие от Нетаниягу, подавал американцем сигналы, свидетельствовавшие о желании продвигаться к договору. На это еще и накладывается то, что нынешняя правая повестка дня противоречит в некоторых ключевых вопросах устремлениям и желаниям многих представителей традиционного русскоязычного электората Либермана. Таким образом, Либерман находится в идеальной выигрышной позиции между правыми, центристами и левыми, имея и достаточно пространства для маневра, и большое политическое умение, накопленное за многие годы в высших эшелонах политики. При этом он разработал отточенную технику выдвижения громких лозунгов, при очень невысоком КПД их воплощения в жизнь.

В данный момент, если исходить из того, что результаты выборов будут напоминать результаты опросов, и учитывая клятвенные обещания руководителей партий, мы имеем полностью патовую ситуацию, которая неизбежно создастся после выборов. «Кахоль Лаван» и «Авода-Гешер» не готовы находиться в одном правительстве с «Ликудом», если во главе его стоит Нетаниягу, а тот ни при каком сценарии не готов сам покинуть пост руководителя партии. При этом Либерман не готов сидеть в одном правительстве с религиозными партиями, вместе с «Ликудом» составляющие правый блок.

Это тупик. При таких исходных данных, если все сдержат свое обещания и не будет дезертирства партий, выступающих под флагом «только не Биби», в сторону правого блока, и если Нетаниягу снова получит первым мандат на формирование правительства — оно не будет создано.  Если Нетаниягу не вернет мандат президенту, Израиль снова окажется перед перспективой новых выборов. Так как в данный момент это кажется полным абсурдом, я исхожу из установки, что Биби приложит все усилия для создания правительства.

И в создавшемся положении Либерман вполне может вытребовать у него большую цену за вхождение в правительство. Включая и согласие на занятие должности исполняющего обязанности премьер-министра, а также установление ротации на премьерском посту.

Целью Либермана в политике является  кресло премьер-министра. Все другие высоты в политике он уже занимал, включая самые престижные министерские посты. Но при израильской системе выборов, когда премьер-министра выбирают не прямым голосованием, у руководителя скромной секториальной партии нет шансов заполучить вожделенное кресло обычным путем. Ему президент никогда не вручит мандат на формирование правительства. Зато в роли исполняющего обязанности премьер-министра, особенно учитывая судебные проблемы премьер-министра, шансы на занятие премьерского поста резко возрастают. Обещание ротации его еще больше может увеличить, хотя во многом это обещание является очень легко нарушаемым, ведь премьер-министр всегда может инициировать парламенстский кризис, и распустить Кнессет, назначив новые выборы как раз перед тем, как он должен был передать жезл управления следующему в очереди в соответствии с соглашением о ротации. Особенно если речь идет о Биби, главном политическом израильском гроссмейстере, насчет которого всегда можно быть уверенным в том, что он никому не даст просто так себя переиграть.

Но даже учитывая все это, Либерман хотя бы получит шанс претендовать на премьерское кресло. Шанс, которого у него просто нет в роли руководителя НДИ. Захват Либерманом власти в «Ликуде» или превращение НДИ в главную партию на правом или даже центристском фланге — ускользающе мал, требует для своего воплощения слишком много усилий, слишком много удачных для Либермана совпадений, слишком зависит от других участников политической игры, поэтому логично предположить, что Либерман будет стремиться использовать открывшиеся перед ним после назначения новых выборов возможности прямо сейчас. И Нетаниягу сейчас будет очень гибок в стремлении сформировать правительство, ибо его очень сильно пугает перспектива оказаться в оппозиции, практически наедине с серьезными обвинительными заключениями.

Существует также определенная вероятность того, что Либерман твердо решил выдавить Нетаниягу из политической игры, и он будет жестко прессинговать до самого финального свистка, который оповестит о том, что Нетаниягу сходит с политического Олимпа. И уже после этого Либерман постарается воспользоваться ситуацией для провозглашения себя главным лидером израильской правой, которая неизбежно будет деморазилизована после ухода своего бессменного и  единоличного лидера последних более десяти лет. Но это также слжнее, чем настоятельное выжимание из Нетаниягу таких обещаний и должностей, которые поставят Либермана на расстоянии в один шаг до заветной премьерской канцелярии. Сигналом к процессу будет этап рекомендаций президенту. Если Либерман порекомендует ему Нетаниягу, можно будет предположить наличие сделки между ними.

А уж объяснить народу почему он вошел в правительство с религиозными партиями после всех клятвенных обещаний это не делать, и после нынешней жесткой антирелигиозной кампании, особенно бурно ведущейся на «русской улице», — с этим у Либермана точно никаких проблем не будет. В искусстве жонглирования словами он не уступает Нетаниягу, и способен объяснить и оправдать любой свой политической шаг, даже если таковой будет полностью расходиться с лихими предвыборными обещаниями и клятвами.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x