Политика

Фото: Noam Revkin Fenton/Flash90

Либерман опрокидывает доску

Нет непреодолимых идеологических препятствий для создания правительства национального единства. Есть только одно – сугубо личное: отчаянное желание Нетаниягу сохранить пост главы правительства. Ведь только на этом посту  он сможет оставаться достаточно долго даже в случае предъявления обвинительного заключения. Пост министра, пусть даже очень важного, не спасает от увольнения в случае предъявления официального обвинения.

В святой день, в минувший шабат, словно назло ортодоксам, Либерман взорвал бомбу. Политическую. «Инфант террибл» нашей политический системы сделал неожиданный ход в игре. Это ход обозреватели стереотипно назвали «ходом конем», хотя, если уж пользоваться шахматной терминологией, Либерман просто опрокинул доску. Он неожиданно выступил с политическим заявлением, вызвав на себя ураганный огонь из всех правых орудий и ленивый выстрел слева.

Причем, построено это заявление было по странной логике, присущей, по-моему, только нашей политической культуре. «В первых строках своего письма» он «наехал» на Нетаниягу и Ганца за то, что они, по его мнению, наперегонки соревновались, кто больше предложит ультраортодоксам за союз в будущем правительстве. После чего, высказав этим лидерам двух крупнейших партий свое «фэ», Либерман неожиданно предложил им объединиться с ним вместе в чрезвычайном правительстве национального единства.

Как и положено, чрезвычайное правительство должно вызываться чрезвычайными обстоятельствами. Собственно, у нас «не чрезвычайных» не бывает никогда. Недаром и чрезвычайное положение в стране не отменялось ни разу с 15 мая 1948 года. При каждом политическом шаге – будь то раскол, или объединение, или что-нибудь еще — всегда объяснение этого шага начиналось с магической фразы: «Учитывая чрезвычайный момент, в котором мы сейчас находимся…»
В чем же чрезвычайность нынешнего момента по версии Либермана?

Во-первых – «катастрофа» с государственным бюджетом. При этом Либерман намекнул, что масштаба всей катастрофы мы еще не знаем. Правительство, дескать, его от нас скрывает. Это вызвало у меня лично аллюзию с действиями советских чиновников после катастрофы в Чернобыле.

Вторая «чрезвычайность по Либерману» — ожидаемые вызовы в сфере безопасности… Ну, в сфере безопасности у нас всегда есть «вызовы» — ХАМАС, Хизбалла, и вечная, универсальная и годная на все случаи жизни иранская угроза.

Именно чрезвычайностью ситуации объяснил Либерман поворот в своей позиции на 180 градусов. Он прекрасно понимал, что в архивах журналистов и оппонентов хранится его заявление на странице фейсбука всего месячной давности, где он заявлял, что правительство национального единства – это правительство «национального паралича», и поэтому он категорически против него. Но в том же якобы уличающем его в непоследовательности заявлении,  была оговорка, что правительство национального единства приемлемо только в чрезвычайной ситуации. Вот и оправдание столь резкого поворота! Дескать, месяц назад Либерман понятия не имел о катастрофическом дефиците бюджета. А теперь вот знает, ситуация стала катастрофической, и требует правительства национального единства. Объяснение вполне убедительное. Во всяком случае, солидней традиционной ссылки на Моше Даяна, который объяснял свой зигзаг тем, что «только осёл никогда не меняет своего мнения».

Я не экономист. И мне неизвестно в деталях то, что, возможно, стало известно Либерману неделю назад. Так что, насчет этой чрезвычайности я судить не возьмусь.  А вот что действительно может быть чрезвычайной – это  тупиковая ситуация в политическом раскладе.

О светском правительстве национального единства (пусть слово «единство» в контексте объединения «Кахоль Лаван» и «Ликуда» надо заключать в кавычки) как о самом желаемом варианте, я писал еще накануне прошлых выборов. Если посмотреть опубликованные перед выборами «основные положения платформы»  партии «Кахоль Лаван», то, практически, по всем разделам  — «безопасность», «социальные вопросы», «религия и государтсво», «гражданские права» — они ничем не отличались, или, во всяком случае, не противоречили позиции НДИ и даже «Ликуда». И об этом я тоже в свое время писал  в РеЛеванте. (Это я не хвастаюсь, а просто отсылаю читателей к соответствующим текстам). И если «не срослось» создать коалицию двух крупнейших партий (НДИ, еще раз напомню, тогда была против такого варианта), то, в основном, из-за твердого обещания Ганца не сидеть в одном правительстве с Нетаниягу, в то время, как  все «основные положения Ликуда» на минувших несчастных выборах укладывались в два слова: «Только Биби».

Так что, нет непреодолимых идеологических препятствий для создания правительства национального единства. Есть только одно – сугубо личное: отчаянное желание Нетаниягу сохранить пост главы правительства. Ведь только на этом посту  он сможет оставаться достаточно долго даже в случае предъявления обвинительного заключения. Пост министра, пусть даже очень важного, не спасает от увольнения в случае предъявления официального обвинения.

Любопытно, что Либерман не просто сказал о желательности правительства национального единства, но и заявил о намерении НДИ «принудить» большие партий к этому. Он даже предложил «дорожную карту» создания будущей коалиции:  «Партия, получившая большинство мандатов, представит своего кандидата,  которому поручат формирование правительства — без ультраортодоксов и без Итамара Бен-Гвира. После формирования государственного бюджета, соглашений по вопросам безопасности и взаимоотношений религии и государства будет сформирована коалиция, и только тогда те, кто захочет на основе этих основополагающих  принципов присоединиться, будут с радостью включены в нее».

И в этой формуле есть одна «тонкость». Либерман намеренно не сказал, что формирование правительства будет поручено лидеру партии, он сказал — кандидату от партии. Назавтра в многочисленных интервью по радио интервьюеры с настойчивостью следователей полиции допытывались: «Вы не исключаете, что правительство в случае победы «Ликуда» возглавит не Нетаниягу, а  кто-то другой из этой партии?» Ответ Либермана: «Это внутреннее дело «Ликуда». Вопрос: «Означает ли ваше заявление, что вы готовы сидеть в правительстве во главе с Ганцем?»  Ответ Либермана: «Мы не исключаем никого».

Что характерно, Либерман ни разу за все интервью не назвал по фамилиям ни Ганца, ни Нетаниягу, продемонстрировав высокий класс дипломатической обтекаемости при полной ясности своей позиции.

Удивительно, но после сенсационного субботнего заявления Либермана назавтра не было проведено ни одного опроса, который бы продемонстрировал, как оно сказалось на электоральных предпочтениях израильтян. Даже искушенные политические комментаторы не рискнули предсказать поведение  избирателей. Одни говорили: вполне может быть, что от Либермана отвернутся более правые избиратели, а таких среди русскоязычных немало.  Другие считали, что, возможно, Либерману могут перепасть голоса от бывших избирателей «Кахоль Лаван».

А между тем, правые и ультраортодоксы включили в бой с НДИ проверенные предвыборные  технологии. Ультраортодоксы решили задушить Либермана в объятьях. Придворная газета Нетаниягу «Исраэль а-йом» вынесла эту радостную весть на первую полосу. Ультраортодоксы пытаются поведать миру о своем тесном сотрудничестве с Либерманом. Это должно, по их мнению, отвратить от НДИ голоса резко антихаредимных избирателей. А мэр Тверии Рон Коби, совсем недавно избранный впервые на этот пост, заявил о создании им партии «ха-Ямин ха-хилони» («Светские правые») и о намерении идти в главе ее на выборы. За неделю до этого в СМИ появилась информация, что Нетаниягу пригласил к себе Коби и предложил тому создать правую светскую партию. Право же, странно видеть Нетаниягу в роли создателя себе конкурента в правом лагере. Но не нужно быть шибко умным, чтобы понять, что мы имеет дело с так называемой «партией-спойлером». Рискну предположить, что эта партия не преодолеет электоральный барьер и, таким образом, лишит правый лагерь какого-то количества голосов. Но Нетаниягу готов пойти на эту жертву. Всё ее назначение состоит в том, чтобы играть на поле Либермана и отнять у него голоса тех ивритоязычных израильтян, которые после роспуска Кнессета «зауважали» твердую антиклерикальную позицию Либермана и принесли Либерману мандаты в первых предвыборных опросах.

Кстати — об опросах. (Кстати,  о них – всегда «кстати»). 74% израильтян высказываются за желательность правительства национального единства. Так что, Либерман поймал волну. Правда, примерно столько же высказывалось за это и перед прошлыми выборами, и в период незадачливого формирования коалиции, но тут политики не спешили исполнить волю народа, на которую они так любят ссылаться.

Вместе с тем, опросы рисуют весьма противоречивую картину. Даже при 8-9 мандатов НДИ может не стать определяющим фактором для формирования коалиции.  Сегодня мандаты в результатах опросов раскладываются по трем  кучкам: левые, правые и НДИ. По некоторым опросам, Нетаниягу набирает в своем стане 61 и даже больше мандатов даже без НДИ. По другим опросам, без Либермана нет большинства ни у левых, ни правых.

Но почему-то упускается из виду третий, и вполне возможный, вариант: правительство национального единства «Ликуда» и «Кахоль Лаван» сможет и вовсе не нуждаться в НДИ. Для Ганца он несимпатичен идеологически и всем тем, что говорил против «Кахоль Лаван» в ходе прошлой предвыборной кампании. А для Нетаниягу он просто с недавних пор  «личный враг». И хотя личные мотивы в политических соображениях, как правило, отходят на второй план, но, если они не мешают политике, то вполне могут стать доминирующими.

До выборов осталось 90 дней. И стало очень-очень интересно. Вопрос, сохранится ли предложенная Либерманом повестка дня до 17 сентября или будут вброшены в игру новые неожиданные факторы. Например («чисто гипотетически», как в песне Семена Слепакова), масштабная военная  операция в Газе.
Либерман идет ва-банк. Победитель получит всё!

Как обычно пишут в последних строках новостей: «Будем следить за развитием событий».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x